НА ОТКРЫТИИ В ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ

3 апреля 2007 в 17:58, просмотров: 223
В этом году весна не пришла, а просто прилетела на крыльях. Невероятно рано для нашей полосы появились перелетные птицы. Фактически одновременно прилетели грачи, скворцы и чибисы. Появилась информация о первых встречах с вальдшнепом уже в середине марта, что никак не укладывается в многолетние среднестатистические сроки прилета этого главного объекта охоты на пернатых в нашей стране. В начале недели где-то 19–20 марта позвонил друг по охоте Стас и предложил поехать на охоту в Липецкую область. Как оказалось, охоту там планировали открыть с 24 марта. С благодарностью принял такое интересное предложение, начал готовиться к предстоящей поездке. Ружье, патроны, теплые вещи были собраны так быстро, как только возможно. К сожалению, не удалось выехать в четверг 22 марта, когда отправились основные участники предстоящей экспедиции. По определенным причинам был вынужден выехать лишь рано утром в пятницу. Дорога до города Чаплыгина, что находится на границе Липецкой и Рязанской областей, заняла около четырех часов. Чем дальше я удалялся от славного города Москвы, тем хуже становились дороги. Последний этап непосредственно от Чаплыгина до деревни, где меня ждали, был самым трудным – дорога там напоминала «дорогу жизни» через Финский залив в блокадном Ленинграде. Если к этому еще добавить раскисший от избытка влаги чернозем, то сразу понимаешь, почему немцы проиграли нам войну. При подъезде к деревне меня уже ждали Стас и отец его старого друга Романа Игорь. После обеда, пересев в российский внедорожник «Ниву», мы отправились осматривать места нашей предстоящей охоты. Разведка в охоте, как и перед боем, часто является не менее важной задачей, чем сама охота. Нашему взору предстали огромные возделываемые поля с зерновыми культурами, окаймленные со всех сторон лесозащитными полосами. Очень часто на таких полях, засеянных, например, озимой пшеницей, образовывались внушительных размеров лужи, являющиеся идеальным местом присадки и отдыха пролетных гусей и уток. После двух часов инспекции угодий, было найдено не менее десятка таких луж, где отчетливо были виды следы пребывания пернатых гостей. На отдельных лужах, или на местном лексиконе «кустах», мы наблюдали многочисленные стаи разнообразных видов уток, среди которых преобладали кряковые утки, чирки и свиязи. На одной из таких луж и было принято решение делать шалаши. На таких охотах я обычно строю большие удобные для длительного пребывания конструкции. Когда был построен первый шалаш, Игорь, иронически оценивая мою работу, сказал, что в этих местах обычно делают более простые укрытия, часто ограничиваясь выкапыванием небольшой ямки, куда стелится полиэтилен и солома. Находясь в таком укрытии, охотник часто накрывается просто куском использованного полиэтилена. Старый полиэтилен часто попадается на местных полях и не вызывает никаких отрицательных реакций у пролетной птицы. Время уже подходило к 24 часам, когда мы разошлись спать из-за стола, где можно было услышать много интересных историй о гусиной охоте в этих местах. Со слов Игоря, иногда только на одном поле можно было наблюдать одновременно несколько тысяч кормящихся гусей. Еще за неделю до моего приезда, здесь наблюдались отдельные стаи гусей и ничего не предвещало изменения обстановки. К выходным, по словам Стаса, должен был начаться массовый пролет гусей, которого с нетерпением уже давно ждали все местные охотники. Природа, как это часто бывает, распорядилась по-своему. В субботу вечером подул холодный ветер, изменив свое направление с южного на северное. Температура ночью опустилась до шести градусов мороза. Вероятно, по этой причине гуси задержались в более южных районах и не полетели на север. Было сделано несколько звонков друзьям, которые поехали на охоту в Курскую и Воронежскую области. По их сообщениям, гусей там