Доходы из отходов

Как заработать на ненужном хламе

12 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 1529

Для рядового гражданина Страны Советов сдача макулатуры была дополнительным способом приработка. Пусть невелики денежки, зато стабильно капали в карман. А уж когда за старые газетные подшивки стали давать талоны на дефицитные книжки, вокруг макулатурных дел возник и вовсе дикий ажиотаж. Можно ли сегодня заработать на бумаге и прочей рухляди и почему не зарастает народная тропа в пункты приема вторсырья, узнал корреспондент “МК-Воскресенья”.

Запастись железом на зиму

Чтобы мало-мальски заработать на черном ломе, надо ворочать если не тоннами, то точно сотнями килограммов.

— В основном мы работаем с организациями, — говорит приемщик Сергей. — “Физиков” у нас не так часто можно встретить. Во-первых, надо еще постараться найти такой пункт, где согласятся принять 40—50 килограммов. Во-вторых, обязательно нужен личный транспорт. Не понесете же вы эту груду железа на себе?! Ну и выручка от таких микроскопических партий просто смешная получается — 50—200 рублей. Овчинка выделки явно не стоит!

Впрочем, есть здесь и свои постоянные старатели. Артем не первый год специализируется на сборе черного лома. Свою работу в охране давно забросил.

— Поначалу приходилось несладко. Зато теперь, когда связи налажены и все схвачено, за месяц зарабатываю от 20 до 50 тысяч рублей. В быту черного металла не так уж много, так что в поисках бесхозного лома заглядываю в садовые товарищества, езжу по деревням, инспектирую подмосковные свалки строительных отходов, — делится своими профессиональными секретами Артем. — Кстати, на многих свалках вторсырье ищут и сортируют бомжи, а мы потом перекупаем за копейки.

В общем, каждый крутится как умеет. Одни промышляют на сдаче отживших свое машин, другие добывают металл в недрах жилищно-коммунальных организаций, третьи пытаются тащить все, что видят.

— Были у нас случаи, когда люди приносили колодезные люки, рельсы. Но мы такой “рачительный” подход сразу на корню пресекаем, — уверяет приемщик Сергей.

К слову, осенью цена на черный лом всегда поднимается.

— Добывать его с наступлением холодов все труднее, в то же время именно сейчас комбинаты начинают делать запас на зиму, — объясняет руководитель отдела закупок одной из московских компаний Захар. — Но это не больше чем сезонное колебание цен.

А Виктор, начальник отдела сбыта другой столичной компании, замечает, что сейчас на рынке металлов сложилась очень интересная ситуация.

— Наши сталелитейные гиганты нуждаются в сырье. Ценовая политика отечественных металлургов оказывается привлекательнее, чем экспортные предложения. Так что чермет сегодня выгоднее грузить на внутренний рынок.

Кабельщики и баночницы

Уж где простому человеку раздолье, так это в пунктах цветмета. Объемы тут маленькие, а гонорары не в пример “черным” солидные. Поставщики вторсырья — как правило, люди небогатые.

После домашних ревизий обездоленные граждане скопом сдают все, что только подходит под определение “цветной металл”: алюминиевые кастрюли, провода из старых телевизоров, дедовские самовары, украшения из меди. Другая категория — беспредельщики.

— Как-то мы задержали вандалов, которые притащили к нам памятник и кусок оградки с кладбища. В другой раз телефонного “кабельщика” передали милиции, — хвастается приемщик Александр. — Кроме того, любят вандалы раскурочивать лифты: окантовку снимают, двигатели вытаскивают. Если сравнивать с тем, что творится в провинции и деревнях, в Москве все намного спокойнее. Криминальный след никому не нужен. А ведь часто достаточно простого визуального осмотра, чтобы понять, своя она или краденая.

А вот приемщик, назвавшийся Игорем, настроен куда лояльней.

— Некогда нам следить за чистотой сделки, — признался собеседник. — По идее, нам разрешено принимать от населения только определенный, бытовой лом, происхождение которого не вызывает вопросов. По факту — пусть милиция и ОБЭП контролируют, что к нам несут. А мне какой смысл наступать на горло собственной песне? На сырье явно с душком цену ставлю ниже, чем по прейскуранту, — все-таки риск. Но “металльщиков”-нелегалов такой демпинг не останавливает.

Самые кроткие и безобидные посетители пунктов приема цветмета — бабули, специализирующиеся на баночках. Днями напролет собирают они на городских улицах пустую алюминиевую тару, чтобы сдать по 45—50 коп. за штуку.

Алхимики за прилавком

Никаких особых формальностей при сдаче металла соблюдать не требуется. Физическим лицам достаточно предъявить только паспорт. Если в переработку отправляется автомобиль, то его владелец должен предъявить техпаспорт. Демонтаж и лом производственного происхождения в идеале подкрепляются актом о списании или справкой.

Лицензия на право деятельности выдается фирме на пять лет и дает “добро” на заготовку, переработку и реализацию продукции.

— Даже если компания не перерабатывает металл, а просто скупает и перепродает, ее деятельность все равно подлежит лицензии, — объяснили мне в Департаменте природопользования Москвы. — Для тех, кто работает нелегально, КОАП предусматривает штрафные санкции. Индивидуальных предпринимателей наказывают на 20—25 МРОТ (1 МРОТ равен 100 рублям), должностных лиц на 40—45 МРОТ, а с юридических лиц взыскивается по 400—500 МРОТ.

