Забрать брата

Родственница похороненного на Тынисмяги Василия Волкова получила в Москве эстонскую визу

16 июня 2007 в 00:00, просмотров: 795

  Вчера утром в Москву за эстонской визой приехала младшая сестра похороненного на Тынисмяги Василия Волкова. Дитя войны, она родилась в тот год, когда второй по старшинству брат их огромного семейства ушел на фронт.
     Трудно поверить, что, когда ты обрел жизнь, кто-то пошел за тебя на смерть… Теперь 66-летняя Татьяна Волкова должна отдать последний сестринский долг герою Великой Отечественной войны и упокоить его останки на родине — в Тверской области.

     
     Чтобы доказать свое родство с героем войны Василием Волковым, жительнице города Удолмля Тверской области пришлось не только сдать анализ ДНК, но и… через суд изменить свое отчество.
     — Нашего с Васей отца звали Георгий, — говорит Татьяна Волкова. — Но в селе Большое Макарово, где мы жили, народ был неграмотный. Паспортистка считала, что отчества Егоровна и Георгиевна происходят от одного имени. Вот и записали, как кому нравится. А в результате оказалось, будто у нас с братом разные отцы. Благо, что в семейных архивах сохранились два его фронтовых письма, фотографии. И суд быстро принял решение в нашу пользу, но паспорт мне пришлось исправлять, чтобы у эстонцев не было лишних вопросов.
     Дорогу и транспортировку останков Василия Волкова Татьяне Георгиевне оплачивает администрация Тверской области. В Эстонии ее, как и всех выявленных родственников солдат, ждет повторный анализ ДНК.
     — Если у русской и эстонской сторон сложатся отношения, Василия Волкова похоронят 22 июня в Тверской области, — сообщил Витольд Завадский из администрации Тверской области. — В самом центре небольшого городка Кашин будут установлены небольшой мемориал и памятник герою.
     Уже в начале следующей недели Татьяна Волкова должна выехать поездом до Таллина через Санкт-Петербург. А в Северной столице проживает еще одна сестра Волкова Анна Кошелева, которая одиннадцать лет прожила бок о бок с братом и хорошо его помнит. Однако когда в средствах массовой информации звучали призывы, чтобы родственники похороненных на Тынисмяги солдат отозвались, ни одна из двух ныне патриотически настроенных сестер не проявилась. В Тверской военкомат обратилась внучатая племянница героя войны Василия Волкова…
     — Когда я услышала о том, что могилу моего двоюродного дедушки в Эстонии собираются разорить, схватилась за голову, — говорит Антонина Колосова. — Я много интересовалась историей своей семьи, ездила положить цветы к памятнику Воину-освободителю. А тут, думаю, надо потревоженный прах героя на родине упокоить. Да только денег нет. А значит, была не была: придется гараж продавать...
     Местные власти помогли Колосовой разыскать двух сестер Василия Волкова. Позвонила, познакомилась… Спросила: “Что ж вы, милые, сами не проявились, когда по телевизору про все эти страсти услышали?” “Дак мы думали: хоронить надо будет за свой счет. Откуда деньги? Василию уже все равно”, — ответили родные сестры погибшего лейтенанта.
     А ведь когда-то в семье Волковых ломоть ржаного хлеба делили на семерых по лавкам…
     — Да, у отца нашего, Георгия Волкова, было семь детей, — говорит сестра солдата Анна Кошелева. — Вася состоял в комсомольской ячейке. Долго был “избачом” — заведовал избой-читальней, где просвещал деревенских жителей. А сам дни считал до совершеннолетия — ему нескольких месяцев не хватало в 41-м, чтобы сразу отправиться на войну.
     Провожали на фронт новобранцев, как водится, всем селом. Растянулась гармонь — у матерей сердце сжалось. 12-летняя Аня бежала вслед за Василием. Врезалась ей в память его прощальная песня: “На вас, мои березки, последний раз гляжу. По тебе, моя деревня, последний раз хожу…” А перед отъездом Васька развернулся и с мальчишеской удалью объявил: “Дорогие мои, вам за меня не будет стыдно. Я разобью врага, вернусь — вся грудь в крестах”. Перекрестились сельчане.
     — Его девушка Валя всю войну ждала, а потом за другого замуж вышла. Василий ей еще стихи собственные с фронта присылал. Талантливые такие — хоть плачь, — продолжает Анна Кошелева. — Старший сын и отец вскоре погибли. А Вася много матери писал, чтоб надежда была. Только когда фашисты к Тверской области подходили, многие испугались, укрывали сведения о том, что их дети служат в Красной Армии. А к нашей маме сельский глава в избу сам пришел с обыском — на ее глазах все письма Василия мужики бросили в печку: “Из-за таких активистов, как твой сын, фашисты нас на березах гирляндами развесят”.
     А Василий Волков, как прошел экстренный курс молодого бойца, сразу был назначен лейтенантом и первую задачу выполнил: без потерь привел свой отряд к месту назначения.
     — Всю войну прошел он командиром минометного полка. В 44-м получил ранение в ногу и попал в госпиталь, — говорит его внучатая племянница Антонина Колосова. — Но снова рвался на фронт. Как только рана поджила, он сбежал из-под наблюдения врачей в свой полк. Подступая к Таллину, русские солдаты деревня за деревней освобождали населенные пункты от немецкого захватчика. Полк Волкова шел вперед, выполняя команду сверху: “Во что бы то ни стало разбить врага”. Но под одним из сел столкнулся с численным превосходством противника. Эту битву близким описывали его сослуживцы: солдаты испугались, стали отступать. Тогда Василий крикнул: “Ур-ра!” — и один побежал навстречу немецкому полку. Ветром с него сорвало армейскую пилотку, ветер развевал русые волосы. Которые обагрила кровь, когда пуля неприятеля сразила моего деда. Увидев смерть командира, русские офицеры разозлились и ринулись мстить. И захватили-таки деревню. А пилотку Василия и пистолет, который он все еще сжимал в коченеющей руке, они взяли с собой.
     Эти памятные вещи долго хранились в одном из школьных музеев Таллина. Теперь вместе с останками Волкова их обещали передать сестрам Героя Великой Отечественной.



Партнеры