Весы для черного золота

1 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 473

Растущее потребление нефти в мире почти повсеместно приводит к пересмотру критериев эффективности работы нефтяного сектора. В тех странах, где ранее нефтедобыча и продажа нефти на экспорт практически полностью находились под контролем государства, их руководство начинает пересматривать эту политику и отдавать целые направления нефтяного бизнеса в частные руки. В этой связи большой интерес представляет исследование об эффективности и новой роли государственных нефтяных компаний на мировых рынках, которое провели специалисты Университета Райс в Техасе.
Показательно, что само исследование профинансировали отнюдь не американские нефтяные гиганты и не Белый дом, а несколько частных фондов из Японии.

КТО И ЧТО КОНТРОЛИРУЕТ В МИРЕ НЕФТИ

На сегодняшний день большую часть нефтяных ресурсов на земле контролируют государственные монополии и крупные частные фирмы, которые во многом являются своего рода «государственными придатками». Так, на долю национальных нефтяных компаний приходится 77% добываемой сейчас в мире нефти, 7% приходится на государственную собственность национальных и международных нефтяных компаний, 10% – под международным контролем, и еще 6% нефти находится под контролем российских компаний (специалисты Университета Райс во многих случаях, как они сами признают, не могут четко провести разграничение того, кто же контролирует в России ту или иную нефтяную компанию – частный бизнес или опосредованно государство).
По данным на февраль 2007 года, общие запасы нефти в мире составляют 1,148 млрд. баррелей. Добывают нефть свыше тысячи компаний по всему миру, причем из 20 самых крупных нефтяных компаний на планете 14 являются государственными.
При этом национальные нефтяные компании, по мнению специалистов, смогут обеспечить только 10% будущего прироста добычи нефти в мире, в то время как в течение последних 30 лет они обеспечивали более 40% такого роста добычи. Также важно заметить, что на нынешнем этапе более 90% всего роста добычи нефти приходится на рынки развивающихся стран и стран с переходной экономикой (к которым относятся, по международной классификации, все страны бывшего Советского Союза, включая Россию), в то время как в течение последних 30 лет эта цифра составляла всего 60%.
Изучая работу национальных нефтяных компаний, специалисты Университета Райс выбрали в качестве «подопытных нефтяных кроликов» 13 компаний по всему миру – в таких странах, как Китай, Ирак, Россия, Иран, Казахстан, Нигерия, Венесуэла, Индия, Индонезия, Малайзия, Саудовская Аравия и Норвегия.
При этом принимались во внимание такие важные факторы работы национальных нефтяных компаний, как распределение доходов от продажи нефти, увеличение национального дохода страны под влиянием роста доходов от продажи нефти, экономическое развитие государства, обеспечение энергобезопасности, уровень цен на топливо на внутреннем рынке, использование «нефтяного фактора» при проведении внешней политики государства, а также участие национальных нефтяных компаний во внутренней политике и властных структурах.
Каковы же основные выводы специалистов в том, что касается эффективности работы национальных нефтяных компаний по сравнению с частными структурами? Как показало исследование специалистов Университета Райс, в национальных нефтяных компаниях число работающих гораздо больше, чем в частных структурах, в то время как производительность труда и реальные результаты работы ниже, чем в частном секторе.
Так, для добычи 1 млн. баррелей нефти в саудовской компании «Арамко» работают 11 человек, в компании «Шеврон» – 24, в малайзийской компании «Петронас» – 38, в российском «ЛУКойле» – 131, а в казахстанской «Казмунайгазе» – 172 человека. Самым малоэффективным с точки зрения количества персонала по сравнению с объемами добычи нефти является китайская государственная компания «Петрочайна» – там для добычи 1 млн. баррелей нефти работают 267 человек.
Очень любопытными выглядят и данные о стоимости галлона бензина (это 3,76 литра) на автозаправках в тех странах, где добывается нефть. На сегодня самым дешевым бензин для личного потребления остается в Венесуэле – почти 4 литра 95-го бензина стоят там 11 центов. Затем идет Иран – 21 цент, Саудовская Аравия – 64 цента, Индонезия, Алжир и Кувейт – около 1 доллара за галлон 95-го бензина.
В ОАЭ стоимость галлона бензина составляет чуть больше доллара, в Казахстане – 1,72 доллара, в России – 1,89 доллара, а в Соединенных Штатах – 2,1 доллара. Дальше ценовая стоимость одного галлона бензина на первый взгляд не поддается никакому логическому осмыслению: к примеру, в Японии галлон бензина стоит 4,2 доллара (нефти в стране нет вообще), в Турции – 4,84 доллара, в Дании – 5,41 доллара, в Норвегии, которая сама добывает огромное количество нефти, – 5,77 доллара, а в Великобритании зафиксирована самая высокая на сегодняшний день цена галлона за бензин 95-й марки в мире – ровно 6 долларов США.
Разумеется, огромное количество стран в этом списке существенно субсидируют цены на бензин для домашнего потребления из государственного бюджета. При этом, как показывает практика, эти субсидии значительно увеличиваются перед парламентскими или президентскими выборами в стране, а также накануне принятия руководством государств разного рода непопулярных политических решений. В той же Венесуэле президент Чавес для обеспечения широкой поддержки своим социалистическим реформам со стороны рядовых граждан умышленно держит внутренние цены на бензин на очень низком уровне, в то время как за пределами страны нефть из Венесуэлы кому-то продается по мировым ценам (тем же Соединенным Штатам), а кому-то отдается просто даром (Куба, Никарагуа).

