Танго маленьких лебедей

Театральный фестиваль киношному не конкурент

2 июля 2007 в 21:00, просмотров: 991

Здесь никакой синтетики хрустящей пленки — нервное трепетное сплетение душ в ручном исполнении. И только тонкие, немассовые натуры знают в этом толк. Даже в ленивые выходные дни театральные залы забиты до отказа.

Сегодня “МК” подводит итоги первого месяца Чехов-феста. Какой спектакль оказался самым востребованным у публики? Какой самым неожиданным, потрясающим и вообще самым-самым? А впереди еще месяц.



Самый нетрадиционный

“Лебединое озеро” Мэтью Боурна (Великобритания) — экстравагантная версия культового балета Чайковского. Фрейдистский поворот сюжета: принц бредит брутальным Лебедем мужского пола. Танцующие у воды “па-де-катр” и “па-де-труа” — атлетические красавцы с голыми торсами, птичьими повадками и перьями по бедрам. Танец слит с пластической драмой. Знаменитый “Танец маленьких лебедей” вызывает вначале взрыв смеха, а затем столь же неудержимый шквал оваций. Как и весь спектакль в целом.

Самый эстетский

“Пеллеас и Мелизанда” — главная сенсация на фестивале. Впервые в России поставлена опера французского композитора-импрессиониста Дебюсси на сюжет бельгийского поэта-символиста Метерлинка. Этот символико-импрессионистический коктейль разлили по самым что ни на есть авангардным сценическим бокалам постановщики из Франции — режиссер Оливье Пи и дирижер Марк Минковски. Таинственность и недосказанность эзотерической легенды сравнима с эффектом послевкусия от французского вина класса Grand Crue: впечатление от спектакля с течением времени не исчезает, а усиливается.

Самый эротичный

Здесь, пожалуй, поборются два полюса — холодная Канада и горячая Аргентина. Первая в лице труппы Мари Шуинар, вторая — в лице труппы из Буэнос-Айреса с мюзиклом “Тангера”. Канадки брали изощренностью движений и, чего греха таить, топлесс. Аргентинцы — страстью и умением так танцевать танго, а точнее, отдаваться ему и растворяться в нем, что у всех незамедлительно возникает желание бросить курсы кройки и шитья и искать партнера для танцев.

Самый зерновой

“Песни странников” с Тайваня. Медитация, концентрация, внутренняя страсть танцоров труппы Лин Хваймина — вот что такое эти странные песни. А песни, между прочим, совсем из другой “оперы” — древние грузинские песнопения. Этот странный пластически-музыкальный “марьяж” обильно посыпается рисовой крупой, которую в количестве семи тонн закупили в Краснодарском крае. Так что продукт получился еще из более странного географического треугольника: Тайвань — Грузия — Россия.

Самый волшебный

Устроил безумный фантазер на театре Филипп Жанти со своим “Краем земли”. Скромно говорит, что в 70 лет позволил себе наконец-то реализовать детские мечты. Судя по тому, что мы увидели, мечтал мальчик неслабо. Тени превращаются в людей, а люди растворяются в тенях. Здесь зонты летают, дожди поют, люди превращаются то в пальцы ладони, то еще во что-то волшебное. Сладкий плен сладкого обмана Жанти держится на современной технике.



    Партнеры