было очень много, а это южнее наших мест на какие-нибудь 150–200 км. Очень жаль, что не получилось гусиной охоты, зато получилась охота на селезней. Уезжая из Москвы, я предусмотрительно взял своих старых помощниц подсадных уток Машу и Дашу. Уткам уже по пять лет, но они еще продолжают активно работать. Итак, 24 марта – открытие весенней охоты в Липецкой области. Местная администрация в этом году решила не выдавать лицензии и путевки на охоту, ограничившись распоряжением о том, что на охоте достаточно иметь при себе продленный охотничий билет и разрешение на оружие. Вот это настоящий подарок для простых охотников и, на мой взгляд, пример для подражания в других регионах. Нельзя же до бесконечности увеличивать размеры ежегодных членских взносов и стоимость путевок на охоту. Обеспеченным людям все по карману, а вот как быть простым деревенским охотникам. Вынужденная нехватка денежных средств часто является причиной повального и, соответственно, неконтролируемого браконьерства среди сельских жителей. Еще совсем темно. Мы уже сидим в наших шалашах. Утро сначала медленно, а потом все быстрее начинает свое вынужденное пробуждение. Уже начал слегка голубеть небосвод на востоке, потом появились первые желтоватые оттенки, перерастающие в багряно-красные краски. Как-то сразу стали различимы многие непонятные до сих пор силуэты. Подсадные выпущены на воду и сразу начинают работать. Периодические «квачки» сменяются страстными усадками, первый признак того, что желанные селезни где-то рядом и утки их слышат. И вот долгожданное жвяканье. Селезень с громким шлепком садится на воду значительно правее меня, где сидит под своим полиэтиленовым покрывалом Игорь. Его позиция крайне выгодна потому, что он расположился между двумя кричащими утками. Небольшая пауза и резкий щелчок выстрела, селезень перевернулся кверху брюхом и застыл неподвижно. Через несколько минут садятся сразу три селезня, но все на пределе выстрела. Подождав несколько минут, решаюсь стрелять. После выстрела «пятеркой» в контейнере один селезень забился на воде и заплыл за куст, а другие тут же улетели. Через некоторое время слышу крик Игоря о том, что селезень оправился после выстрела и собирается взлететь. Я выскочил из шалаша, отошел несколько шагов в сторону так, чтобы его было видно, и попытался выстрелить, но селезень успел оторваться от воды и, тяжело летя над самой землей, ушел за горизонт, по всей видимости, в свой последний полет. Жалко, но ничего не поделаешь, и так тоже бывает. Небольшая пауза в охоте. Уже почти рассвело. Утки неистово орут. Совершенно неожиданно уже знакомый шлепок и новый красавец плывет к московской барышне. На сей раз выстрел метров с двадцати пяти был безукоризненным. Над головой слышен шум крыльев, напоминающий звук реактивного самолета – это стая свиязей решила остановиться на кормежку на нашей луже. Утки совершают облет водяного зеркала по кругу, вдруг выстрел со стороны Стаса. Свиязи, покружив еще минут пять, улетели и наступила полная непонятная тишина. Выждав еще минут пятнадцать, спрашиваю Стаса, в кого он стрелял? Он отвечает, что в ястреба-тетеревятника, который сел на затопленное дерево буквально в пятнадцати метрах от кричащей Машки с выраженным намерением ее съесть. После выстрела ястреб, зацепившись лапами за ветку, повис вниз головой, растопырив крылья. Теперь стало все ясно, почему замолчали утки и почему улетели свиязи. Время потеряно, утренняя охота закончилась, пора возвращаться на базу. В тот день была еще интересная встреча с местными охотниками, которые по традиции отмечали свой любимый праздник открытия охоты. Была вкусная юшка, традиционные тосты, интересные охотничьи рассказы и байки, в общем все то, что бывает в хороших компаниях, понимающих друг друга и природу людей. Начало сезона 2007 положено, теперь будем ждать выезда на охоту в Рязанскую область, а затем и долгожданную охоту в Московской области.


Партнеры