Впрочем, смекалки нашим начальникам не занимать. Руководители вместе с подчиненными идут на хитрую комбинацию. Мол, заместитель Сидоров оказался нехорошим человеком и за спиной кристально честного шефа Иванова развернул незаконную металлическую деятельность. На свой страх и риск. А официально организация этим не занимается. Начальник Иванов трясет документацией, пускает скупую слезу и в итоге карается не юрлицо, а пройдоха-зам. В итоге платят комбинаторы в 10 раз дешевле!

Обманывают не только чиновников, но и клиентов.

— Приемщики могут вас обвесить или сбить категорию товара, — объясняет владелец одной из фирм Василий. — Допустим, вы принесли килограмм никеля, но не уверены, что это за металл. Приемщику ничего не стоит убедить вас, что на самом деле это всего лишь нержавейка. Вместо положенных 20 долларов вы получаете 60 рэ, а разница сумм весело падает в карман сотруднику пункта.

Блестящие кастрюли стоят дороже

Металлический ликбез для новичков включает несколько принципиальных финансовых правил. Лучше обращаться в крупные компании — у них цены на вторсырье выше. А мелкие фирмочки выступают в качестве посредников. Причем лишнее, в сущности, торговое звено заинтересовано в том, чтобы его дивиденды были как можно ощутимее. Например, за одну и ту же алюминиевую кастрюлю у компании с большими оборотами можно выручить 38—40 рублей, у “малышей” всего 25 рублей.

Кроме того, если пункт специализируется на приеме одного определенного металла, расценки также часто бывают выше.

Чем больше металла вы сдаете, тем дороже будет его стоимость. Так, 10 кг алюминия принимают по 37—39 руб. за кило, а 100 кг — уже по 42 рубля.

В пункт приема выгоднее везти чистый металл. Если, скажем, ваши трубы облеплены грязью или в островах битума, с вас возьмут комиссию — 3—6% от общей суммы оценки.

Сталь тоньше 4 мм считается жестью. За нее “черные” металлисты дадут вам минималку — 1—3,7 руб. за кг. Сталь толще 4 мм стоит в разных пунктах 2,5—4,2 руб. за кило. Самый выгодный товар — габаритный металл. Он позволяет выручать по 3,7—4,5 руб. за килограмм. Чугун можно пристроить за 2,4—4,2 руб. за килограмм, арматуру по 2500—3800 руб. за тонну.

В цветмете за кило можно выручить столько же денег, сколько в чермете за три-четыре сотни кг.

Приблизительные тарифы здесь таковы: килограмм алюминия стоит 30—45 руб., латуни — 80—120 руб. Медь идет за 140—180 руб., никель — по 300—700 руб., титан — по 220—330 руб. Вольфрам приносит 120—500 руб., кобальт — 300—420 руб. На бронзе можно сделать 95—130 руб. за кило.


кстати

На макулатуре не разживешься

В макулатуру у вас примут любую бумагу — будь то не претендующие на вечность книги, старые газетные подшивки, кипа прочитанных журналов или растерзанные в клочья послания от сердечного друга. Правда, за один заход разве что на хлеб заработаешь — кило “весит” здесь от 50 копеек до рубля.

— Так что приходят к нам одни пенсионеры. Сдадут на булку хлеба и уходят довольные, — рассказывает приемщица Нина Васильевна. — А какие книги к нам приносят, мы даже не смотрим. Сразу пускаем под пресс. Знаю только, что раньше, в советское время, за этих авторов люди в очередях дрались, а теперь вот в переработку сдают.

Еще один способ заглушить свист в кошельке — собрать гофрокартон. Килограмм этого вторсырья, которое непонятно где искать, оценивается в 1,30 руб. Опытные сдатчики выходят из ситуации просто: договариваются и берут гофрокартон в небольших магазинах.

За небольшое материальное поощрение можно избавиться от тряпичного хлама — из него переработчики сделают кровельные материалы или рубероид. Возьмут у вас все, начиная от нижнего белья и заканчивая шубами и дубленками. Цена тряпья колеблется от 50 до 90 коп. за кг.

Наконец, если есть желание и возможность, по 50—60 коп. за килограмм можно сбыть полиэтиленовые пленки и пакеты.


ПРЕЙСКУРАНТ СТАРЬЕВЩИКОВ

СДАЕМ (1 КГ): Жесть

ВЫРУЧАЕМ: 1—3,7 руб.


СДАЕМ (1 КГ): Сталь толще 4 мм

ВЫРУЧАЕМ: 2,5—4,5 руб.


СДАЕМ (1 КГ): Чугун

ВЫРУЧАЕМ: 2,4—4,2 руб.


СДАЕМ (1 КГ): Алюминий

ВЫРУЧАЕМ: 30—45 руб.


СДАЕМ (1 КГ): Медь

ВЫРУЧАЕМ:140—180 руб.


СДАЕМ (1 КГ): Никель

ВЫРУЧАЕМ: 300—700 руб.


СДАЕМ (1 КГ): Бронза

ВЫРУЧАЕМ: 95—130 руб.


СДАЕМ (1 КГ): Макулатура

ВЫРУЧАЕМ: 50 коп.—1 руб.


СДАЕМ (1 КГ): Тряпье

ВЫРУЧАЕМ: 50—90 коп.




Партнеры