Жилищный кодекс не щадит детей

Семьи горожан продолжают становиться бомжами

10 мая 2007 в 00:00, просмотров: 594

  3 мая в “МК” вышла статья “День зачистки детей”, рассказывающая о жертвах нового Жилищного кодекса. Среди них Светлана Терехова, детей которой суд признал “бывшими членами семьи” собственника квартиры — их отца, с которым Света развелась 4 года назад.
     Тереховых должны были выселить еще 27 апреля, когда журналисты “МК” выезжали на место событий. Но приставы дали им недельную отсрочку — в итоге семья покинула “трешку” на Кутузовском в день выхода нашей публикации.

     
     Света до последнего надеялась, что этого не случится, что они останутся жить в квартире, где родились ее дети. Что сыновья по-прежнему смогут ходить в школу (несмотря на то что решением суда их уже сняли с регистрации). Поэтому, когда 27 апреля приставы предложили ей подождать решения Мосгорсуда по ее кассационному иску, с легкостью подписала бумажку, что обязуется сама покинуть квартиру 3 мая, если проиграет дело.
     И вот утром того дня суд оставил неизменным решение о ее выселении. Женщина умоляла судей оставить им жилье хотя бы до конца учебного года (чтобы ребенок доучился). Или хотя бы до решения вопроса о правомерности продажи этой квартиры. Ведь в тот же день должно было состояться еще одно заседание суда — по иску Светланы о признании сделки по продаже квартиры недействительной. (Напомним, что ее мужа взяли в оборот хваткие люди — и трехкомнатная квартира ушла всего за $35 тыс.). Однако у Тереховой серьезно заболел адвокат, и рассмотрение дела пришлось перенести на конец месяца.
     3 мая приставы опечатали вещи, раскидали их по мешкам, забрали ключи от квартиры и попросили жильцов удалиться. Подруги отпаивали Терехову валокордином. Теперь они, как погорельцы, ходят по знакомым — ищут, кто приютит их на следующую ночь. А первую ночь после решения суда сама Терехова спала в машине. Так что теперь они истинные бомжи — и без регистрации, и без места жительства…
     Единственные, кому Света может пожаловаться, — подруги по несчастью, выселенные мужьями, бабушками, детьми. Они рассказали “МК” еще одну жуткую историю, которую сотворил все тот же Жилищный кодекс. Историю москвички Натальи Штельмаченко.
     У нее двое детей. У младшего, 4-летнего Левушки, рак крови. Наталья прожила с мужем 10 лет, а потом он ушел к другой. Квартира, в которой жила распавшаяся семья, была оформлена на свекровь. Бабушка дважды подавала иск о выселении собственных внуков. Причем еще до 2005 года, то есть до принятия позволяющего делать это ЖК. И еще до выхода этого антидетского закона умудрилась как-то продать квартиру.
     Квартиру купил риэлтор, прекрасно зная, что в ней живут дети. Потом, с выходом ЖК, новый собственник подал иск о выселении, и его удовлетворили. Примечательно и то, что, еще не имея на руках решения суда, он сдал квартиру каким-то двум мужчинам. Видимо, специально, чтобы они сделали жизнь матери и детей невыносимой. От такого соседства у онкобольного малыша случилось обострение, поднялась температура, поэтому Наташа легла с ним в больницу. Но когда она принесла в Бабушкинский суд больничный и попросила отложить разбирательство, судья сказал: “Зачем вам больничный? Вы же все равно не работаете”.
     Женщины, называющие себя жертвами ЖК, теперь не могут разыскать Наташу — после того решения суда она пропала вместе с детьми. Что с ней сейчас — неизвестно. “Такие, как мы, никому не нужны”, — говорят они. Но все же надеются, что депутаты образумятся и примут поправки в ЖК. Правда, их принятие всячески тормозят. А скоро депутаты уйдут на каникулы и “забудут” о них по меньшей мере до сентября.



Партнеры