Венсан Перес тайно проник на “Кинотавр”

А Анастасия Заворотнюк продинамила своих поклонников

7 июня 2007 в 00:00, просмотров: 854

Странные дела творятся на “Кинотавре”. Идешь на конкурсный фильм Марины Разбежкиной “Яр” в Зимний театр, а на площади, на самом обычном пластмассовом желтом стульчике сидит самый обычный французский секс-символ. Вот так в самый обычный сочинский вечер Венсан Перес сидит и слушает концерт певицы Зары на свежем воздухе. Можно было б не верить собственным глазам, если б в одном ресторане на пляже “Жемчужина” у нас не спросили, надолго ли мы здесь, а то Венсан Перес тоже поужинать хочет. Честно говоря, я подумала вначале: то ли это шутка, то ли его с кем перепутали, то ли кто-то специально распространяет слухи для оживления полусонной обстановки на фестивале. Ан нет, вот он, красавчик, любовник Фанни Ардан (“Распутник”), Катрин Денев (“Индокитай”), Софи Марсо (“Я остаюсь”), — собственной персоной.

Французский злодей выбирает вино и фитнес

А на площади он оказался не мимо проходя, а отрабатывал — осуществлял промоушн фильма “Код Апокалипсиса” режиссера Вадима Шмелева, в котором сыграл главного злодея. Не ясно, правда, в чем была тонкость хода, если журналисты об этом событии узнавали случайно — как раз именно мимо проходя. Простой же сочинский народ, как выяснилось, не очень обрадовался появлению Венсана Переса, когда тот вышел на сцену после финальной песни Зары, которая и будет звучать в конце фильма “Код Апокалипсиса”. А все, наверное, потому, что за полчаса до этого на площади объявили в громкоговоритель: скоро на эту сцену выйдут Анастасия Заворотнюк и Венсан Перес. И имя французского актера тонуло в восторженном гуле ожидания “моей прекрасной няни”. Это я все тоже узнала потом, обнаружив уже Переса. Но Заворотнюк на сцену не вышла, и люди были разочарованы — за автографом к нему подошли ровно двое, и человек пять максимум его сфотографировали. Да, здесь вам не Европа и даже не Москва, тут девушку-красавицу подавай, чтоб ходила туда-сюда, а не утонченного француза, который к тому же еще и маскировочной бородкой зарос.
Но вот что удалось узнать из дружественных источников (имена которых разгласить не могу), близких к телу Переса. Венсан прилетел в Сочи в тот же день московским рейсом около часу, поселили его в пятизвездочной гостинице “Черноморье” прямо в центре Сочи, недалеко от Зимнего же театра. Как только он устроился в номере, тут же попросил отвести его в тренажерный зал, ибо как серьезный актер к своему телу относится очень трепетно. Кстати, к съемкам в “Апокалипсисе” он подкачался и очень много времени проводил в спортзале, готовясь к дракам и прочим трюкам, часть из которых выполнял сам. Невероятно сложным и зрелищным будет финальный бой его с Анастасией Заворотнюк, которая спасает мир, который он хочет погубить. Ради съемок в нашем “Коде” Перес отказался от нескольких предложений у себя дома — так ему хотелось сыграть после всех героев-любовников вселенского злодея.
Поужинать Перес вначале захотел в маленьком тихом ресторанчике на берегу моря, но потом организаторы визита уговорили его поесть в ресторане пансионата “Родина”, принадлежащем всем известному алюминиевому олигарху. Пансионат еще на реконструкции, но уже удивил своей роскошью французского гостя. Венсан заказал шашлык из баранины и как настоящий француз — красное вино.
За столом заговорили про фестивали, и Перес сказал, что он, разумеется, относится к таким мероприятиям не как к отдыху, ведь это часть его работы. Еще Венсан рассказал, что уже видел “Код Апокалипсиса”, и признался, что даже заплакал на финальной трогательной сцене. Сниматься в русском кино ему нравится. Его приятно поразили русские еще 11 лет назад, когда он играл в фильме у Павла Лунгина в “Линии жизни” вместе с Арменом Джигарханяном.
После посещения концерта Зары Перес собирался окунуться в море, посидеть еще в каком-нибудь ресторанчике и отоспаться перед пресс-конференцией, которую он должен давать на следующий день, во второй половине. Потом — катание на яхте. Вот такой вот плотный график!

