«Изоляция не в интересах России»

29 мая 2007 в 13:20, просмотров: 254

«Работа дипломата в основном состоит в том, чтобы слушать и понимать. Для этого, несомненно, требуется испытывать симпатию к стране, где трудишься. А эту симпатию, в свою очередь, можно выстраивать». С этих слов чрезвычайный и полномочный посол Франции в России господин Станислас Лефевр де ЛАБУЛЕ начал свое интервью Виктории Чеботаревой.

«ДЛ»: Господин посол, каковы ваши наиболее яркие впечатления о России и можно ли их сравнить с прежними ощущениями, если вы не первый раз в России?
Станислас Лефевр де Лабуле: Я побывал в СССР еще подростком в 60-е годы, а в последнее время довольно регулярно приезжал в Россию уже в качестве дипломата. Перемены впечатляют: Москва и другие города, в которых я был, совсем не похожи на прежние. Сверкают огнями вывески, очень интенсивное автомобильное движение. Россияне имеют теперь возможность путешествовать за границей, а их уровень жизни приближается к западноевропейскому.
«ДЛ»: Как вы оцениваете экономические реформы?

С.Л.: Россия реформирует свою экономику, и возрастающая роль в этом принадлежит государству. Важно отследить, сохранится ли при этом взятое в 90-е годы направление на либеральную экономику, следующую рыночным законам и открытую для международных обменов. Я искренне на это надеюсь. Не думаю, что в интересах России построить такую систему, которая снова изолировала бы ее от основных потоков обменов.
«ДЛ»: Не вызывает ли опасения тенденция к усилению роли государства в экономике?

С.Л.: Уже два года мы наблюдаем за проведением серии мер, предназначенных не только для усиления контроля государства над стратегическими секторами, но и для использования в них некоторых предприятий в качестве финансовых и политических рычагов для модернизации российской промышленности. Они проявляются в политике объединения крупных промышленных групп в области самолетостроения, в ядерной промышленности. А в последнее время – в кораблестроении, а также в участии государственных предприятий, имеющих крупные ликвидные средства, Газпрома и Рособоронэкспорта, в частности, в других секторах российской экономики.
Таким образом правительство хочет полнее контролировать доходы страны от экспорта и обеспечить их перераспределение в другие сектора экономики. Будущее покажет, действительно ли эта методика приносит ожидаемые результаты в плане диверсификации экономики.
В любом случае промышленная концентрация не может быть единственным ответом на необходимость диверсифицировать экономику. Следует облегчить инвестирование в различные сектора легкой промышленности и создать средним предприятиям благоприятные условия для доступа к кредитным ресурсам.
«ДЛ»: Инвестиционная активность французских компаний в России довольно высока, но ограничивается Санкт-Петербургом, Москвой и отчасти Подмосковьем. Почему они не выходят в регионы?

С.Л.: Прямые французские инвестиции в России выросли на 60,5% в 2005 году и достигли 374 млн. евро против 233 млн. евро годом раньше. Динамика положительная. Вложения наших инвесторов, как и инвестиции других зарубежных стран, сначала касались западных регионов России, в частности Москвы и Санкт-Петербурга. Но это далеко не исчерпывающий список. Многие французские инвесторы уже присутствуют в регионах или же планируют вскоре начать там работать. Например, Saint-Gobain работает в Ставропольской, Владимирской и Смоленской областях, Schneider Electric – в Оренбурге, Schlumberger – в Тюмени, фармацевтическая компания Servier – в Екатеринбурге и на Урале, группа Auchan работает в Нижнем Новгороде и Екатеринбурге и имеет несколько других проектов в регионах на 2007 год. Группа Bouygues широко представлена в Екатеринбурге. Я мог бы назвать еще много других примеров.
«ДЛ»: Что вы можете сказать о российско-французских совместных энергетических проектах, в частности о возможном участии французских инвесторов в разработке Штокмановского газового месторождения?

С.Л.: Газпром сейчас консультируется со своими потенциальными партнерами, для того чтобы эксплуатировать Штокмановское месторождение. Total входит в их число. У Газпрома и Total уже есть опыт совместной работы в Иране на месторождении Южный Парс. Французские предприятия давно работают в области современных технологий, применяемых на Штокмановском месторождении, идет ли речь об офшорных технологиях, подводных работах или же о производстве сжиженного газа.
Существуют и другие примеры сотрудничества, например, между EDF и Росэнергоатомом в области ядерной безопасности, в частности в рамках международного партнерства «Восьмерки», на Калининской АЭС.
Некоторые французские производители оборудования являются крупными поставщиками российских нефтяных, газовых и электрических компаний. В области электроэнергетики стоит отметить недавние успехи компании Alstom, которая поставит Мосэнерго электростанцию комбинированного цикла, или же компанию AREVA T&D, подписавшую крупный контракт с Федеральной Сетевой Компанией (ФСК), российской компанией по передаче электроэнергии.
«ДЛ»: Как вы относитесь к отказу России подписать Европейскую энергетическую хартию?

