В Москве объявят засадное положение

“МК” стала известна генеральная схема развития зеленых насаждений

7 июня 2007 в 00:00, просмотров: 489

В скором времени Москва зазеленеет. Не от обилия долларов, как кто-то мог подумать. И не от плесени, которой и без того хватает в старых домах и на памятниках. Все куда романтичнее и возвышеннее.
Романтичнее — потому что столица, по планам архитекторов, должна утонуть в пышной растительности: в Москве собираются строить новые сады и восстанавливать исторические парки. А возвышеннее — потому что сажать растения станут не только на земле, но и на верхотуре — крышах, балконах и даже на гаражах.
Эти приятные глазу каждого горожанина мероприятия прописаны в новой генсхеме озеленения столицы до 2020 года, недавно утвержденной властями. Ее детали стали известны “МК”.

Центр станет клумбным местом

К нынешней генсхеме ученые подошли с чувством, толком и расстановкой. Прежде чем приступить к природно-ландшафтному планированию, они проанализировали: в каких районах столицы с зеленью хорошо, в каких — так себе, а где просто очень плохо.
Выяснилось, что самые растительные округа Москвы — Зеленоград (название обязывает), где на одного жителя приходится 147 кв. метров зеленых территорий, и Восточный (80 “квадратов” — в основном за счет Сокольников, Измайловского парка, Лосиного острова). А меньше всего растительности в ЦАО, что в общем-то никого не удивило, — 9 кв.м на человека. И потому власти стараются озеленять центр всеми возможными способами. Дошло до того, что руководитель столичного Департамента природопользования и охраны окружающей среды Леонид Бочин предложил разбить японский садик на стилобате высоток Нового Арбата — а точнее, на козырьке дома №11, но на уровне второго этажа. Но юмор в том, что простые москвичи этого не увидят. Если смотреть с земли, идя по Новому Арбату, стилобатная часть высотки не видна. А попасть на козырек ни со стороны улицы, ни из здания людям будет нельзя. Новый Арбат — часть правительственной трассы, и потому ФСО запретила гулять по крышам кому бы то ни было.
— У архитекторов были предложения сделать на стилобате видовую площадку, но федеральная служба охраны не разрешила. Выход предусмотрен только для обслуживающего персонала, причем ФСО потребовала минимизировать количество рабочих, — говорит руководитель гендирекции по ремонту и эксплуатации дорог, благоустройству и озеленению территории ЦАО Алексей Ларин.
Зато любоваться японским садом сможет г-н Бочин. По счастливому совпадению столичный Департамент природопользования расположен именно в доме №11 (на верхних этажах), а окна кабинета его руководителя смотрят прямо на будущую клумбу. Сейчас на этой крыше растут лишь одуванчики и сорная травка — зрелище, не особо радующее глаз. Сможет г-н Бочин и контролировать процесс озеленения, причем, что очень удобно, не сходя с рабочего места.

На крыше дома твоего — японский сад

Дабы восстановить справедливость, “МК” решил рассказать и показать читателям, что за чудо природы появится на крыше 11-го дома на Новом Арбате (см. картинку).
На кровле будет своеобразный японский сад — с газонами и дорожками. Озеленители посадят белый и розовый клевер, вымостят крышу декоративными камешками зеленого и бордового цветов. Для полного счастья садик станут подсвечивать. По планам раз в месяц уборщики будут собирать бытовой мусор, который, бывает, выкидывают сотрудники ведомств, расположенных в высотке. Система полива будет автоматической — опять же, чтобы на стилобат лишний раз не выходили люди.
Работы по оформлению японского сада начнутся со дня на день и по графику должны закончиться к 15 сентября. Но специалисты все же постараются успеть к Дню города.
Если эксперимент удастся и растения приживутся, таким же образом, возможно, озеленят и другие дома-“книжки”. Прорабатывается также список мест (их около 40), которые имеют непрезентабельный вид, и потому их можно и нужно задрапировать растениями. Основной упор делается на оформление крыш парковок и гаражей, вертикальное озеленение стен всевозможными лианами. Конечно, увитые плющом гаражи не заменят бульвары и скверы, но по меньшей мере создадут настроение и улучшат микроклимат. Уже утверждены специальные требования по крышно-гаражному озеленению. Кроме того, специалисты решают, как облагородить мусорные контейнеры в скверах и на бульварах — возможно, ограду вокруг них будут оплетать растениями.
— Один из лозунгов нашей генсхемы — переход от количества к качеству, — говорит заведующая научно-проектным отделением ландшафтного проектирования НИиПИ Генплана Москвы Ганна Омельяненко. — Мы не можем увеличивать площади под озеленение — к 2020 году их останется столько же, сколько и сейчас. Но мы можем превращать в зеленые территории пустыри, свалки, освобождать под лесопарки участки с гаражами, газгольдерными и проч. Нужно работать над качеством благоустройства и декоративностью. До 2015 года все, что неудовлетворительно, должно стать удовлетворительным, а еще лучше — хорошим.