БОЛЬШЕ ПРОИЗВОДИТЬ – ЭТО НЕ ЗНАЧИТ ЛУЧШЕ РАБОТАТЬ

Как свидетельствует исследование специалистов Университета Райс, только в том случае, если национальная нефтяная компания имеет на внутреннем рынке сильных конкурентов, она работает более эффективно. Еще более продуктивно действует такая компания, если ситуация с бизнесом вынуждает ее выходить на внешний рынок и бороться там с уже закрепившимися на этих рынках мощными зарубежными конкурентами. В противном же случае при отсутствии конкуренции даже при самых благоприятных конъюнктурных условиях (таких как высокие мировые цены за баррель нефти) национальные нефтяные компании действуют малоэффективно и даже несут убытки.
Что касается процента в добыче нефти в общенациональном балансе, то, к примеру, российская государственная компания «Роснефть» добывает всего 4% нефти в стране, казахстанская «Казмунайгаз» – 13%, китайская «Петрочайна» – 53%, саудовская «Арамко» – 83%, а мексиканская «Пемекс» – 87%.
А вот процентное соотношение добычи нефти на зарубежных полях у многих национальных компаний весьма существенно разнится. Так, казахстанская «Казмунайгаз» вообще не добывает нефть за территорией Казахстана, так же как и российская «Роснефть», венесуэльская ПДВСА и саудовская «Арамко». А вот российская компания «ЛУКойл» 5% нефти добывает вне территории России, норвежская «Статойл» – 10%, китайская «Петрочайна» – 12%, а малайзийская «Петронас» – целых 24%.
Еще более любопытны цифры эффективности работы национальных нефтяных компаний в том, что касается получаемых доходов в отношении к каждому добытому баррелю нефти. Самые низкие доходы при добыче барреля нефти у индонезийской государственной нефтяной компании «Пертамина» – 12,26 доллара за добытый баррель. У российской «Роснефти» эта цифра составляет около 15 долларов (напомню, что средняя стоимость барреля нефти на мировом рынке составляет сейчас около 60 долларов), а у «ЛУКойла» – 30,67 доллара.
Самыми эффективно работающими с точки зрения доходов от добычи нефти являются британская компания «Бритиш Петролеум», норвежская «Статойл», а также американские «Шеврон» и «Конокко-Филиппс».
Очень показательны и данные об эффективности работы национальных нефтяных компаний в плане технического перевооружения и использования современных технологий. Самыми «технически подкованными» в мире в последние десять лет являются американские и японские нефтяные компании, а также голландская «Шелл» и британская «Бритиш Петролеум».
Казахстанская компания «Казмунайгаз» по этому показателю занимает место ближе к середине списка, а вот в пятерку наименее технически развитых компаний в мире входят сразу три российских гиганта – «Роснефть», «Сургутнефтегаз» и, как ни странно, газовый монополист «Газпром».

