Нужна политика «вовлечения»

1 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 276

В октябре Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК) сообщило: «Ядерное испытание было проведено на 100 процентов благодаря нашей мудрости и технологиям». Северокорейские власти заявили, что «испытание послужит делу укрепления безопасности на Корейском полуострове и в регионе». Насколько эти заявления соответствуют действительности, один из ведущих российских экспертов по КНДР, заведующий отделом Кореи и Монголии РАН Александр ВОРОНЦОВ объясняет Наталии БАБАСЯН

Наталия Бабасян. Северная Корея в последнее время много говорит о готовности к атомному удару. Руководство КНДР действительно способно нажать на «ядерную кнопку»?

Александр Воронцов. Северная Корея создавала свое атомное оружие как потенциал «ядерного сдерживания», что скорее всего отражает ее реальную политику. В КНДР рассуждают так: надо заставить США задуматься и взвесить те потери, которые они понесут в случае попытки военного нападения на КНДР.

В Пхеньяне уверены, что линия на смену режима в КНДР в последние несколько месяцев вновь возобладала в американской администрации. После четвертого раунда успешных шестисторонних переговоров, которые завершились 19 сентября 2005 года подписанием важного и позитивного соглашения о принципах, в Вашингтоне инициативу перехватили представители жесткой линии. Они сейчас доминируют и начали раскручивать линию на введение все новых и новых экономических санкций под предлогом борьбы с незаконной экономической деятельностью КНДР.

Однозначно взят курс на экономическое удушение страны: изоляцию, санкции, давление. И проведение КНДР ракетных испытаний в июле, и испытание ядерного устройства – это ответ, реакция на действия США, которые, по мнению Пхеньяна, вынашивают планы свержения северокорейского руководства экономическим, а может быть, и военным путем. Атомное оружие для руководства КНДР – средство сдерживания, а не нападения, потенциал ответного удара.

ВОСЕМЬ ТЫСЯЧ ПУШЕК

Любой атомный взрыв имеет далеко идущие последствия. В Пхеньяне отдают себе в этом отчет?

Думаю, вполне. Но чтобы понять и предсказать северокорейскую модель поведения, имеет смысл взглянуть на происходящее их глазами. С их точки зрения, речь идет о выживании страны КНДР, для которой существует прямая и очень конкретная угроза.

Нынешняя республиканская администрация США включила КНДР в «ось зла». Один из трех фигурантов «оси зла» – Ирак – уже оккупирован, остались Иран и Северная Корея. В Вашингтоне не скрывают, что этим режимам отказано в праве на существование. В инаугурационной речи, которую президент Буш произносил при вступлении на второй срок, эти страны были внесены в не менее «почетную» группу «оплотов деспотии», которым, с точки зрения Вашингтона, тоже нет места в цивилизованном мире. То есть задача устранения КНДР как государства стоит на повестке дня. Это не просто риторика, а конкретная политика экономических санкций, финансового удушения, ареста банковских счетов, которую США последовательно проводят последнее время. В этой ситуации КНДР готова защищать свой суверенитет, свою независимость всеми возможными средствами.

Три года назад, за десять дней до того, как КНДР объявила о выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), я беседовал с высокопоставленным северокорейским дипломатом. Я подробно объяснял ему все негативные последствия их выхода из этого договора и убеждал, что делать этого не надо. Он мне ответил: «Все, что вы говорите, абсолютно верно. Я с вами согласен на сто процентов. И ДНЯО – очень хороший договор. Но проблема заключается в том, что если США решат на нас напасть, этот договор – вне зависимости от того, останемся мы в нем или выйдем из него, – нас не защитит. Не защитит нас и ООН. Нас никто не защитит, кроме нас самих». Вот как выглядит их восприятие реальности. А для самозащиты они готовы пойти на любые шаги, в том числе и крайние.

Существует мнение, что если бы американцы реально хотели сменить режим в Северной Корее, они давно бы это сделали с помощью двух полков морских десантников…

В свое время министр обороны России заявил, что двумя батальонами ВДВ возьмет Грозный. Чем это закончилось, мы все знаем.

