Пенсии на вырост

28 мая 2007 в 14:26, просмотров: 471

«Письма счастья» – извещения о размере пенсионного капитала, накопленного за истекший год, – россияне получают уже четыре года. Использовать их можно по-разному. Например, для сведения: все ли положенные суммы страховых взносов начислил работодатель. Или для размышления: как распорядиться своими пенсионными накоплениями в дальнейшем, дабы их сохранить и приумножить. Именно так было задумано авторами пенсионной реформы. Но на деле далеко не все будущие пенсионеры вообще знают о реформе, еще меньше народа понимает, для чего им присылают эти непонятные бумажки, и уж совсем немногие реально распоряжаются своими накоплениями. Частные структуры ставят рекорды по прибыльности «пенсионных» инвестиций, однако доверяют им лишь 7% россиян.

БЫСТРО СКАЗКА СКАЗЫВАЕТСЯ…

Как в идеале должна была осуществляться пенсионная реформа в России? Работодатель перечисляет за своего работника в Пенсионный фонд России (ПФР) страховые пенсионные взносы в размере 14% от легальной заработной платы. Взносы аккумулируются на индивидуальном лицевом счете гражданина и делятся на две части: страховую и накопительную. Размер страховой части определяется трудовым стажем и размером заработной платы. На нее с 2005 года уходит 10 из 14%, составляющих страховые взносы.
Оставшиеся 4% – средства накопительной части. Это «живые» деньги, которые, по идее, можно вложить в какое-нибудь прибыльное дело, чтобы к старости обеспечить себе более или менее приличный доход. Право распоряжаться накопительной частью пенсионных денег получили россияне, родившиеся позже 1967 года. Причем с 1 января 2008 года накопительная часть пенсионных отчислений должна вырасти с 4 до 6%.
Правда, государство не разрешает своим гражданам лично приумножать свои пенсионные активы – будь вы хоть новый Джордж Сорос. Так что поиграть на бирже или прикупить акций полюбившихся вам предприятий за счет будущей пенсии не получится. Но за вас это могут сделать специально обученные люди из негосударственных пенсионных фондов (НПФ) или управляющих компаний (УК). Выбирай любого, кто понравился – хоть достижениями капиталистического хозяйства, хоть красивым названием. Для того чтобы передать накопительную часть своей пенсии приглянувшемуся «управленцу», достаточно оформить соответствующее заявление и в срок до 31 декабря текущего года представить его в Пенсионный фонд.
Еще один вариант – никаких заявлений не писать.
В этом случае накопительная часть пенсии автоматически поступает в распоряжение государственной управляющей компании (ГУК), функцию которой выполняет Внешэкономбанк. Особых прибылей в данном случае не предвидится (в прошлом году пенсионные инвестиции ВЭБа принесли доходность всего в 5,7% годовых), но взамен приобретается большая уверенность в сохранности пенсионных накоплений. Словом, как в известной российской сказке: было у отца три сына, двое умных, а третий – сторонник государственного финансирования.

 «МОЛЧУНЫ» И «АКТИВИСТЫ»

Так пенсионная реформа выглядит в теории. Мы работаем, получаем зарплату, работодатель исправно отчисляет положенную часть в Пенсионный фонд, а уполномоченные нами профессионалы за умеренную плату приумножают наши денежки. На практике каждое звено дает сбои.
Во-первых, зарплату многие получают «в конверте», а ее «белая» часть настолько мала, что отчисления в Пенсионный фонд напоминают рацион волнистого попугайчика в провинциальном зоопарке. Рассчитывать на сколько-нибудь осязаемые доходы от инвестирования 4% от этих нескольких сотен или тысяч рублей в год не приходится, даже будь они вложены в акции Microsoft на пике роста.
Во-вторых, основная масса населения продемонстрировала крайнее безразличие к предоставленной возможности заработать довесок к пособию по старости, гарантированному государством. Более 90% участников системы обязательного пенсионного страхования, получающих накопительную часть, до сих пор и не подумали изъявлять свою волю насчет вложения ее куда бы то ни было. И деньги по умолчанию остаются в руках прижимистого государства.
Сегодня во Внешэкономбанке скопилось 280 млрд. «пенсионных» рублей, переведенных «по умолчанию». Их владельцев так и окрестили – «молчуны». Сегодня в России примерно 54,5 млн. «молчунов».
И только 3,1 млн. россиян, как сообщили в Пенсионном фонде РФ (ПФР), проявили предприимчивость в отношении своих пенсионных накоплений. Это всего лишь 5,4% от числа граждан, участвующих в пенсионной реформе, хотя число «активистов» растет: в прошлом году оно увеличилось более чем на 1 млн человек, которые перевели свои накопления из ПФР в НПФ.
Именно НПФ, констатирует Андрей Попов, генеральный директор УК «Финам Менеджмент», обладает сейчас самым большим потенциалом по привлечению пенсионных накоплений. Почти 90% «предприимчивых» выбрали объектом своих вложений НПФ, и только около 10% (127 тыс. человек) изъявили желание доверить свои пенсионные средства частным УК напрямую.
В итоге частные структуры за минувший год привлекли лишь 6% пенсионных накоплений – 10,6 млрд. рублей (из них примерно 9,8 млрд. рублей приходится на НПФ и 840 млн. рублей – на УК).

