"Черные риелторы" истребляют детей…

Мы живем в мирное время, когда можно позволить себе кредит на приобретение машины - правда, подвергаясь риску быть вечным должником, или купить квартиру - лучше на вторичном рынке, так дешевле, проще… И опаснее…

19 июня 2007 в 15:31, просмотров: 285

Но самое главное, чего действительно стоит остерегаться  не стать жертвой чьей-то сделки, не оказаться вдруг выкинутым на улицу – в лучшем случае или лишиться всего, рассудка или жизни – в худшем…

Некий гражданин прислал информацию, что жертвой "черных риелторов" стали мать и ее одиннадцатилетний ребенок, чьи жизни оценили в пять тысяч долларов, которые, впрочем, несчастная семья так и не получила, в обмен на квартиру в одном из самых престижных районов Москвы.

На данный момент идет разбирательство в суде, все имена и фамилии изменены, информация проверяется.

Собственно, человек, который пытается противостоять в одиночку целой преступной группировке с вовлеченными нечистыми на руку чиновниками, упорно доказывая, что один в поле воин, в наше время считается сумасшедшим. Мы привыкли ни во что не вмешиваться – целее будешь. Оно и правильно: у нас дети, приличная работа, в общем, наша хата, вернее квартира, с краю…

25 июня в одном из районных судов будет вновь рассматриваться дело об убийстве с целью завладения квартирой одиннадцатилетнего ребенка и его матери. Человеку, который жил по соседству с этой семьей, внезапная смерть ребенка и женщины показалась по меньшей мере странной, и он решил разобраться в этом деле – довольно смелый поступок в наше время, граничащий с безрассудством. Первое, что сделал гражданин К., – подал заявление в милицию, в котором говорилось, что неизвестные совершили двойное убийство с целью завладеть квартирой гражданки Н. и ее ребенка.

Сегодня такая ситуация, как это ни печально, далеко не новая, а в какой-то степени даже нормальная. Естественно, гражданин К. надеялся на помощь правоохранительных органов, но его там восприняли не совсем адекватно. "Получив мое заявление из прокуратуры, которое впоследствии было поддержано депутатами Государственной думы, Комитетом по безопасности ГД, – рассказывает гражданин К., – майор отдела, старший группы по раскрытию преступлений в сфере приватизации и мошенничества УВД криминальной милиции, без какой-либо проверки обращается к вышестоящему начальнику – полковнику с предложением направить это заявление об убийстве матери и ребенка главному врачу ПНД. Начальник поддерживает. Далее майор милиции, участковый, получает от главного врача ПНД  ответ, что заявитель на учете у психиатра не состоит, но, судя по тексту его обращения к генеральному прокурору об убийстве матери и ребенка с целью присвоения их квартиры, его необходимо поставить (заочно) на учет, а на заявление не реагировать, так как заявитель больной на голову".

Далее ситуация, со слов гражданина К., развивалась стремительно. Участковый опрашивает в доме, предположительно сообщницу банды, которая завладела квартирой убитых, "одну престарелую даму, 1926 года рождения, с выраженным склерозом и хронического алкоголика". Эти граждане подписали текст, в котором заявитель представляется психически нездоровым. Затем тот же майор, по словам гражданина К., вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по той причине, что заявитель болен. "В их деле больше нет ничего. По указанию Генеральной прокуратуры, эти постановления отменены", – пишет гражданин К.

Вы спросите: а почему, собственно, убиты? Быть может, данный гражданин и впрямь сумасшедший? Господа, история только начинается…

"Я подал мотивированное, документально подтверждаемое заявление на имя прокурора города Москвы о привлечении майора и главного врача ПНД к уголовной ответственности, – говорит гражданин К. – Мальчик не утонул в реке, как фантазирует районный прокурор, а был удушен песком согласно заключению экспертизы, которая находится в судебном деле. Мальчика сначала опоили, потом присыпали песком, и он задохнулся. Прокурор считает, что смерть ребенка не носила насильственного характера, и ссылается на заключение эксперта, однако он лжет: заключение экспертизы выглядит совсем иначе. В заключении указывается, что "решение вопроса о борьбе и самообороне не входит в компетенцию эксперта", так как труп разложился, пролежав в песке на солнце при температуре 45–50 градусов. Картина "естественной" смерти ребенка выглядит по материалам дела так. Одиннадцатилетний мальчик рано утром выпил водки, в девять утра ушел из дома так называемых приемных родителей, затем пошел на пляж, лег на спину, наелся песка и умер. Затем его новый, так и не установленный следствием родитель продал квартиру ребенка на улице Первомайская, которую якобы для него выменял госопекун на его квартиру общей площадью 80 квадратных метров. Однако при обмене мальчика "кинули" на 27 квадратных метров и якобы компенсировали смехотворной суммой в пять тысяч долларов, которая ему так и не досталась, так же как и новая квартира. Привожу сведения из судебных дел. Из протокола осмотра трупа матери ребенка: "Труп гражданки Н. находится слева от входа в квартиру, на спине. На трупе надет халат серо-синего цвета, иной одежды нет". Из заключения эксперта по смерти гражданки Н.: "Отек головного мозга, выраженная лейкоцитопения, инфильтрация красной пульпы селезенки, очаговые кровоизлияния в строме поджелудочной железы".

Данные свидетельствуют в пользу отравления гражданки Н. ядом.

Врачебное свидетельство о смерти выдано с окончательным противоречивым диагнозом "милиарный туберкулез легких". Но он не смертелен.

Акт исследования трупа гражданина Н., 11-летнего сына гражданки Н.

"Труп гражданина Н. найден на вершине песчаного холма. Засыпан песком, лежит на спине. Кожные покровы вздуты. В кишечнике – желтое содержимое. Кости целы. Дыхательные пути забиты инородным предметом, песком. Сделан химический анализ на алкоголь мышц и почки. Обнаружен этиловый спирт, этанол. Причина смерти: безвоздушное состояние респираторных отделов органов. Решение вопроса о борьбе и самообороне не входит в компетенцию эксперта".

За три дня до 20.06.99. в УВД города Москвы поступило заявление гражданки Л. (хотя его мать гражданка Н.) о том, что 17.06.99. в 9.00 ушел из дома и не вернулся ее несовершеннолетний сын гражданин Н.

В надзорном производстве имеется факс, в котором сообщается: "Гражданин Н. из интерната отчислен по заявлению отца в семью 20.04.98. приказом № 27. Находился в интернате с 15.04.98. по 20.04.98.".

Не указывается Ф.И.О. отца, по какому адресу ребенок был отчислен из интерната. Если есть отец, то почему же сделку с квартирой мальчика оформлял государственный опекун, директор интерната? Факс вообще не может быть документом. По сведениям Гидрометцентра РФ, дневная температура с 17.06.99. по 20.06.99. была 24–28?С, что дает представление о скорости разложения тканей трупа, в том числе и о возможной начальной дозе полученного мальчиком алкоголя. М. Смирнов, 16 июня 2007 года".

История довольно-таки странная, если не сказать – противоречивая, но поступок гражданина К., согласитесь, героический. Сейчас он ведет борьбу, его жизнь превратилась в одно сплошное военное действие, чтобы предостеречь вас и сказать: "Будьте осторожны".  

 



Партнеры