Если бы у КНДР не было потенциала ответного удара, США ее давно бы уничтожили. Такой потенциал у Северной Кореи был и есть, и это не оружие массового поражения. Столица Южной Кореи Сеул, где проживает четверть населения этой страны и сосредоточен практически весь научный и промышленный потенциал, находится в сорока километрах от демилитаризованной зоны и накрывается обычной артиллерией. Вдоль этой зоны, практически напротив Сеула, со стороны КНДР расположены восемь тысяч артиллерийских стволов, которые невозможно быстро уничтожить, нанеся один мощный удар. Американцы подсчитали, что в случае крупномасштабного военного конфликта КНДР сможет в течение нескольких часов полностью уничтожить Сеул артиллерийским огнем. Это и было до сих пор фактором сдерживания для США.

В рамках новой стратегии американцы выводят свои войска, которые также располагались вдоль демилитаризованной зоны, в глубь страны, то есть из районов досягаемости северокорейской артиллерии. Это воспринимается и в КНДР, и в Южной Корее как подтверждение того, что планы нападения на Северную Корею существуют.

ЖИТЬ В КНДР СТАНОВИТСЯ ЛУЧШЕ?

Что происходит в это время в самой Северной Корее? Там реально существует та стопроцентная поддержка Ким Чен Ира, которую нам демонстрируют по телевидению?

КНДР – страна очень закрытая, изолированная от влияния внешнего мира, поэтому утверждать что-то достоверно не представляется возможным. Но все, в том числе и западные эксперты, сходятся во мнении, что северокорейский режим устойчив. Насколько искренни те люди, которых мы видим по телевидению на площадях с лозунгами в поддержку Ким Чен Ира, никто не знает. Но то, что в Северной Корее нет никакой мало-мальски организованной оппозиции и нельзя представить, как она может возникнуть, – факт. Режим смог пережить тяжелейший экономический кризис середины 90-х годов прошлого века и устоял, что свидетельствует о его жизнеспособности.

Но при этом уровень жизни большинства населения и экономика практически на нуле…

Уровень жизни, безусловно, низкий. Но очень много значит вопрос стандартов. Северная Корея – уникальная страна. Выдержка, терпение народа, способность довольствоваться крайним минимумом – само по себе очень интересное явление, которое требует отдельного изучения. Но не надо забывать, что богато эти люди вообще никогда не жили.

Что касается экономики, она находится в тяжелом состоянии. Но сказать, что она на нуле, тоже неправильно. Страна, которая запускает ракеты и создает ядерное оружие, должна иметь какой-то научный и оборонный потенциал, интеллектуальные ресурсы для того, чтобы все это делать. Ракетная программа, в том числе по созданию межконтинентальных баллистических ракет, в КНДР существует и развивается. Американцы еще при Клинтоне признали, что ракеты среднего радиуса действия в Северной Корее неплохо научились делать. КНДР ими торговала, то есть был создан конкурентоспособный на мировом рынке продукт. Именно поэтому тогда, при Клинтоне, американцы решили вести переговоры с КНДР.

Пик экономического кризиса Северной Кореей пройден. Начиная с 1999 года в КНДР идет постоянный экономический рост. Он незначителен, но достаточно устойчив: каждый год ВНП растет на 2–3 процента, увеличивается сбор урожая, что крайне важно для страны, 80 процентов которой занимают горы. То есть сегодня ситуация существенно лучше, чем 6–7 лет назад.

Почему все-таки руководство Северной Кореи не устраивают шестисторонние переговоры?

Проблема в том, что суть кризиса вокруг Северной Кореи – неурегулированность отношений между КНДР и США. В 1994 году администрацией Клинтона было заключено двустороннее рамочное соглашение между США и КНДР, в соответствии с которым Северная Корея замораживала свою ядерную программу (программу ядерной энергетики, как они тогда говорили) в обмен на строительство международным консорциумом двух реакторов на «легкой воде». Были договоренности о компенсационных поставках на период строительства мазута для текущего удовлетворения нужд энергетики. Это соглашение работало восемь лет, северокорейская ядерная программа была заморожена. В стране работали инспекторы МАГАТЭ, которые следили за этим.

