Шапокляк просит прощения

Дошколята сдают тест на толерантность

9 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 415
  С фотографии в детском саду смотрит девчушка со светлыми хвостиками, носиком-кнопочкой и раскосыми глазами.
     У Лизы синдром Дауна. Этот диагноз ничуть не помешал ей стать всеобщей любимицей. Когда дети отвечали на вопрос психологического теста “С кем ты хочешь дружить?”, большинство назвали Лизу. Непосредственная, энергичная, веселая, без нее не обходится ни одна игра. Когда один мальчик пригласил Лизу на свой день рождения, его родители немного растерялись. “Без нее скучно!” — объяснил ребенок.
     Сегодня девочка заканчивает первый класс коррекционной школы. Специалисты знают: это — настоящая победа над страшным диагнозом.

     
     Вообще-то чудеса в детском саду комбинированного вида №1465, который родители и дети называют “Наш дом на Пресне”, происходят каждый день. Сюда приводят за ручку не только обычных здоровых дошколят, но и тех, кого раньше было принято изолировать от общества за стенами специнтернатов. А в этом садике из 66 воспитанников каждый третий, как здесь говорят, “с особенностями”. У восьми детей — синдром Дауна, у одного — ДЦП, у одного — синдром Мартина-Белла (задержка речи и умственная отсталость), у двенадцати — ранний аутизм.
     Малышей с такими диагнозами редко встретишь рядом со сверстниками. Многие родители, увидев во дворе больного ребенка, спешат увести свое чадо подальше: неизвестно, мол, чего от него ждать. Многострадальные мамы этих детишек тоже обходят детские площадки стороной, подальше от грубых реплик и бестактных советов. Но в “Наш дом на Пресне” стремятся попасть как в спецшколу с углубленным английским. Здесь собралась уникальная педагогическая команда из 20 специалистов: психологов, логопедов, дефектологов, невропатолога, психоневролога.
     Как они сводят концы с концами — большой вопрос. На коррекционные детские учреждения существуют нормативы: в группе — пять детей со сложной структурой дефекта на одного воспитателя. Для интегративных образовательных учреждений нормативов пока нет. И выделяемых средств, конечно, не хватает.

“Папа, я могу сам!”

     — В Москве всего 3 интегративных детских сада. У нас раньше было по 15 малышей в группе, теперь увеличили количество до 22. В большом коллективе ребенку легче найти товарища по играм! — рассказывает директор Мария Михайловна Прочухаева. — Нам говорят: “Нельзя осчастливить всех”. Но как отказать родителям ребенка, которого никуда не берут, а надежда на маленькое чудо все-таки есть? Мы нашли хороший способ решения этой проблемы: открыли службу “Лекотека”, рассчитанную на малышей с особенностями.
     “Леко” в переводе со шведского — игра, игрушка, тека — хранилище, то есть помещение, где можно играть и общаться со специалистами. А для детей с аутизмом есть группы кратковременного пребывания “Особый ребенок”. Через год малыша, который не мог прожить без мамы и пяти минут, переводят в обычную группу. Заслуга специалистов? Влияние сверстников? Работа с семьями?
     В трехлетнем возрасте диагноз ребенка известен, но смириться с ним отчаянно тяжело, подчас невозможно. Многие родители терзают себя вопросами: “За что?” и “Как жить дальше?”. Психологи детского сада стараются помочь семье, в которой растет сложный ребенок, преодолеть кризис и научиться жить дальше.
     Юле вообще не хотели давать направление в детский сад. Когда она пришла в группу “Особый ребенок”, казалось, с девочкой не справиться. Она кричала, никто не мог ее успокоить. А через 3 недели работы по программам специалистов произошло чудесное превращение. Юля начала постепенно включаться в работу группы.
     На эмоциональном подъеме, в игре со сверстниками легче решаются речевые проблемы детей. Малыш с синдромом Дауна, практически не говорящий, вдруг выкрикивает правильное слово, пытается подпевать. А Коля вообще начал сочинять сказки. Сначала ему читали, а потом он сказал: “А знаешь, папа, я могу сам!”
     — Сказки у него получаются терапевтические, — улыбается Мария Михайловна. — Он строит сюжет, который помогает ему в жизни. Например, о том, как крокодил Гена и Чебурашка боролись с Шапокляк. В конце она пришла попросить прощения, и дальше все уже с ней дружили...

Неспящая группа

     До обеда несколько минут, а в детсадовском дворе еще куча мала. Дети восторженно виснут на веселом парне, которому игра доставляет не меньше удовольствия. Он больше похож на старшеклассника, чем на педагога. Но безусый нянь — педагог-дефектолог с красным дипломом.
     Альтруистов “Нашего дома на Пресне” притягивает как магнитом. Сюда с удовольствием приходят студенты и аспиранты. Они хорошо чувствуют детей и готовы возиться с ними часами. Им интересно работать с аутичными детьми, хотя это требует огромного терпения, ведь эффект становится виден далеко не сразу. У родителей порой просто руки опускаются, и вдруг он начинает говорить, смотреть в глаза!
     Ребят с особенностями здесь принимают такими, какие они есть. И малыши, которые вырвались из изоляции, в “детской оранжерее” расцветают и меняются на глазах. Чем младше детская группа, тем легче в нее вписывается “особый” ребенок. Ведь дети в отличие от взрослых не ставят диагноз друг другу.
     Совместное воспитание идет на пользу всем. Исследования и результаты наблюдений за детьми в интегративном и обычном детском саду показывают, что воспитанники “Нашего дома на Пресне” более общительные и творческие. Среди них меньше “забитых”, не умеющих постоять за себя. В то же время у них ниже уровень тревожности и агрессивности. Они вырастают толерантными людьми, что в нашем разнообразном мире большая ценность.
     — В школе во многом действует принцип “делай, как я”, направленный на формирование навыков, то есть все повторяют за учителем, — рассказывает педагог Татьяна Медведева. — Эти программы не ориентированы на то, чтобы развить у детей собственное творческое мышление. А в нашем детском саду каждому ребенку, сложному или обычному, дают возможность оставаться самим собой, предлагая задания подходящей для него сложности. Их не заставляют “быть, как все”. Не хочешь спать в тихий час — не надо. Для таких детишек создана неспящая группа. Пока другие смотрят сны, они лепят, играют или сидят за компьютером...
     Витя страдает ранним детским аутизмом. Он умеет разговаривать, но общаться с ним сложно: мальчик бывает очень агрессивным. На занятиях Витя 40 раз “отрубал” голову Змею Горынычу, пока не понял: Змей может ожить.
     И вот однажды, возвращаясь с занятия, где они с психологом разыгрывали сказку, он вдруг спросил: “Мам, ты меня любишь?” “Ну что ты ерунду спрашиваешь?” — удивилась мама. “Это не ерунда, это чувство”, — серьезно ответил мальчик.


    Партнеры