Марина Голуб: “В таких платьях мы и сами сыграем”

Ну, Перес Пересом, а фестивальная жизнь продолжается. Первым конкурсным фильмом, награжденным в финале шквалом аплодисментов, стал “Кука” режиссера-дебютанта Ярослава Чеважевского. Трогательная история о том, как богатая дамочка, переживая кризис среднего возраста и предательство любимого человека (Андрей Ильин), бросила все в Москве и уехала в Питер, пожить в квартире мамы (Ирина Купченко), которую семья много лет назад покинула и не возвращалась. Ее играет Дина Корзун. Там она решила стать соцработником — развозить гречку по квартирам неимущих и разносить им пенсию. Как-то возле почты она встречает девочку, явно лишенную родительского тепла, но девочка сбегает. Начинаются бурные поиски, к которым подключаются начальник соцслужбы (Александр Половцев) и два разгильдяя, которые в этой службе “косят от армии” (Юрий Колокольников и Павел Деревянко). Сюжет и его реализация понравятся тем, кто любит мелодрамы, не слишком задумываясь о логике драматургии. Зал, во всяком случае, реагировал в нужных местах, бурно смеясь или притихнув, вытирая слезу. Меня же поразила потрясающая актерская работа Марины Голуб — ну просто новая Раневская нашего нового кино!
Голуб играет непутевую соседку Корзун по питерской квартире. Роль живая, яркая, выпуклая, дышащая массой мелких деталей, делающих этот образ насыщенным правдой жизни. От первого появления Марины в каком-то замусоленном халате, покрытом цветастой шалью, по-домашнему взлохмаченной. Она смолит папироску и, прищуриваясь, говорит хриплым голосом: “Ну что, милицию будем вызывать или как?” В общем, вот она, судьба, которая потом красной нитью проходит через всю картину по замыслу вторым планом, а запоминается как первый. Об этом мы и поговорили с актрисой на вечеринке в честь фильма, куда Марина, каждый день изумляющая народ своими элегантными нарядами, пришла в роскошном черном брючном костюме с обнаженными плечами и красным шариком, привязанным ленточкой к руке. И, конечно, была главной — настоящей — звездой вечера.
— Марина, такое ощущение, что процентов на две трети, если не больше, эту роль вы придумали сами.
— Я всегда привношу в свою роль себя, все паузы, все вдохи-выдохи, все оправдывания героини — это все мое. Решение по прическе, как выгляжу, как смотрю, как сижу, что курю или не курю — всегда придумываю сама, и весь текст мне нужно присвоить, и я его присваиваю. Я училась в Школе-студии МХТ, и наши великие педагоги, с которыми я соприкоснулась, они могли так присвоить текст, что — “над вымыслом слезами обольюсь”.
— А вот эта смешная деталь — когда ваша героиня приходит в гости к Корзун с маской на лице, чтобы спрятать синяк под глазом, и сама же про это рассказывает? И вот эту маску ее на лице, чтобы скрыть синяк, тоже ваша идея?
— Нет, это Ярослав (Чеважевский, режиссер. — Е.А.). Она же замужняя женщина, а пошла к любовнику, вот и получила, сама же и призналась, что есть за что. Я вообще очень люблю играть надломленных женщин с какой-то такой невнятной судьбой, фактически несложившейся, потому что… их очень много.
— Как вы собираете такой характер, вы присматриваетесь к людям вокруг: соседкам, женщинам в магазинах?
— Я их краем глаза чувствую и присматриваюсь. Потому что самое великое в этой стране — необласканные, недолюбившие, уставшие, с плохими фигурами, евшие не ту еду женщины. В провинции много таких. Вот Ярослав в Питере снимал — там их много, прокуренных “Беломором” теток в магазинах, пьющих водку. Моя героиня пьет “Мартини” как водку. Я спросила у режиссера: почему? Он говорит: “Она водку уже не может, ей от “Мартини” уже хорошо”. Я очень довольна этой работой, знаете, маленькая роль — показательная вещь. Когда большая роль и тебе есть где себя показать во всех видах — как говорила одна моя подруга, “в таких платьях и мы сыграем”. А когда у тебя небольшой промежуток времени на экране, а ты должна вложить туда душу, сердце — для меня это очень дорого.
— Марина, как вы думаете, почему в нынешних молодых актрисах нет изюминки, почему они даже толком не запоминаются?
— Это происходит, когда нет школы. Очень важно, у кого учится студент: у Фоменко, у Женовача, у Козака, у Покровской… Нас так учили — я могу взять сценарий и уже по первому пласту разобрать себе роль, а потом уже и режиссер подсказывает. Сейчас приходят неготовые, с плохо выученным текстом, с плохой дикцией, работают только по первому плану. Нужна школа, когда кровью и потом вложили, ругали, били, заставляли — и вложили профессию. Нет чудес. Профессия требует невероятной самоотдачи, того, чтобы человек читал, видел, был гражданином. Те выигрывают, у кого есть что-то за душой, выигрывают люди из глубинки. Вот смотришь, оттуда такой парень появился — Саша Яценко! А он из Волгограда. (Актер Александр Яценко в жюри главного конкурса, в прошлом году получил приз за лучшую мужскую роль в фильме “Мне не больно” Алексея Балабанова. — Е.А.) Вот он — самобытный. “Камушки намываются” жизнью, работой, мироощущением. Вот и за Динкой Корзун всегда видно историю.
— О какой роли вы сейчас мечтаете?
— О невероятно сложной роли, где я буду неузнаваема, где я буду страшная, красивая, богиня, уродина, женщина, которая была на вершине и упала очень низко, но встала и пошла. Вот амплитуда! И я к ней готова. И я играю такую роль в МХТ — это Гертруда. И если что-то подобное по тем эмоциям, что я играю там, я найду в кино, я буду счастлива.



    Партнеры