Деревья поднимут над городом

Все природные территории ученые оценивали с точки зрения здоровья деревьев (сухостой — не сухостой, зараженные — здоровые). Эксперты отметили, что в последние годы состояние зелени в Москве стало лучше. В очень плохом состоянии — с угнетенными, требующими полной замены деревьями — находится не больше 5% территорий. И это очень хороший результат. Особенно если учесть, что несколько лет назад деревца в городе загибались чуть ли не сразу после высадки. Сейчас за ними стали ухаживать гораздо лучше.
Правда, что касается деревьев вдоль дорог, продление их жизни — вопрос по-прежнему актуальный. Ясно, что саженцы должны быть и сами по себе устойчивыми к воздействию выхлопов, и защищать окружающую среду. Главный архитектор Москвы Александр Кузьмин предложил использовать опыт Парижа, где у дорог сажают супервыносливые деревья-мутанты (их приучают к плохой экологии специальными методами). Но мэра Лужкова французское начинание не вдохновило. “Хороший пример — Кутузовский проспект, когда уровень корневой системы на полметра выше тротуара, и дерево при этом живет”, — сказал Лужков.
Будет ли на всех магистралях, как на Кутузовском, пока неизвестно. Но на уровне городских департаментов сейчас ставится вопрос о пересмотре нормативов при строительстве дорог. Нужно повышать бордюрный камень, чтобы машины не могли объезжать пробки по газонам, да и сами газоны должны быть приподняты — тогда растениям будет легче дышать. Кроме того, надо подыскивать стрессоустойчивые породы деревьев и менять способы их высаживания.
— В условиях высокоурбанизированной среды методы должны быть совсем не такими, как в Москве, — считает Ганна Омельяненко. — В разных городах мира озеленители используют индивидуальные подкормки, индивидуальный полив (разбрызгиватель подводят к каждому растению). Все эти методы очень дорогостоящие. Но в условиях крупного города красивые, здоровые и экологически эффективные деревья по-другому не вырастишь. Иначе они гибнут.

Парки? Да ну их в болото!