ЦЕНУ НЕФТИ СПРОСИТЕ У ГОСУДАРСТВА

Когда исследование специалистов Университета Райс только начиналось, его главной целью было определить хотя бы приблизительные тенденции мировых цен на нефть и другие невозобновляемые энергоресурсы. При этом, как было видно из данных о работе национальных нефтяных компаний по всему миру, во многом цену на нефть на мировом рынке определяет не техническое вооружение той или иной компании, а чисто политические факторы и риски.
Так, почти все национальные нефтяные компании – вне зависимости от того, кто в такой стране находится у власти: арабские шейхи (Саудовская Аравия, ОАЭ) или социалист-популист (Венесуэла) – реализуют нефтепродукты на внутреннем рынке по значительно субсидированным ценам. Неудивительно поэтому, что техническая эффективность работы таких компаний составляет примерно 35% от аналогичных показателей работы частных международных нефтяных компаний.
В этой связи в исследовании отмечается, что национальные нефтяные компании за счет того, что по политическим соображениям они реализуют нефтепродукты по субсидированным ценам, имеют гораздо меньше возможностей вести полноценную разведку новых нефтяных месторождений, с трудом могут увеличивать добычу нефти в нужных для рынка объемах, а также не в состоянии гибко реагировать на резкие изменения мирового рынка нефти (возникшие в результате политических и военных конфликтов, террористических актов и по другим причинам).
Что же нужно сделать для того, чтобы национальные нефтяные компании работали более эффективно? Среди рекомендаций в этом плане специалисты Университета Райс называют необходимость свободной продажи акций таких компаний на фондовом рынке, создание автономных и независимых советов директоров таких компаний, назначение в руководство компаний профессионалов отрасли и лидеров-политиков, минимальное вмешательство в работу таких компаний со стороны высшего руководства страны, прозрачность доходов и операций по добыче нефти, борьба с коррупцией, вертикальная интеграция компании, наличие конкуренции как на внутреннем, так и на внешнем рынках.
Также ключевым вопросом исследования стала проблема необходимости создания в Соединенных Штатах – крупнейшем в мире потребителе энергии – собственной национальной нефтяной компании. Долгие годы подобную идею обсуждали и в министерстве энергетики США, и в руководстве Белого дома, и в деловых кругах Америки, и все время мнения по данному вопросу оказывались диаметрально противоположными.
Так вот, как считают специалисты Университета Райс, на данном этапе никакого смысла в создании национальной нефтяной компании в Соединенных Штатах нет. Для того чтобы успешно соревноваться на мировых рынках с национальными нефтяными компаниями России, Индии и Китая, Соединенным Штатам вполне достаточно иметь сильные и влиятельные частные компании, которые более эффективно, чем государственные, работают и в сфере добычи, и в сфере разведки нефти, и в плане инвестиций в новые месторождения.
Опыт показывает, что в случае возникновения конфликтов между странами (пример Ирака) государственные нефтяные компании теряют практически все свои доходы и возможность работать, в то время как частные фирмы и компании даже в случае серьезных политических катаклизмов между правительствами стран тем не менее имеют неплохие шансы остаться в нефтяном бизнесе и не разориться. Также американцы приводят примеры крайне неэффективных отношений, которые сложились между национальными нефтяными компаниями разных стран (таких как Китай и Саудовская Аравия, Китай и Иран). В то же время в Соединенных Штатах нефтяной бизнес при всей его частности и личных деловых интересах всегда идет в паре с политическими интересами собственного правительства (пример прокладки нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан, пожалуй, самый красноречивый).
А раз так, то в ближайшей перспективе Соединенные Штаты будут по-прежнему делать ставку в своих интересах на работу крупных частных компаний по добыче нефти, в то же время поддерживая тесный контакт с собственным правительством и учитывая его интересы. При этом американские нефтяные гиганты типа «Шеврона», «Экксон Мобил», «Конокко-Филиппс» и другие всегда будут принимать во внимание и те межправительственные риски, которые в их нефтяном бизнесе могут возникнуть из-за текущего политического курса, проводимого Белым домом (Иран, Ирак, Венесуэла).
Поэтому, как бы успешно ни работали на сегодня частные нефтяные компании и в Европе, и в Северной Америке, все-таки цену за баррель нефти на мировом рынке будут устанавливать гласно или негласно ведущие мировые правительства (а вовсе не ОПЕК) – то бишь руководство США, Японии, стран Западной Европы, а также крупнейшие мировые импортеры энергии – Индия и Китай.
В этом ракурсе страны, которые серьезно зависят от экспорта нефти на мировые рынки (в том числе такие государства, как Россия, Казахстан и Азербайджан), должны будут в ближайшей перспективе и укреплять собственные национальные нефтяные компании, и развивать успешные частные структуры, и на политическом уровне координировать по возможности свои действия в международных отношениях с руководством ведущих мировых держав.




Партнеры