ЧАСТНИКИ НАЧИНАЮТ И ВЫИГРЫВАЮТ

Немногочисленные российские «активисты» одержали внушительную бизнес-победу над «молчунами».
В минувшем году частные НПФ и УК, управлявшие пенсионными деньгами, продемонстрировали весьма солидную доходность инвестирования пенсионных накоплений – 20,7%.
«Результаты в целом показаны достаточно хорошие, обусловлены они мастерством управляющих и благоприятной динамикой фондового рынка, – говорит Никита Коренцвит, начальник отдела долговых ценных бумаг ЗАО «СОЛИД Менеджмент».
Причем из 55 частных управляющих компаний 11 показали доходность выше 30%. В лидерах – управляющие компании «Универ Менеджмент», «РТК-инвест», «Доверие Капитал», «Открытие» и другие. Правда, в бочке меда есть и ложка дегтя: три компании сработали ниже уровня инфляции – «НВК», «РТК НПФ» и «ТРИНФИКО». Именно аутсайдеры, по оценке аналитиков, стали причиной того, что в минувшем году 17 тыс. россиян (1,5% от общего числа «активистов») разочаровались в частных инвесторах и заявили о своем желании вернуть пенсионные накопления в ПФР – под управление государства. Однако это решение скорее эмоциональное, чем рациональное: несмотря на провалы тройки аутсайдеров, доходность пенсионных инвестиций у частников в несколько раз превысила доходность, продемонстрированную управленцами Внешэкономбанка.
Внешэкономбанк, в качестве государственной управляющей компании распоряжающийся пенсионными накоплениями «молчунов», в 2006 году сработал «ниже плинтуса», поставив рекорд низкой доходности за все время управления пенсионными накоплениями – 5,7% годовых. Поскольку уровень инфляции за это же время составил 9%, получается, что вложения «молчунов» принесли не доходы, а убытки. Нельзя сказать, что виной тому злой умысел или некомпетентность команды Внешэкономбанка. Скорее в этом можно заподозрить разработчиков пенсионной реформы, ограничивших государственную управляющую компанию в использовании финансовых инструментов самыми непопулярными. Закон оставил ВЭБу небогатый выбор: вкладывать средства будущих пенсионеров только в государственные ценные бумаги, обязательства по которым выражены в рублях и иностранной валюте, или держать пенсионные накопления в виде средств в рублях и валюте на счетах в кредитных организациях.
Сегодня доля государственных бумаг составляет 92,6% от рыночной стоимости инвестиционного портфеля ВЭБа по пенсионным накоплениям. Повышать их доходность – значит, растить внутренний госдолг. Поэтому нет ничего удивительного в том, что чем сильнее увеличивается приток средств, размещаемых в госбумаги, тем быстрее падает их доходность. 176,9 млрд. рублей пенсионных накоплений, полученных ВЭБом в управление в 2005 году, за 2006 год выросли до 267,1 млрд. рублей. А доходность от размещения этих средств – практически в одни госбумаги – за это же время упала более чем в два раза – с 12,8 до 5,7% годовых.
«Государство размещает пенсионные деньги в эмитируемые им же ценные бумаги с мизерной доходностью, тем самым получая недорогой кредит под свои цели, – считает Дмитрий Левин, руководитель клиентского отдела УК «ИнвестКапитал». – Фактически государство использует эти деньги в собственных интересах, при этом обеспечивая минимальный пенсионный доход».
И это – принципиальный из череды сбоев в реализации пенсионной реформы. Хотя кто его знает – может, все так и было задумано, чтобы подстегнуть неповоротливых «молчунов»? Однако наш человек на такие убытки чихать хотел. И суммы там какие-то несерьезные, и деньги какие-то ненастоящие – ни пощупать, ни пропить. Да и когда еще эта пенсия будет? Пенсионное законодательство, глядишь, не раз еще изменится, так что нечего и голову себе морочить, заявления всякие писать, носить их куда-то…

