Увядающий квебекский сепаратизм

25 мая 2007 в 18:25, просмотров: 2422

Прошедшие в марте этого года парламентские выборы в канадской провинции Квебек имели историческое для страны значение. По сути, в ходе голосования решалась дальнейшая судьба не просто отдельно взятого региона, но будущего всей Канады. 

«ТИХАЯ РЕВОЛЮЦИЯ»

 
Своеобразие исторического и культурного развития традиционно делало Квебек наиболее проблемным в политическом отношении регионом Канады, в этническом отношении являющейся одним из самых непростых государств мира. Проявлялось это на разных этапах в стремлении к большей независимости от федерального правительства и получении больших автономных прав.
Исторически Канада является многонациональной страной с двумя официально признанными на федеральном уровне языками – английским и французским. При этом франкоговорящее население страны преимущественно сосредоточено в одной провинции – Квебек, составляющей почти 16% территории Канады и насчитывающей 25% населения всей страны, что делает Квебек второй провинцией по числу жителей.
Так называемая тихая революция началась в 60-х годах прошлого столетия с появлением сепаратистской группировки «Фронт освобождения Квебека» (Front de Liberation du Qubec).
Активистами движения была совершена серия терактов, в которых погибли по меньшей мере пять человек. Кульминацией стало похищение сотрудника британского торгового представительства в Канаде и министра труда правительства провинции Квебек, что вынудило тогдашнего премьер-министра Канады Пьера Трюдо ввести в регионе военное положение. Кризис удалось преодолеть, однако проблемы со статусом Квебека только начинались.
С появлением Квебекской партии (Parti Quebecois) во главе с Рене Левеском вопрос о расширении автономных прав перерос в дискуссию об отделении Квебека от Канады и превращении его в суверенное государство.
На начальном этапе своего существования вновь созданная партия едва получила семь мест на выборах в Национальную ассамблею. Однако уже через несколько лет, в 1976 году, к большому разочарованию федерального правительства, Parti Quebecois добилась большинства на выборах в местный парламент, впервые опередив своих главных конкурентов – Либеральную партию Канады. Тогда за квебекских националистов проголосовали 41,4% избирателей.
Одним из ключевых пунктов политической программы Parti Quebecois было проведение народного референдума об отделении от Канады, который в итоге состоялся в 1980 году. Тогда 60% населения провинции высказались против отделения. С тех пор либералы и сепаратисты поочередно владели большинством в местном парламенте.
Несмотря на неудачу на референдуме, у партии по-прежнему оставалось много сторонников среди франкофонов. К тому же это было время, когда многие бывшие европейские колонии, такие как Камерун, Конго, Сенегал, Алжир, обретали независимость. Выступая в Монреале в 1967 году, тогдашний французский президент Шарль де Голль восклицал: «Да здравствует свободный Квебек!»
Второй и на сегодняшний день пока последний референдум, проведенный по инициативе сепаратистов, прошел в 1995 году. Именно тогда перед Канадой как никогда встала угроза децентрализации. Лишь доли процента решили исход народного голосования: 49,4% голосов были отданы за независимость Квебека, лишь 50,6% квебекцев проголосовали против выхода из состава Канады.
Почти двадцать лет назад канадский премьер Брайан Малруни решился на достаточно радикальный шаг по урегулированию квебекской проблемы. В ходе знаменитых переговоров с главами провинций на озере Мич в 1989 году было разработано конституционное соглашение, предусматривавшее признание Квебека «особым обществом» (distinct society). Для вступления соглашения в силу требовалось одобрение всех десяти провинций Канады, однако когда срок ратификации истек, Манитоба и Ньюфаундленд так и не поддержали документ. До сих пор историки спорят, как бы сложилась судьба канадского доминиона, если бы переговоры на озере Мич увенчались успехом.

ЧЕГО ХОЧЕТ КВЕБЕК

Поддерживающие независимость Квебека, как правило, мотивируют это тем, что при нынешнем конституционном строе Канады правительство провинции не обладает достаточными полномочиями и не может отвечать национальным интересам квебекцев.
Для большинства квебекских политиков, будь то сторонники националистов, выступающие за суверенитет, или же либералы, видящие будущее провинции в составе Канады, проблема политического статуса Квебека представляется до сих пор нерешенной. Несмотря на то что этот вопрос традиционно носил политический характер, культурные аспекты взаимоотношений Квебека с остальной Канадой и миром в целом всегда были в числе причин стремления к суверенитету.
Один из центральных аргументов в пользу независимости заключается в том, что она поможет сохранить французский язык в Северной Америке, даст возможность утвердить национальную принадлежность гражданам региона.
Квебек сегодня – наиболее однородная в культурном отношении канадская провинция. Будучи жителями единственного франкоговорящего «аванпоста» среди миллионов англо- и испаноговорящих североамериканцев, квебекцы ревниво блюдут свою национальную самобытность и боятся быть поглощенными иммигрантами, число которых в Канаде растет год от года.
Тем не менее постоянные разговоры о статусе провинции не шли на пользу региону. Главный город Квебека Монреаль в свое время вообще был самым крупным в Канаде, но непрекращавшиеся споры об отделении вредили инвестиционной привлекательности региона, который постепенно начали покидать крупные компании, опасаясь за свой бизнес.
Своеобразным символом экономического кризиса провинции является недостроенный монреальский аэропорт «Мирабель», возведение которого началось в конце 60-х – на смену не справлявшемуся с потоками пассажиров «Дорвалю».
В итоге число прибывающих в Монреаль серьезно снизилось, главным аэропортом города по-прежнему остается «Дорваль», а «Мирабель» со временем планируют превратить в развлекательный центр.
Один из квебекских бизнесменов как-то с иронией заметил, что, придя к власти в 1976 году, Квебекская партия сепаратистов очень многое позаимствовала у французов, тогда как вполне можно было ограничиться кухней. Противники отделения Квебека полагают, что длящиеся уже почти четыре десятилетия разговоры о суверенном Квебеке лишь отвлекают как правительство, так и население в целом от решения куда более важных насущных проблем. А их накопилось немало. «У Квебека 125 миллиардов долларов долга, неразвитая во многих отраслях инфраструктура, упало качество образования, накопилась масса проблем в здравоохранении», – отмечает Том Пентефунтас, бывший вице-президент партии «Квебекское демократическое движение» (Action Democratique du Quebec).

