Кто поселится в Белом Доме после Буша?

Президентская гонка в США обещает стать самой запутанной в истории

21 мая 2007 в 20:00, просмотров: 332

В отличие от грядущих президентских выборов в России, которые не столько выборы, сколько передача власти, и на которых вся интрига состоит в том, кого президент Путин помажет на престолонаследие, выборы в Соединенных Штатах — уравнение со многими неизвестными, в котором благословение президента Буша, не в пример путинскому, не помазание, а поцелуй смерти. Интрига-2008Эти президентские выборы в США имеют две особенности, делающие их специфическими. Во-первых, они будут проходить в момент, когда страна находится в состоянии войны. Во-вторых, партия, владеющая Белым домом, не имеет крон-принца. Эту роль обычно играет вице-президент. Но нынешний вице — Дик Чейни — не претендует на белодомовский престол. Парадоксально, но факт: самый влиятельный вице-президент за всю новейшую историю США оказался невыборным. Самоустранение Чейни делает президентские выборы открытыми не только для демократов, но и для республиканцев.
Президентские выборы в США двухступенчатые. Кандидаты от основных партий сначала должны победить на первичных выборах — праймерис, чтобы партия на своем предвыборном съезде официально утвердила их в роли соискателей. А уж затем они вступают в решительное единоборство. Весь фокус этой системы в том, что партия должна найти такого кандидата, у которого больше шансов победить на самих выборах.
В чем кажущаяся противоречивость подобного подхода? Если бы праймерис были самоцелью, то обе партии с относительной легкостью нашли бы кандидата, который с максимальной идеологической полнотой воплощал бы их кредо. Но на самих выборах голосуют члены и сторонники обеих партий, и поэтому слишком уж идеологически заряженный кандидат может не собрать большинства голосов. Поэтому “пароль” подбора кандидатов — центризм, а не крайности. В 1962 году демократы избрали своим кандидатом идеолога Макговерна — и он с треском проиграл центристу Никсону, победив лишь в одном штате из 50 (родном) и в федеральном округе Колумбия.
“Шляпу в круг” от обеих партий бросили много политиков, но лишь небольшое число из них может претендовать на победу в праймерис и на выборах. У демократов это сенатор от штата Нью-Йорк Хиллари Клинтон, сенатор от штата Иллинойс Барак Обама и бывший сенатор и бывший кандидат в вице-президенты Эдвардс. У республиканцев это сенатор Джон Маккейн и бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани.
До последнего времени Хиллари Клинтон считалась фаворитом среди кандидатов-демократов. Но неожиданно бросивший ей вызов Обама спутал все карты. Сенатор-новичок буквально с ночи на утро стал грозным соперником истеблишментарной Хиллари. Он искусно использовал всеамериканское турне для промоушена своей автобиографии. Она стала бестселлером, он — “кандидатом в кандидаты”. Противостояние Клинтон—Обама раскалывает ядро демократического электората — либералов, профсоюзы, цветных. До появления Обамы Хиллари могла рассчитывать на поддержку этой троицы. Сейчас же все стало состязательным и все повисло в воздухе.
Обама — темнокожий, правда, не стопроцентный. Мать его белая. Тем не менее негритянский истеблишмент, обожавший Билла Клинтона, которого иногда называли “первым президентом-негром в США”, и перенесший это обожание на его супругу, явно качнулся в сторону Обамы или, во всяком случае, раскололся. Этот раскол наглядно продемонстрировал недавний День Мартина Лютера Кинга в Атланте, на котором присутствовали оба соперника. Если для некоторых афроамериканцев Обама “недостаточно черный”, для большинства американцев он “достаточно белый”. Недаром его наиболее эмоциональные “болельщики” — именно белые избиратели. Переходят на сторону Обамы и либералы. Голливуд, который морально и материально поддерживал чету Клинтон, сейчас буквально носится с Обамой и пополняет миллионами долларов его предвыборную казну. Демократы: плюсы Обамы и минусы ХиллариВо-первых, он “свежее лицо” в американской политической портретной галерее. Во-вторых, он харизматичен. В-третьих, на нем не лежит клеймо законодателя, который дал президенту Бушу карт-бланш на ведение войны в Ираке. Хиллари по всем этим трем позициям уступает Обаме. Несмотря на косметические уловки, “свежим лицом” ее никак не назовешь. Восемь лет она была первой леди и уже второй шестилетний срок заседает в сенате США. Хиллари не харизматична. Она — создание политтехнологов, цель которых скорее негативная — чтобы их “продукт” не допускал ошибок. Наконец, Хиллари голосовала за войну в Ираке. И хотя сейчас она изменила свою позицию в этом вопросе, признавать свою ошибку категорически не хочет, ибо это противоречило бы ее имиджу “непогрешимой”.
