Поглотить во благо

Если твое предприятие неуспешно, вряд ли оно кого-нибудь заинтересует.

1 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 309

Новостные ленты и заголовки статей в российских СМИ пестрят сообщениями о покупке-продаже контрольного пакета той или иной компании, о присоединении бизнеса и так далее… Хорошо это или плохо для экономики страны?
Слияния и поглощения (M&A) – нормальное явление в современной глобализующейся рыночной экономике, где бизнес стремится консолидироваться, для того чтобы выдержать жесткую международную конкуренцию. И к этому нужно быть готовым.
Только необходимо следить за тем, чтобы слияния и поглощения не нарушали работу рыночных механизмов, не приводили к монополизации в реальной экономике и тому подобным результатам.
Что же происходит в российской практике сейчас? У нас есть довольно сильный экспортный сектор. Его продукция конкурентоспособна на мировом рынке. Экспорт идет в заметных масштабах.
В этих отраслях слияния и поглощения происходят наиболее активно в частном бизнесе. Одновременно интенсифицировался этот процесс и со стороны государственного сектора. Даже в тех случаях, когда речь идет о покупке государственными компаниями каких-то активов, все равно по сути происходит национализация. И эти случаи отличаются от экспроприации только тем, что там владельцам бизнеса за активы денег или вовсе не платят, или платят низкую цену.
Другая, характерная именно для сегодняшнего времени, тенденция: сфера, в которой происходят слияния и поглощения, ограничивается довольно узким кругом заметных по масштабу и занимающих на рынке лучшие позиции частных компаний. Предметом, привлекательным при слиянии и поглощении, является успешность предприятия. Лакомыми оказываются те компании, что приносят прибыль, на которых можно заработать. То ли на их капитализации, то ли на консолидации с целью ограничения конкуренции на рынке, то ли еще с какими-то целями.
Есть, правда, и другая – и, надо заметить, немалая – часть российской экономики, где никаких слияний и поглощений не происходит. Как правило, это те отрасли, где нужно выстраивать длинные кооперационные цепочки, такие как машиностроение и химическая промышленность.
Она как стояла при советской власти, так и стоит. Лишь сбросила какие-то объемы, немного – численность работающих и продолжает существовать по инерции. Если бы до нее добрались какие-то процессы консолидации, для экономики это было бы большим благом. Но пока там продолжаются серьезные застойные явления. До значительной части российской экономики модернизация не доходит.
Во всяком случае, об этом свидетельствует исследование Высшей школы экономики, которое мы провели совместно со Всемирным банком. Мы изучали конкурентоспособность и получили интересные данные: в каждой отрасли есть предприятия-лидеры, но в целом их доля сравнительно невелика. Часть конкурентоспособных по различным критериям предприятий составляет в среднем 25–30%. Только они, собственно, и являются привлекательными объектами для процессов M&A. А с другими производствами ничего и не происходит. Многие из них находятся под контролем муниципалитетов, региональных властей и так далее. И даже тогда, когда собственность частная или акционерная и без государственного пакета, влияние властей на бизнес бывает довольно велико. Поскольку с властями бизнес должен поддерживать хорошие отношения. А это означает, что покупать такую компанию не всегда имеет смысл. Старые владельцы имеют налаженные отношения с властями, новые собственники могут и не заслужить их благоволения.



Партнеры