Презумпция невменяемости

Убийцу студентки спасают от тюрьмы руками психиатров?

13 апреля 2007 в 19:30, просмотров: 532
  Вчера Московский областной суд принял решение о направлении убийцы московской студентки Анны Смахтиной — Александра Винокурова — на повторную психолого-психиатрическую экспертизу в ГНЦ социальной и судебной психиатрии имени Сербского. Акт первичной экспертизы, согласно которому преступник был признан невменяемым, вызвал сомнения в своей обоснованности.
     
     Родители Анечки — в черном. Всегда рядом — друзья этой когда-то счастливой семьи. Родители убийцы не удостоили процесс своим присутствием, хотя были вызваны в суд в качестве свидетелей. Отчим прислал факс, что находится за пределами Москвы. Мать убийцы сослалась на проблемы со здоровьем: в начале этого года она похоронила свою мать. Говорят, старушку подкосило преступление любимого внука.
     Как уже сообщал “МК”, эксперты-психиатры из Санкт-Петербурга признали Винокурова невменяемым. Возникает вопрос: зачем Московская областная прокуратура отправила убийцу в другой регион? Следователь Машоха подписал направление Винокурова в ГНЦ социальной и судебной психиатрии имени Сербского, но первый заместитель прокурора Балабан направление отменил, настояв на проведении экспертизы в другом регионе “для объективности”. Интересно, с каких это пор ведущий центр страны перестал считаться эталоном непредвзятого рассмотрения?
     За “объективность” прокуратуре пришлось выложить кругленькую сумму: 15 тысяч 800 рублей. Это — не считая расходов, связанных с этапированием Винокурова в город на Неве. Но овчинка стоила выделки. Результат работы питерских психиатров под руководством главврача Гуриной оказался предсказуемым: циничного убийцу объявили сумасшедшим.
     Впрочем, отношение сотрудников милиции и прокуратуры к убийце Ани Смахтиной всегда было особым. Как учитель смотрит сквозь пальцы на шалости любимого ученика, так и органы правопорядка позволяли Винокурову безнаказанно совершать преступления. Оставалось только выдать ему автомат и справку с разрешением стрелять по живым мишеням.
     Винокуров два года преследует девушку, которая не желает иметь с ним ничего общего. Он нападает на Аню в подъезде, душит ее и угрожает ножом — уголовное дело даже не возбуждается. Поджигает квартиру родителей девушки и хвастается этим — опять сходит с рук. Наконец, убивает Анечку на глазах у свидетелей — называют невменяемым.
     Начальник ОВД “Юбилейный-Болшево” Астахов, уволенный было по горячим следам, по-тихому восстановлен в прежней должности. Редакция направила письмо на имя начальника ГУВД Московской области генерал-лейтенанта милиции Головкина с просьбой разъяснить, на каком основании Астахов вернулся в свой служебный кабинет.
     Наш запрос был внимательно рассмотрен руководством ГУВД Московской области, проведена служебная проверка, по результатам которой начальник ОВД по городскому округу Юбилейный полковник милиции Астахов Г.В. “подлежит увольнению из органов внутренних дел в установленном порядке. В настоящее время материалы по увольнению Астахова Г.В. направлены в МВД России”.
     “Не помню, не знаю” — такие ответы давали на суде заместитель прокурора города Королева Тарасов и следователь местного УВД Князькин, вызванные в суд в качестве свидетелей. Словно их экзаменовали по истории Византии или курсу неорганической химии. Им задавали вопросы, не требующие специальных познаний, а они будто брали пример с преступников, которые предпочитают именно такие туманные фигуры речи.
     Заместитель прокурора даже не помнит, почему не был произведен обыск в квартире Винокурова после преступления. А ведь орудие убийства — охотничий нож — было выдано следствию спустя три месяца.
     Когда следователя Князькина, который расследовал дело о поджоге квартиры родителей Ани Смахтиной, спросили о том, производились ли исследования отпечатков пальцев на бутылке из-под бензина, брошенной Винокуровым на лестничной площадке, он ответил, что вещдок был изучен через полгода после совершения преступления... Не потому ли в уголовном деле по факту поджога упорно фигурировало “неустановленное лицо”? Что из того, что Винокуров незадолго до поджога отправил Ане эсэмэску: “Если ты не приедешь ко мне на день рождения, твои родители будут, как шашлык!” Что из того, что он прямо признавался девушке, что чуть не сжег ее семью? Что из того, что удалось найти свидетеля, который подвозил Винокурова с бензином к дому Смахтиных?..
     Почти два года продолжались преследования и изощренные издевательства. Все это время семья Анечки била в набат, требуя применить к преступнику законные меры. Люди ломились в бетонную стену. Винокуров как будто знал, что ему ничего не будет. Даже убивал на глазах у троих свидетелей. Был уверен: все равно его отмажут!
     Для объективности — без кавычек! — адвокат потерпевших обратился к специалисту — психиатру высшей квалификационной категории, судебно-психиатрическому эксперту со стажем работы 27 лет Н.Н.Макарову, представив ему вердикт питерских эскулапов и материалы уголовного дела. Поразительное совпадение: врач Макаров работает в той же психиатрической больнице, где с 17 марта по 22 апреля 2005 года Винокуров находился на обследовании. Так вот, как следует из истории болезни, у пациента не отмечалось ни бреда, ни галлюцинаций. Диагноз при выписке: “эмоционально неустойчивое расстройство личности, импульсивный тип”. То есть никаких клинических проявлений шизофрении у Винокурова не обнаружилось. Да и странно было бы найти грубые психические отклонения у парня, который после девятого класса поступил в Суворовское училище.
     Да, Винокуров не из разряда пай-мальчиков. Большинство свидетелей указывает на его склонность к преувеличению, фантазированию, а также на то, что он бывает агрессивен после употребления спиртного. В день убийства, как известно опять-таки из свидетельских показаний, он выпил 7 бутылок пива и солпадеин.
     С каких это пор между банальным алкогольным опьянением и шизофренией ставится по сути знак равенства?
     Эксперт врач-психиатр из Санкт-Петербурга И.Астахова, вызванная в суд, вид имела бледный. “Винокуров два года преследовал Аню. Разве это нормально?” — вопрошала доктор. Чикатило расчленил десятки трупов — это нормально? Маньяк Головкин сдирал кожу с живых мальчиков — это нормально? Битцевский маньяк Пичушкин приговорил к смерти 50 человек — это нормально? Не нормально. Тем не менее маньяков признали вменяемыми, потому что все свои зверства они творили осознанно.
     У Винокурова нет ни одного смягчающего обстоятельства. Единственное, что могло бы спасти его от зоны, — включение “дурки”. Пока не вышло.


Партнеры