Свинство по-можайски

Дешевое мясо стало для рынка костью в горле

16 мая 2007 в 00:00, просмотров: 978

  Чего греха таить, привык наш народ, что с ним обходятся по-свински. Тем не менее жители Можайска свиному изобилию были только рады. Они с раннего утра выстраивались в очередь за дешевой парной свининой, которой местному сельхозпредприятию разрешили торговать на центральном рынке. Однако социализм на отдельно взятом прилавке скоро закончился. Владельцы рынка так же быстро “забрали свои слова обратно”, стоило возмутиться вдруг упавшей выручкой… здешним перекупщикам мяса, предлагавшим свой товар почти в три раза дороже.
     
     Можайский рыночный комплекс с трудом можно назвать периферийным. По центру — добротное кирпичное здание колхозного рынка, недавно отстроенные продовольственные ряды, отдельно стоят вещевые палатки. Все чистенько, по правилам, не придерешься… Но, как оказалось, только внешне. Кухни можайского рынка и сицилийской мафии мало чем отличаются: здесь не терпят здоровой конкуренции, в ходу угрозы продавцам, посмевшим выставить тот же товар по более дешевой цене, а последнее слово остается за неофициальным хозяином рынка, которого иначе как крестным папой не назовешь.
     — Арендовать торговый павильончик можайскому сельхозпредприятию “Тропарево” разрешили с февраля этого года, — рассказала нам продавец того самого мяса, из-за которого разгорелся весь сыр-бор, Татьяна Сахнова. — Свинина у нас была в среднем по 110 рублей за килограмм. Парная, свежайшая…
     Туши разделывали в убойном цехе и в то же утро везли на базар. Мясо проходило двойной ветконтроль: один раз на свиноферме, второй — на прилавке. Уже через неделю завозы в павильон пришлось делать по два раза в день — не хватало.
     — Сначала покупатели, конечно, удивлялись: “Почему так дешево? Испорченная, что ли?” Приходилось объяснять, что это напрямую от сельхозпроизводителя, без посредников, вот и цена приемлемая. А потом народ вошел во вкус. Я еще только на работу прихожу, а у меня уже очередь стоит. К обеду люди сметали с прилавка первую партию и оставались ждать второй завоз. Пенсионеры вместо супового набора наконец-то могли купить себе по 3—4 кг парной свинины.
     Татьяна до сих пор не может забыть, как однажды бабушка, завешивая целый окорок, сказала: “Наконец-то мы теперь с дедом на нашу пенсию поедим мяса, а не кости”. С не меньшим успехом улетала с тропаревского прилавка печенка по 50 рублей за кило. Целая свиная голова с языком и щечками обходилась всего в 160 рублей. Народная молва о волшебной палатке со скоростью ветра распространялась по городу. На Можайский колхозный рынок потянулись покупатели из Рузы, Вереи, Тучкова и других окрестных городов и селений. За три месяца товарооборот павильона вырос почти в пять раз.
     Началось все с мелких перебранок. “Что-то давно вас не поджигали”, — сквозь зубы цедили Татьяне торгашки, у которых на прилавках тухла ставшая никому не нужной мороженая свинина по 220 рублей за кг. Постоянная очередь из покупателей была для перекупщиков мяса как бельмо в глазу. Поняв, что еще немного — и на Можайском рынке им ловить будет нечего, они решили любыми способами выжить тропаревскую точку. Для этого им не пришлось вести широкомасштабную войну, рассылая кляузы в ветнадзор, налоговую и министерство потребительских услуг. Они всего лишь намекнули администрации рынка, что, “если вы не уберете “этих”, мы уйдем”. За считанные дни было состряпано официальное письмо, в котором сообщалось, что “в связи с началом работ по реконструкции Мясного рынка не можем продлить аренду павильона на новый срок”.
     Утром, придя по привычке к знакомому павильону, можайцы обнаружили закрытые жалюзи.
     — Что же это делается? — недоумевала, позвонив в редакцию, пенсионерка Анна Алексеевна. — Хороших продавцов убрали, а невесть кого оставили. Эти перекупщики по три цены накручивают на мясо. Мы письмо в можайскую администрацию написали, а все одно — выжили наших продавцов.
      Мы не ставили под сомнение претензии можайских пенсионеров, но уж больно причина отказа в аренде казалась веской — реконструкция все-таки. Хотелось верить в лучшее: вот закончат ее и снова дадут добросовестному производителю мяса павильончик. Приехав в Можайск, заглянули на колхозный рынок, ожидая застать размах строительных работ. Но никакой реконструкцией здесь даже не пахло. Каждая палатка торговала своим товаром, причем каждая третья — мороженым мясом. Всем желающим предлагался почти бурый от заморозки карбонад по 200 рублей за кило. Чуть подешевле околевшая от холода свинина на косточке — “всего” по 180 рублей за кг. Похоже, так называемая “реконструкция” касалась только продавцов дешевого мяса. Причем провернули ее в немыслимо сжатые сроки. Практически одним росчерком пера директора рынка г-на Паршина.
     — Нельзя сказать, что мы сильно пострадали из-за закрытия павильона, — высказал свое мнение директор свинокомплекса Валерий Соломенников. — Торговля на рынке занимала меньше 1% от нашего сбыта. А вот людей жалко. В кои-то веки можайцы получили возможность покупать парное мясо в два раза дешевле. Прямая связь сельхозпроизводитель—покупатель, о которой так много говорится, наконец начала налаживаться. Но, увы… Обидно еще и то, что перекупщики продают преимущественно нашу свинину. Покупают ее у нас живым весом, везут в Головково на убойный пункт, а потом сразу на рынок и продают втридорога. Сейчас мы обратились в администрацию района с просьбой разрешить нам построить отдельный торговый павильон за забором рынка. Пока ждем ответа.
     Позиция властей, кстати, в этой ситуации неясна. Неужели местные власти не вмешаются?
     
     P.S. “МК” будет следить за развитием ситуации в Можайске и в следующих номерах сообщит читателям, какие выводы сделали из нее власти района.



Партнеры