Президентские выборы 2008 года в США будут во многом референдумом по иракской войне. На прошедших недавно промежуточных выборах в конгресс США американцы показали, что в большинстве своем они против войны и хотят ее скорейшего окончания. Они забаллотировали республиканцев — партию войны — и дали большинство в обеих палатах конгресса демократам. И Клинтон, и Обама желают войти в Белый дом именно на этой антивоенной волне. Но если Обама делает это практически безоговорочно и радикально, Хиллари все время маневрирует. Не желая восстанавливать против себя республиканский электорат и независимых, она, повторяю, все время маневрирует, памятуя о том, что демократов традиционно обвиняют в “мягкости” в вопросах национальной безопасности.
У Хиллари имеется еще одно слабое место — хвост “Моникагейта”. Парадоксально, но ее супруг и экс-президент Билл Клинтон является одновременно ее плюсом и минусом. Он плюс, поскольку передает Хиллари огромный опыт президентства и борьбы за президентство. Он плюс, поскольку обладает в полной мере харизмой, которой лишена его жена, и его участие в предвыборной кампании будет способствовать “улавливанию голосов”. Но одновременно Билл — олицетворение “Моникагейта”; он проклятие для любого правоверного республиканца. Бьет больно по Хиллари и то, что многие видят в ней ширму, за которой страной вновь будет править ее муженек. Поэтому фигура Хиллари, как здесь говорят, не столько объединяющая, сколько антагонизирующая. Республиканцы: мэр и “вьетнамец”Теперь обратимся к республиканской “двойке” — Маккейну и Джулиани.
Маккейн на президентских выборах 2000 года выступал в качестве “бунтаря-одиночки”, бросая вызов ставленнику республиканского истеблишмента Бушу. Ветеран вьетнамской войны, неортодоксальный политик и исключительно честный в личном плане человек, он завоевал симпатии избирателей и чуть было не оттеснил Буша. Но сегодня Маккейн выступает в совершенно ином качестве. Он, по сути дела, стопроцентная копия нынешнего президента. Он рьяно поддерживает его воинственный курс на Ближнем Востоке. К тому же сейчас Маккейну уже 72 года. То есть он, если его изберут президентом, будет самым старым обитателем Белого дома (Рональд Рейган стал президентом в 68 лет). Да и здоровье Маккейна оставляет желать много лучшего.
Рудольф Джулиани вступил в борьбу за номинацию от республиканской партии, имея в своей избирательной колоде два козыря. Первый — это то, что он не является представителем вашингтонской бюрократии. Второй — главный козырь — это отблеск славы, который лежит на нем как на “героическом мэре Нью-Йорка” в дни трагедии 9/11. Собственно говоря, это единственный “подвиг” Джулиани, который делает его общенациональной фигурой. Но герой 9/11 тащит на ногах тяжелые гири своей личной жизни. Во-первых, он был трижды женат. Одна из его жен, актриса, получила скандальную известность не только в США, но и во всем мире как исполнительница театра одного актера, именуемого “Монологи вагины”. Как правило, Джулиани, еще не разведясь с предыдущей женой, уже брал в качестве любовницы следующую и открыто щеголял с нею на людях. Джулиани — весьма сомнительный республиканец для “идеологически выдержанной” когорты этой партии. Он сторонник абортов, однополых браков и вообще “вольнодумец”. Кроме того, его не раз компрометировали дружки, которые нередко оказывались на скамье подсудимых. И наконец, клеймо Нью-Йорка, который для всей остальной Америки — лежбище Желтого дьявола. Голосовать будут миллионы. ДолларовТакова в общих чертах раскладка сил на дальних подступах к президентским выборам 2008 года в США. Помимо вышесказанного имеется еще один фактор, который мы оставили напоследок, хотя он из наиважнейших. Этот фактор — деньги. Президентская кампания — весьма дорогостоящее предприятие. Тем более что она длится многие месяцы, если не годы. Согласно подсчетам экспертов ни один кандидат ни от одной партии не сможет выйти на финишную прямую, если на его счете не будет как минимум ста миллионов долларов.
И наконец, гамлетовский вопрос — кто победит? Если говорить о тенденции, выражающейся в нарастании антивоенных настроений в стране, то положение демократической партии предпочтительнее. Восьмилетнее правление Буша оказалось провальным. Но надо помнить, что в Штатах в отличие от России, где решающим является голос одного человека, к избирательным урнам приходят десятки миллионов людей, у которых свое мнение, свои пристрастия, свои интересы. К тому же никто не может предсказать, что произойдет в стране и мире до ноября 2008 года. И какая “темная лошадка” может неожиданно вынырнуть на треке избирательного ипподрома.
Черчилль говорил: “Мудр не тот политик, который умеет предсказывать будущее, а тот политик, который умеет убедительно объяснить, почему его предсказание не сбылось”. Поэтому я могу предложить читателю лишь расхожую мудрость: поживем — увидим.
Мэлор СТУРУА, Миннеаполис.