С.Л.: Прежде всего необходимо отметить, что хартия не является чисто европейской, хотя европейские страны и представлены в большинстве. Хартия носит международный характер: среди стран, ее подписавших, – Япония и Австралия. Ее правильное название – «Энергетическая хартия».
Она включает в себя важные вопросы, связанные с обеспечением энергетической безопасности в контексте возрастающей взаимозависимости стран – потребителей и экспортеров, в частности по защите инвестиций, вопросам транспортировки и повышения энергетической эффективности.
Отказ России ратифицировать хартию связан с вопросами внутриевропейского права, а также со стремлением распространить ее действие на торговлю ядерным топливом. Мы же полагаем, что последний вопрос находится полностью в ведении Евроатома.
Рамочное соглашение, которое предполагается подписать в ходе переговоров о партнерстве между ЕС и Россией, возьмет за основу принципы, изложенные в Хартии. Эти принципы были воспроизведены  в декларации по энергетике, принятой в ходе саммита  G8 в Санкт-Петербурге.   
«ДЛ»: Интересно узнать о планах сотрудничества в космической и авиационной отраслях.

С.Л.: Проект создания регионального транспортно-пассажирского самолета находится на правильном пути. Речь идет о проекте, который осуществляется при сотрудничестве конструкторских бюро «Сухой», «Сафран» и «Талес» и призван создать современный лайнер для российского и мирового рынков. Реализация проекта проводится при содействии правительств наших стран и с использованием традиционного опыта инженерно-технического состава в области авиастроения.
Продолжаются переговоры между Европейским авиастроительным и оборонным концерном (EADS) и Объединенной авиастроительной корпорацией для уточнения программы среднесрочного промышленного сотрудничества между корпорациями. Частично контракт уже подписан, он касается участия российских авиастроителей в разработке дальнемагистрального лайнера А-350. В ближайшие месяцы будут определены и другие программы сотрудничества. «Аэрофлот» подписал протокол о намерениях на покупку 22 самолетов А-350.
Таким образом, сотрудничество в области авиастроения, так же как и в космической сфере, развивается. И здесь главным проектом стало размещение ракетоносителя «Союз» во французской Гвиане. Также существует программа «Урал», предполагающая разработку пусковых установок будущего на перспективу до 2020–2030 годов, а также программы по запуску космонавтов и совместное развитие Международной космической станции.
«ДЛ»: Как вы оцениваете эффективность частно-государственного партнерства во Франции и перспективы его в России? Если я не ошибаюсь, вашим соотечественникам предложили принять участие в строительстве платной дороги между Санкт-Петербургом и Москвой?

С.Л.: Партнерство государственного и частного сектора – это очень распространенная во Франции форма управления коммунальными службами. Я считаю, что она устраивает и органы местной власти и государство, поскольку у нас есть юридическая база и механизмы контроля, которые обеспечивают сбалансированность между местными органами, которые сдают в аренду коммунальные службы, и частными компаниями, занимающимися их обслуживанием.
Российские местные власти только начинают привлекать частные компании, и неудивительно, что они действуют с осторожностью.
Безусловно, строительство платных автодорог могло бы стать предметом частно-государственного партнерства, а крупные французские компании – быть в этом заинтересованы. Этот вопрос многократно обсуждался между российскими и французскими партнерами, но на сегодняшний день российские власти еще не объявили тендера. А партнерство начинается после этого этапа.
«ДЛ»: Какие меры приняты для улучшения выдачи виз российским гражданам?

С.Л.: По количеству выданных в 2006 году виз (286 тысяч) Франция занимает четвертое место, уступая Финляндии, Германии, Испании, но опережая Италию. Мы стремимся к увеличению потока российских туристов, направляющихся во Францию. Мы решили с июня 2007 года прибегнуть к услугам частной компании для обеспечения приема документов на получение визы краткого пребывания. Наши возможности не позволяют обслужить постоянно растущее количество российских туристов, желающих посетить нашу страну. Мы поступаем так, как уже действуют некоторые другие посольства.
Конечно, в результате использования такой системы стоимость визы увеличится на 900 рублей. Но мы берем на себя обязательство значительно уменьшить сроки ее выдачи. Кроме того, эта система будет действовать на всей территории России – не только в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге, где мы открываем генеральные консульства осенью, но и в Самаре, Перми, Новосибирске и Ростове-на-Дону.    



Партнеры