Любовь на рельсах

У Резо Габриадзе локомотивы встретятся

28 мая 2007 в 20:00, просмотров: 538

  Случилась на фестивале “Черешневый лес”. Резо Габриадзе — известный кукольник из Тбилиси — представил свой новый спектакль, с названием которого так и не определился. Во всяком случае, на розовой программке их два: “Эрмон и Рамона”, “А если локомотивы встречаются”. Хотя знаменитый художник имеет собственное — “Локомотивы”.
     
     Мне всегда нравилась идея одушевления предметного мира. Например, что думает холодильник, когда в нем протухают продукты. Или дерево, которое распиливают на дрова. Резо Габриадзе решил поженить два паровоза. Паровоз-женщина по имени Рамона и паровоз-мужчина по имени Эрмон. Место действия — станция, затерянная в Грузии. Время действия — после войны.
     В кромешной темноте мелькают желтые огоньки, и их пересечение означает движение на КВЖД — навстречу друг другу, в разные стороны. Молчаливый обходчик с фонарем голосом за кадром сообщает, что одна шпала любит другую. А курица, что клюет с газеты остатки еды, выброшенные из окна поезда, просвещает кабана насчет политики сталинского правительства в области дипломатии и мясо-молочного производства.
     Потом появляются куклы Габриадзе — как всегда с печатью индивидуальной судьбы на деревянных лицах (обходчик с печалью, инвалид — с бесшабашностью). Паровоз-женщина мало отличается от паровоза-мужчины: оба железные, слегка поржавевшие, и оба страдают из-за того, что не могут встретиться.
     Эти страдания по ходу действия расцвечивает грузинское многоголосье, которое от частоты использования кажется навязчивым. Любовь локомотивов чем дальше, тем больше кажется искусственной, и эта искусственность, естественно, не может лирическую тему сделать органичной. Оживление в действие вносят мизансцены циркового характера. Цирк шапито застрял на дороге, и его требуется срочно транспортировать.
     И тут начинается настоящая железная трагедия. Женщина на колесах, вместо того чтобы мчаться навстречу любимому, должна выполнять профессиональный долг и тащить циркачей в другую сторону. Цирк у Габриадзе — яркий, пестрый, с балетными дивертисментами. А мужчина-паровоз так мчался навстречу возлюбленной, что разбился, и на похороны подтянулись даже горы, чьи вершины в крестах. И снова красивое грузинское многоголосье. А так в спектакле звучат голоса больших российских артистов, озвучивших за кадром кукол, — Гармаша, Михалкова, Фрейндлих, покойного Лаврова.



    Партнеры