 А ЧТО ДАЛЬШЕ?

Если оставить за скобками идущие сейчас споры о судьбе отечественной пенсионной системы, то в новом году возникают и новые перспективы для использования пенсионных денег. Правда, перспективы эти несколько напоминают басню о лебеде, раке и щуке, которые пытаются утащить воз в разные стороны. Например, недавно начал обсуждаться вариант применения пенсионных денег для секьюритизации кредитов. Еще в прошлом году постановлением российского правительства №561 от 12 сентября 2006 года Внешэкономбанку как государственной управляющей компании разрешили вкладывать средства пенсионных накоплений в ипотечные ценные бумаги. На практике это означает, что ВЭБ может «перекачать» в Агентство по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК), которое рефинансирует ипотечные ссуды ряда российских банков. Минусы этого варианта – низкая (в сравнении с фондовым рынком) доходность и призрак коллапса в случае каких-либо потрясений российской «кредитной пирамиды».
Вариант второй: глава Минэкономразвития Герман Греф предлагает разрешить государственной управляющей компании вкладывать средства в «голубые фишки». Например, инвестировать средства в особый вид корпоративных облигаций. Такие облигации выпускаются для финансирования инвестиционных проектов с использованием государственно-частного партнерства. В первую очередь речь идет об облигациях, предусматривающих господдержку за счет средств инвестиционного фонда, участником которых будет создаваемый на базе самого ВЭБа государственный Банк развития. Возможные минусы – пока еще весьма неопределенные перспективы этих самых «инвестпроектов с использованием государственного-частного партнерства».
Вариант третий: банковское сообщество России ратует за то, чтобы отдать деньги пенсионеров ему. Ссылаясь на президента, призвавшего «наращивать мускулы» российского банкинга, и бия себя в грудь: мол, мы за ценой не постоим.
По мнению Дмитрия Афонина, руководителя банковских проектов компании «ИМА-консалтинг», возможности направить пенсионные накопления граждан в банковский сектор сегодня уделяется неоправданно мало внимания. «Это позволило бы качественно диверсифицировать портфель инвестиционных инструментов УК и одновременно колоссально помогло бы банкам пополнить ресурсную базу «длинными деньгами» и кредитовать инфраструктурные проекты государственной важности, помогать развитию частных компаний», – считает Афонин.
Однако доходность от таких вложений невелика – 7–11%, на финансовом рынке хватает более привлекательных инструментов. Хотя у банковских депозитов есть неоспоримое преимущество: благодаря государственной системе страхования вкладов ныне это самый надежный способ вложения средств. Так что банкиры (в частности Ассоциация российских банков) намерены добиваться существенного увеличения квоты на инвестирование пенсионных накоплений в банковские депозиты.
Какой вариант победит в конечном счете, пока неизвестно. Эксперты предполагают, что скорее всего «пенсионный пирог» будет поделен между всеми «едоками».  

По результатам опроса ВЦИОМ  58% респондентов, поместивших в прошлом году накопительную часть своей пенсии в НПФ, остались относительно довольны его работой. Подавляющее большинство россиян (82%) не планируют менять организацию, управляющую их пенсионными накоплениями. Склоняются к смене пенсионного фонда лишь 6% респондентов, при этом чаще всего они предполагают перевести свои средства в негосударственный пенсионный фонд.



    Партнеры