НЕТ СУВЕРЕНИТЕТА? 

Состоявшиеся в этом году очередные парламентские выборы дали неожиданные результаты. Партия либералов, лидером которой является нынешний премьер-министр Квебека Жан Чарест, получила 48 мест в Национальной ассамблее. Партии «Квебекское демократическое движение» во главе с Марио Дюмонтом довольно неожиданно досталось 41 место, в то время как Квебекская партия сепаратистов в итоге осталась с 36 местами, впервые за более чем тридцать лет довольствуясь лишь третьим местом. По сути, впервые за тридцать лет в борьбу за места в парламенте серьезно вмешалась третья партия, а именно «Квебекское демократическое движение».
Многие аналитики отмечают уникальность сложившейся сегодня в Квебеке политической ситуации. Фактически впервые за последние 130 лет Квебек получил правительство меньшинства, в связи с чем незамедлительно встал вопрос о том, как три партии будут работать вместе: смогут ли ужиться в парламенте Чарест и Дюмонт, как поведет себя в дальнейшем лидер сепаратистов Андре Буакле? По идее, либералов и «Квебекское демократическое движение» сближает их нежелание отделяться от Канады. В то же время лидер ADQ всячески подчеркивает свое намерение добиться для провинции больших автономных прав.
Комментируя столь неожиданный взлет демократов, канадский журналист Андре Пратт склонен объяснять его определенным кризисом доверия к либералам.
Действительно, либеральная партия так и не выполнила своих обещаний о снижении налоговой ставки и реформировании системы здравоохранения.
Накануне выборов не слишком лестные отзывы в прессе были слышны о нынешнем лидере сепаратистов Андре Буакле, который не скрывает своей гомосексуальной ориентации и даже признался в употреблении кокаина.
Однако не сомнительный имидж лидера сыграл ключевую роль в поражении Квебекской партии. Главные проблемы, как полагают ряд экспертов, кроются гораздо глубже, прежде всего в кризисе идеологии движения.
Квебекцы устали от бесконечных разговоров о суверенитете, которые ведут идеологи сепаратистов. «Однако говорить о полном разгроме пока рано, – считает Андре Пратт. – Все же как-никак почти 40% квебекцев разделяют идею о независимости».
Том Пентефунтас, бывший вице-президент партии ADQ, полагает, что неожиданно высокая поддержка его партии говорит о выборе некоего третьего пути развития провинции и отходе от доминировавших прежде федералистских и сепаратистских взглядов. «Беда Квебека  в том, что в последние десятилетия ни либералы, ни сепаратисты не обсуждали того, что реально было нужно для региона, будучи целиком и полностью увлеченными вопросом о статусе провинции», – утверждает он.
На итоги выборов в Квебекский парламент есть и другие точки зрения. Некоторые политологи склонны считать неубедительную победу либеральной партии свидетельством глубокого кризиса федерализма, уже давно наблюдающегося в Канаде. Этот кризис нарастает, несмотря на серьезную поддержку канадского премьера Стивена Харпера, которую тот оказывал лидеру местных либералов Чаресту. В частности, Харпер повлиял на проходившее в ноябре прошлого года голосование депутатов канадского парламента о признании жителей Квебека отдельной нацией в рамках единой страны.
По другим версиям, если бы не столь грамотная предвыборная кампания Марио Дюмонта, который оттянул на себя значительную часть голосов электората сепаратистов, вполне вероятно, победу могла одержать Квебекская партия. Это, в свою очередь, грозило очередным референдумом, результаты которого были бы непредсказуемы. 

ЧТО ДАЛЬШЕ

Как бы то ни было, но итоги минувших парламентских выборов с точки зрения федерального правительства скорее можно считать успехом.
Еще несколько лет назад политологи давали весьма пессимистичные прогнозы относительно будущего канадского федерализма, который бы в случае отделения Квебека потерпел серьезный удар. Если бы право на суверенитет получил Квебек, то на выход из состава федерации со временем могли бы претендовать и такие благополучные провинции, как Онтарио или Альберта. Пусть в экономическом отношении и в плане международного авторитета они многое бы утратили в сравнении с нынешней Канадой.
Сегодня почти все эксперты солидарны в том, что в ближайшее время интересы населения Квебека будут больше сосредоточены на социально-экономических проблемах, а не на политических. И пусть до конца проблема со статусом Квебека не решена, в ближайшем будущем новых разговоров о независимости вестись, по всей видимости, не будет. А потому у канадского правительства есть время задуматься над укреплением государственности.    



Партнеры