Моцарт по имени Петр

Юрий Петерсон играет “Чардаш” на детской флейте

25 апреля 2007 в 21:30, просмотров: 1840

  Если издать песни, которые он исполнил за свою жизнь, получится, наверное, несколько полноценных томов. А если собрать в одном месте всех, кто побывал на его концертах, — это уж точно будет город.
     С населением не меньше Москвы. Легендарный музыкант Юрий Петерсон уверен, что книга рекордов советских вокально-инструментальных ансамблей (если б ее написали!) могла бы быть покруче Книги рекордов Гиннесса…
     
     — Юрий Леонидович! С чего бы вдруг вы потянулись к статистике?
     
— Повод хороший: сам рекорд поставил — дожил до шестидесяти! Хотя своему 60-летию я придумал хитрую альтернативу: “Сорок лет в Москве!” Под таким девизом в будущем году забацаем мощный концерт. Немножко оттянем удовольствие.
     — А что в этом году?
     
— Участники нашего проекта “Пламя 2000” следуют словам любимой песни: “Не надо печалиться, вся жизнь впереди!” Работаем концерты, выпускаем диски — я, Леша Кондаков и наш новый солист Дмитрий Митичкин, как говорится, всегда в строю и к бою готовы.
     — Оно конечно — “вся жизнь впереди”, а что позади? Довольны итогами пройденного музыкального марафона?
     
— Почему только музыкального — жизненного. Доволен, если серьезно. Дом построил, дерево посадил — и не одно. Сына родил, жену люблю. Внучка замечательная. 63 страны мира проехал. Если говорить о музыке, то горжусь, что сочинил около ста песен. Помнишь — “Гой ты, Русь моя родная” на стихи Есенина? Песни из этого цикла я пел в “Самоцветах” и “Пламени” лет эдак 12 подряд. А “40 лет в Москве” — это на самом деле было счастье.
     Конечно, “металово” и “переживалово” тоже было, особенно когда ВИА распались одномоментно: пришлось и в Италии музыкантом в цирке поработать, и бизнес на ощупь потрогать. Но вернулся к любимому делу, и вновь крылья появились. Стареть не собираюсь.
     — Говорят, что из-за Есенина вам пришлось... сменить фамилию?
     
— Нет, конечно, но история забавная получилась. “Хороша была Танюша, краше не было в селе” — эту песню на стихи Есенина (музыка моя) пел “Ариэль”. Ну и Валера Ярушин решил записать ее на пластинку, а это значит — фирма “Мелодия”, худсоветы и прочее. И вдруг он звонит совершенно обалдевший: “Понимаешь, песню не пускают. Почему, говорят, рядом с фамилией великого русского поэта какая-то еврейская фамилия?” А я же латыш, из Риги! Ну ладно, говорю, скрипя зубами: мама-то у меня русская, Мелехова! Ставь подпись — “Мелехов”. Так у меня еще один псевдоним добавился: в детстве Моцартом звали, сейчас — Петром. А тогда еще и Мелеховым.
     — А еще вас зовут Человек-Снег — я так понимаю, что из-за суперпопулярной песни “Снег кружится”?
     
— “Снег кружится, летает и тает, и, поземкою клубя, заметает зима, заметает, все, что было до тебя!” Ты знаешь, я не зря тебе еще раз ее напел: один человек прислал мне письмо: “Я хотел покончить с собой. Но эта песня меня остановила...” Есть песни, которые тебя перепрыгивают и живут своей жизнью, — “Снег” из этой серии.
     — Ваши три принципа, которым вы не изменяли в жизни?
     
— Честь, профессионализм, чувство юмора.
     — А еще вы не по годам заводной, не кажется?
     
— А я всегда такой был. Да и жизнь была заводная. В Риге гонял на мотоцикле — кандидат в мастера спорта по мотокроссу, чемпион Латвии среди юношей. Есть разряды по настольному теннису, баскетболу, легкой атлетике, волейболу, стрельбе. Жена не верила, так я ей все дипломы привез — обалдела! И вообще, ко всему надо относиться с улыбкой: помню наши триумфальные гастроли по Чехословакии — я тогда работал в “Веселых ребятах”. Так чехи — может быть, нарочно? — подарили нам бюст Ленина килограммов под 80 весом! И ничего — мы 45 дней таскали по маршруту “родного” Ильича.
     — Юрий Леонидович, мультимузыкант действительно может сыграть на чем хочешь? Сыграйте!
     
— Ты к нам на концерт приходи, все сыграем и споем: и “Советский Союз”, и “На дальней станции сойду”, и “Багульник”. Ураган, когда мы их исполняем. Ну а дома...
     Петерсон взял в руки... детскую игрушечную флейту и на полном серьезе, без единого “кикса” выдал зажигательный “Чардаш” Монти.
     Даже кошка Фрося подняла голову от блюдечка с молоком и с уважением посмотрела на своего хозяина.
     
     ИЗ ДОСЬЕ "МК"
     Юрий Леонидович ПЕТЕРСОН.

     Мультимузыкант. Выпускник Рижского музучилища по классу кларнета и ГИТИСа по эстрадной режиссуре. В Москву приглашен Павлом Слободкиным в первый состав ВИА “Веселые ребята”. Затем работал в “Самоцветах” Юрия Маликова, “Пламени” Сергея Березина. Марк Бернес называл его “русским Адамо”. Женат. Жена Ольга Воробьева (она же Ляля) — замдиректора Цирка на проспекте Вернадского. Имеет сына (Ян Петерсон — талантливый звукорежиссер), внучку Лелю (любит бесконечно), кошку Фросю (любит, но критикует).
     




Партнеры