По сравнению с центром Парижа, где каждому горожанину достался кусочек зелени лишь в 0,5 кв.м, старая часть Москвы — цветущий город-сад! К тому же в сердце нашей столицы — огромное разнообразие пород деревьев. В старых скверах можно встретить почтенного возраста вязы, дубы, вишни и домашние яблони. А вот на окраинах Москвы остались лишь мелколистные липы, клены да тополя.
Бедненько выглядят и парки, созданные 10—15 лет назад, когда чиновникам важны были исключительно цифры — гектары, штуки и т.д. Часто культурные посадки делали, что называется, квадратно-гнездовым способом. В иных городских садах можно встретить лишь 1—2 породы деревьев, тощеньких и неухоженных, да кое-где расставленные скамеечки, загаженные ногами “отдыхающих”.
Тем не менее встречаются и вполне симпатичные зоны отдыха. На лидирующих позициях — Северо-Восточный округ, в котором “рулит” единственная в Москве женщина-префект Ирина Рабер. Приятно погулять в парке “Отрадное” (в долине реки Лихоборки), в этнографической деревне в Бибиреве (на речке Чермянке). Вы еще там не были? Как говорится, спешите видеть.
— Сейчас в Москве возвращается интерес к парковой культуре, — рассказывает Ганна Омельяненко. — Нам сначала нужно обеспечить каждый район своим парком, а затем можно внедрять идею специализированных парков, причем не только спортивных, но и с интересным ландшафтом. Например, на Ходынском поле запроектирован исторический парк “Ландшафты Москвы”, где показаны характерные озелененные ландшафты для Москвы средневековой, для Москвы эпохи Петра и т.д. (пока реализован только бульвар советского периода — вся система ландшафтов заканчивается полукругом этого бульвара). Интересны парки искусств, парки культур.
Москва, конечно же, не ограничится европейским стилем. В Москве можно применять самые разные варианты, но это зависит от положения в структуре города. Странно было бы в усадьбе XVIII века сотворить современный японский сад. В то же время есть территории, где можно сделать что угодно. Например, создается Марьинский парк, и там мэрия предложила создать сады мира: можно продемонстрировать кусочек французского садика, японского, китайского, английского. И это тоже дает возможность ознакомиться с историей.
Скрупулезно подсчитав чуть ли не каждое деревце и кустик, специалисты вычислили, что растительностью покрыта почти треть территории Москвы. И это не считая “зеленых” воинских частей, посадок вдоль нефтепровода и т.д.
В идеале все островки живой природы в мегаполисе должны быть связаны между собой — речками, болотцами и т.д. Ученые называют эти связи экологическими коридорами. Чем их больше, тем комфортнее растениям, птицам, зверям и, конечно, венцам творения — людям. Так что для нормального существования природные связи важны не меньше, чем дипломатические.
Крупные лесопарки Москвы в основном сосредоточены за границами будущего четвертого транспортного кольца, частично находятся в зоне между третьим и четвертым кольцами и почти не заходят в центр. (Впрочем, такая ситуация естественна для всех городов мира.) И получается, что эти самые непрерывные связи лесопарков осуществляются в основном на периферии и чаще всего за счет долин рек. Потому-то так важно сейчас заняться реабилитацией малых рек. Но это довольно сложная задача.
Например, река Городня связывает Битцевский лес и Царицыно. Как происходит процесс ее реабилитации? Архитекторы сделали два проекта планировки. На обоих участках Городня находится в коллекторе, и “вынуть” ее оттуда нельзя, получится только хуже — придется вести колоссальные земляные работы, надолго уничтожив вокруг живую природу. Спецы пошли другим путем: решили развивать систему декоративных прудов. Причем по возможности будут обходиться без бетона и прочих стройматериалов, сохраняя естественные границы. И тогда в долине реки получается если не сама река, то во всяком случае нечто, связанное с водой.
Модным становится и устраивать посреди города… болота. И наша столица не отстает в этом смысле. В районе Ростокинского акведука есть настоящий болотный парк. На небольшом возвышении над топью проложены дощечки, по которым можно бродить, озирая болотные пейзажи. Что москвичи и делают. Причем с большим удовольствием. Кстати, недавно на конгрессе ландшафтных архитекторов в США шла речь о том, что американские экологи в последнее время активно реабилитируют болота. Но это вызывает недовольство жителей, которые привыкли, что их окна выходят на “причесанный” газон. Москвичи же, в отличие от капризных американцев, более продвинуты в экологическом плане.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
— Генсхема озеленения города разрабатывалась впервые за последние 30 лет, — говорит автор генсхемы озеленения Москвы до 2020 года Евгения Гухман. — В прежних генсхемах инженеры предлагали создать систему крупных зеленых клиньев, которые, выходя за границу города, сливаются с лесопарковым защитным поясом. Но ситуация изменилась, и в полном виде эти клинья не сохранились.
Кроме того, мы проанализировали, как в прежних генпланах — 1935, 1957, 1971 годов — достигались закладываемые показатели. И выяснили, что их принимали слишком завышенными. В таком крупном городе с такой численностью населения планируемого количества зелени просто физически не может быть, иначе не разместится транспортная инфраструктура, общественные и социальные объекты. Исходя из этого, мы подошли к нынешней генсхеме реалистично. Приоритеты нашей генсхемы — обеспечение москвичей территориями общего пользования, то есть доступными скверами, парками, которые можно использовать для прогулочного отдыха. В районах, где нет больших лесопарков, нужно не уплотнять жителей, а высаживать больше деревьев. По закону Москвы, от 10 до 30% территорий должны уходить под озеленение.
Сейчас на среднестатистического москвича приходится 18,5 кв.м зелени. По расчетам, к 2020 году эта цифра возрастет до 23,7—25,2 (с учетом прогноза численности населения).

полный текст статьи вы можете посмотреть в формате PDF



    Партнеры