КТО ПРОБЬЕТСЯ В КАНДИДАТЫ?
Сколько избирателей, поддерживающих демократическую партию, готовы голосовать за...

Хиллари КЛИНТОН 40%
Барак ОБАМА 27%
Альберт ГОР 13%
Джон ЭДВАРДС 12%
Билл РИЧАРДСОН (губернатор Нью-Мексико) 3%

Сколько избирателей, поддерживающих республиканскую партию, готовы голосовать за...
Рудольф ДЖУЛИАНИ 25%
Джон МАККЕЙН 24%
Митт РОМНИ 9%
Фред ТОМПСОН 8%
Ньют ГИНГРИЧ 7%
По результатам опроса службы Harris Interactive (май 2007 г.)

О предвыборном раскладе сил в США “МК” рассказывает директор Института США и Канады РАН Сергей РОГОВ.

— В американской политике сейчас завершается один цикл и начинается другой. Завершается вторая волна рейганизма: республиканская партия, республиканский президент (в политическом смысле Буш-младший — сын Рейгана, а не Буша-старшего) перестали доминировать в политической жизни. Даже 60% республиканцев считают, что следующий президент должен отличаться от Буша.
Есть определенные внутренние причины, но главная — это внешняя причина: переоценка и перенапряжение сил Америки. Можно констатировать, что Штаты потерпели поражение в Ираке. И это крах всей модели однополярного мира, в котором единственная сверхдержава — это США, устанавливающие правила игры. Падение американского влияния, конечно, не достигло еще низшей точки. США будут оставаться самой сильной страной в мире. Но это уже не “царь горы”. Все это дает фон, на котором разворачивается кампания 2008 года. Буш оставляет Америке тяжелое наследие, хотя страна живет лучше, чем когда-либо. Но живет не по средствам. Расходы бюджета растут, а доходы снизились, в результате возникла дырка в 3% ВВП. Выйти из этой ситуации можно, либо подняв налоги, либо сократив расходы. И следующей администрации придется сделать либо то, либо другое, а то и все вместе. Вторая проблема — это Ирак. Уход оттуда затянется на несколько лет. Американская армия истощена. Последствия на Ближнем Востоке и во всем мире для американских позиций будут еще более плохими. Следующей администрации придется расплачиваться за экономическую идеологию рейганизма по-бушевски и за войну в Ираке. Плюс ко всему надо иметь в виду демографические изменения в Штатах. Америка перестанет быть страной WASP (white anglosaхon protestant — белых, англосаксов, протестантов). Белые станут меньшинством в районе 2050 года. А WASP уже перестали быть большинством. Америка становится другой страной.
Отсюда такой необычный расклад сил на грядущих выборах. Такой интересной кампании не было, наверное, лет 30. Тройки ведущих кандидатов — что от демократов, что от республиканцев — выглядят необычно. Очень интересные фигуры, все не вписываются в стандарт, все уязвимы. ХИЛЛАРИ — ЭДВАРДС — ОБАМАСудя по всему, у демократов сюрпризов не будет. Сомнительно, чтобы появился кто-то осенью и объехал всех на кривой козе. Один фактор — это деньги, второй фактор — Клинтон, Обама и Эдвардс представляют собой основные контингенты избирателей демократической партии.
Готова ли Америка избрать президентом женщину? Есть сомнения: они близко подошли к этому, но это все-таки рубеж, который преодолеть трудно. Опять же фактор Билла Клинтона. Как сказал мне один знакомый республиканец, “неужели опять Билл Клинтон будет 4 года жить в Белом доме?”