Нынешняя администрация США пришла с философией смены режима и ликвидацией уже не ядерной программы КНДР, а самой КНДР. От рамочного соглашения отказались. До сих пор США и Северная Корея выясняют, кто в этом виноват и кто первым начал. Объективно говоря, нарушения были с обеих сторон.

Представители нынешней администрации США заявили, что вести двусторонние переговоры с КНДР не будут, потому что Северная Корея договоренности нарушает и вести двусторонние переговоры – значит поощрять плохое поведение северокорейского руководства. Эта ситуация сложилась в 2002 году. Чтобы как-то посадить США и Северную Корею за стол переговоров, были предложены шестисторонние переговоры. Они по сути являются «зонтиком», под которым можно свести Соединенные Штаты и КНДР. Другие страны, участвующие в них, могут оказывать посреднические услуги, могут дать дополнительные гарантии. Представители Северной Кореи неоднократно говорили, что готовы отказаться от ядерной программы в обмен на гарантии безопасности. Но дать требуемые гарантии безопасности могут только США. Какие бы гарантии ни давали Россия, Япония, Китай и Южная Корея, они не будут значить ничего, если Соединенные Штаты будут смотреть на этот вопрос по-другому.

ШУТКИ КИМА

Владимир Путин в свое время в ходе визита в КНДР пытался выступить посредником в переговорном процессе, но в результате лидер КНДР продемонстрировал довольно странное поведение, поставив президента России в достаточно неудобное положение. Можно ли в таком варианте вообще с ним о чем-то договариваться?

В 1998 году Северная Корея запустила межконтинентальную баллистическую ракету, которая перелетела через Японию и упала в Тихом океане. Представители КНДР утверждали, что это было не испытание военной баллистической ракеты, а попытка вывести на орбиту спутник в рамках освоения космоса. Этой позиции они придерживаются до сих пор. Но мир этому не поверил.

Когда Владимир Путин посещал Северную Корею, он предложил выводить северокорейские спутники на орбиту российскими ракетами. Ким Чен Ир на это согласился. Потом в Пхеньян приехала большая группа журналистов из Южной Кореи, на встрече с которыми лидер КНДР якобы сказал, что он пошутил. Но позже он заявил, что журналисты все исказили и он этого не говорил, а если говорил, то не так.

Тем не менее эта история еще раз подтвердила, что северокорейский лидер и возглавляемый им режим непредсказуемы…

Режим предсказуем. Он борется за свое выживание по принципу «нас не трогай, и мы трогать не будем». До прихода администрации Буша в международном сообществе существовал консенсус по северокорейскому вопросу. Он сводился к тому, что самым безболезненным решением, наиболее приемлемым для всех, будет политика «вовлечения», то есть переговоры, обмены политические и научные.

В 2000 году Мадлен Олбрайт приезжала в Пхеньян, встречалась с Ким Чен Иром, все шло к визиту самого Клинтона и признанию КНДР со стороны США. Я тогда работал в российском посольстве в Пхеньяне и помню, как в это время буквально на глазах, день ото дня ослабевала антиамериканская риторика. Все может измениться очень быстро, но нужны переговоры, контакты. Недаром Мадлен Олбрайт, которая недавно выступала по северокорейскому вопросу, не только называла политику нынешней администрации в отношении КНДР провальной, но и заявила о необходимости возвращения к политике «вовлечения».

ДОСЬЕ

Санкции, введенные резолюцией Совета Безопасности ООН №1718, принятой 14 октября 2006 года

•Запрет на экспорт в Северную Корею и импорт из этой страны танков, боевых самолетов, вертолетов, ракет и ракетных установок, а также ядерных и ракетных технологий

• Инспекция кораблей, направляющихся в КНДР и из нее

• Запрет на продажу предметов роскоши

• Счета северокорейских бизнесменов и компаний, которые связаны с военной программой страны, будут заморожены во всем мире

• Запрет на визиты лиц, работающих в ядерной и ракетной программах

Для дальнейших действий требуется новая резолюция ООН

Резолюция не может быть исполнена военными средствами

Все страны-члены ООН должны представить отчеты о предпринятых для исполнения резолюции действиях по истечении 30 дней




Партнеры