. Билл Клинтон — это плюс или минус для Хиллари? У Хиллари есть особенность: столкнувшись еще со времен Билла с обвинениями в том, что она левая либералка, она старается уходить вправо. По войне в Ираке у нее из демократов была наиболее консервативная позиция. Первым за вывод войск из Ирака выступил Эдвардс, он ушел сильно влево. Обама — вообще особый “фрукт”, он интересен молодежи и независимым избирателям, ибо не поддается пока классификации: не белый и не черный. На самом деле по своим взглядам он левый либерал, стоящий на радикальных антивоенных позициях. Хиллари и Эдвардс в 2002 году голосовали за резолюцию, позволявшую использовать силу против Ирака. Эдвардс потом покаялся, Хиллари — до сих пор нет. Поэтому левое крыло демократической партии к ней относится настороженно. Хиллари исходит из того, что левые никуда не денутся, а центр захватить надо, поэтому она забирает правее. Встает вопрос: а победит ли Хиллари на выборах? Не просчитаются ли демократы, выдвинув ее на выборы? Вдобавок, судя по всему, у республиканцев полно нового компромата на Билла Клинтона. Если это так, то в нужный момент они вытащат его, и вся избирательная кампания Хиллари пойдет под откос.
Здесь интересные шансы у Эдвардса. Так получалось, что у демократов на президентских выборах побеждали в последние десятилетия только южане. И единственный южанин среди демократических кандидатов — Эдвардс.
Обама имеет слишком маленький политический опыт. Сенатор с двумя годами “стажа” не воспринимается как опытный лидер. Как новая знаменитость он привлекает внимание. Обама позиционирует себя как политик нового поколения. Но сейчас не его избирательный цикл. ДЖУЛИАНИ — МАККЕЙН — РОМНИУ республиканцев расклад еще более необычен. К WASP относится Маккейн. Но он всегда считался “кошкой, которая гуляет сама по себе”. В 2000 году он очень много попортил крови Бушу. Он тогда просто поздно начал, если б он успел раскрутиться пораньше, он остановил бы Буша. Главным его достоинством была популярность у независимых и даже у демократов (и куда меньше в самой республиканской партии). Он совершенно не вписывался в круг республиканских консервативных и религиозных “вурдалаков” и “троглодитов”. Он был не кандидатом истеблишмента, а аутсайдером. Маккейн пошел на риск — попытался, будучи абсолютно чуждым Бушу, заручиться поддержкой Буша, полностью поддержал эскалацию войны и мирится с “вурдалаками”. В результате резко упала его популярность среди независимых, а “троглодиты” в республиканской партии ему все равно не верят.
Джулиани — католик, итальянец, трижды разведен, защищал права секс-меньшинств, выступал за контроль над оружием. Все его позиции для республиканской базы никуда не годились. Джулиани, хотя и растерялся во время событий 9/11 и совершил много ошибок, сумел сделать из этой трагедии саморекламу. У Джулиани вроде неплохие шансы. Парадокс в том, что по всем опросам на выборах должны победить демократы, но как только речь заходит о конкретных персонажах, побеждает Джулиани. На него тоже имеется масса компромата: он был мэром в Нью-Йорке, занимался сомнительным бизнесом, уйдя с мэрской должности, есть и “аморальные” проблемы: Рейган тоже имел за плечами развод, но этот-то разводился трижды!
Губернатор Массачусетса Митт Ромни выступает с консервативными взглядами, но он мормон. А основная часть WASP не считает мормонов настоящими христианами. Плохо верится, чтобы президентом Америки стал мормон. Будучи губернатором Массачусетса, он вел себя как закоренелый либерал, а сейчас перековался.
Крайне правых республиканцев не устраивают ни Джулиани, ни Маккейн, ни Ромни. И у республиканцев возможно появление “спасителя на белом коне”. Может, это будет Ньютон Гингрич, экс-спикер Палаты представителей. Есть еще бывший сенатор Фред Томпсон — он появился неизвестно откуда и, по опросам, уже обошел Ромни. Но у него рак, вроде бы излечимый, но...



Партнеры