Сергей Лазарев “Не люблю, когда меня караулят у подъезда”

3 июля 2007 в 19:26, просмотров: 365

Мы легких путей не ищем! — сказал он, примеряясь к вертушкам диджейского пульта. Потом напялил коньки и освоил “волчок”, “ласточку” и свободное падение пятой точкой. Среди последних достижений — тяга к кошачьим и воздухоплавающим. Но цирк уехал — Лазарев остался. ЧЕМ СЕЙЧАС ЗАНЯТЫ МЫСЛИ КРАСАВЧИКА, разузнал корреспондент “Ты в Центре”.

Сила есть, ума — палата


— Ну не певец, а мышцы сплошные! — сходу подколола я Сережу.

— Понимаешь, можно ходить в тренажерку два раза в неделю, а тут надо каждый день пресс качать, тянуться, подтягиваться, прыгать сальто. А ты сама сейчас попробуй сходу на шпагат сесть. Вот! То-то и оно. Когда я участвовал на льду, я форму хорошую приобрел, поэтому, идя в цирк, понимал, что у меня будет хороший каждодневный тренажерный зал. Причем совершенно бесплатный, — смеется Лазарев.

— Сам-то фанат цирка?

— Ну у меня никогда не было к нему повальной любви — ходил, как все дети. Мне было просто интересно попробовать себя в таких жанрах, после “танцев” куда-нибудь окунуться…

— Снова в конкуренцию вдариться?

— Да. Просто она подстегивает к усовершенствованию себя. Посмотришь там, ага, кто-то усложнил себе элемент, и думаешь — я тоже так могу. Это очень важно для внутреннего толчка, когда уже больше не можешь чисто физически, а надо…

— Канаты друг другу не подпиливали?

— Тьфу-тьфу, у нас была совершенно дружеская борьба. Никогда не было видно, чтобы кто-то радовался чужим неудачам. Мы прекрасно понимаем, что это не олимпиада, не профессия, это все ради игры. Был общий настрой — не расслабляться: кто постоянно ходит, будет в лучшей форме, чем ты.

— И кто был среди завсегдатаев?

— Я, Шифрин и… Ксюша Собчак. Все сначала к ней скептически относились, думали, что за ней нужно будет гоняться и заставлять делать что-то. А получилось, что это она всех тренеров гоняла. В общем, она открылась для меня как целеустремленная девушка, которая может всего достичь.

— Цирк закончился, что дальше?

— Теперь буду отдыхать, — расплывается в улыбке артист, — готовить сольную программу, у меня же альбом недавно вышел… Такой музыки у нас еще никто не делал.

— А на Западе есть аналоги?

— Ты знаешь, не люблю, когда меня сравнивают с другими исполнителями. Это осталось еще с детства. Потому что я другой, и музыка у меня на несколько шагов вперед. Знаешь, у некоторых до сих пор в плеерах “Руки вверх” играет. Зрителю достаточно просто сказать, что это круто или наоборот, и он сделает так, как скажут. К сожалению, свое мнение у него зачастую попросту отсутствует.

А за Сердючку ответишь!

— Часто общаешься в свободное время со звездными коллегами?

— Есть несколько людей, с которыми мне приятно и смешно посидеть. Например, Андрей Данилко, Филипп очень веселый, Волкова из t.a.t.u…

— Никак, за Сердючку на “Евровидении” болел?

— Конечно. Послал две эсэмэски, до последней минуты надеялся. Он как никто другой был достоин победы, потому что он в формате этого конкурса выступил с долей самоиронии и сделал всех. Я очень рад, что он занял высокое место. Хотя сколько разговоров было о том, что Сердючку не поймут, что это позор. Да какой же это позор?! Без пяти минут первое место! Европа давала высокие оценки, и это о многом говорит. Давали страны, которым по барабану Россия, Украина. Кстати, еще до “Евровидения” песня стала обсуждаемой.

— Из-за каверзной строчки?

— Да я вообще не понимаю, в чем прикол, в чем проблема? Кому нужен был этот сыр-бор, эту шумиху раздувать? Просто некрасиво ведут себя те люди, которые “зачмырили” бедного Данилко. Ну где в строчке “Раша, гудбай” увидели оскорбление России? Кто-то просто не знает английского языка. Так вот, объясняю, “гудбай” не является матерным словом и уж тем более оскорблением. Мы все произносим его по десять тысяч раз на дню. Просто кому-то стало обидно, что Сердючка поехала не от России, а от Украины.

— А как тебе “Серебро”?

— Очень продуманный, хороший пиар группы. Из никого девочки превратились в известных персонажей. Но они все равно бы не спели на первое место, голоса не хватило…

— Какой у тебя скептический настрой!

— Нет, песня была хорошая, но подчистую слизанная. Такой хороший, качественный “слизон”. И привычная европейскому слуху аранжировка, манера пения. Но это не триумфальное выступление. А у нас — либо, если выступил не очень, опускают, как Савичеву, либо, если вроде ничего, раздувают: это супер, нас засудили! У нас все очень серьезно воспринимают. Надо спокойнее.

Фешн-бой

— Меня сложно где-то поймать. Сейчас я часто появляюсь в районе Цветного бульвара. Люблю Новый Арбат — там менее людно, чем на старом, и можно погулять. Нравится бывать в Кусково, потому что очень красиво и невероятная природа, Кузьминки обожаю... Представь, в Москве кусок нетронутой истории! Камергер — потому что много кафешек и в свое время я пешочком много там ходил. Тверская — потому что много магазинов…

— Неужели шопоголик?

— Я люблю хорошо одеваться, люблю хорошие, дорогие бренды. Хотя это неважно. Но зачастую то, что дорого, просто качественно и хорошо сшито. Я одеваюсь в поездках. У нас ведь тройные наценки. Поэтому лучше купить что-то в Лондоне — подешевле.

— Что у тебя в гардеробе?

— Что касается имиджа, то у меня есть свой вкус и стиль, поэтому здесь я доверяю самому себе. Я просматриваю модные журналы, что-то для себя цепляю. Знаю, что, где, как носят. Сейчас тенденции странные: есть все и можно все. Носят то, что нравится. Главное — чистенько и опрятненько. У меня в гардеробе все сложено, все чисто — порядок, в общем. Периодически я вещи перебираю: нужные — поближе, ненужные — подальше. У меня много футболок, маек и бесчисленно джинсов. Обуви очень много. Не знаешь, где какая лежит. Порой думаешь, лучше бы было три пары…

— А что никогда не надел бы?

— Женский купальник.

— Тебя все время обсуждают, не надоело быть все время на виду?

— Все cчитают, что артист должен соответствовать экранному образу. Хочешь побыть нормальным человеком, а тебя все равно воспринимают в фантике, в обложке. Поэтому возникает раздражение непониманием людьми тебя. А все думают, что это звездная болезнь. Бывают моменты, когда устаешь от постоянных взглядов, где-то тебя караулят: с кем ты вышел, в чем... Блин, ну давайте еще сосчитаем прыщи на моем лице! Я выбрал такую профессию не для того, чтобы заглядывали ко мне в трусы, а чтобы слушали мою музыку.

Амуры по лимиту

— На улицах часто подходят, автографы просят?

— Сейчас опять повышенное внимание. Подходят и выражают свои мысли. Вчера выходили из ресторана одновременно я и женщина с мужем. Она обернулась и, увидев меня, аж вскрикнула. Потом извинилась и сказала: “Ой, извините, я не ожидала вас встретить, ведь только вчера видела вас по телевизору, а тут вы живой!” Очень много сделала мне комплиментов. Обняла, поцеловала и пошла себе дальше с мужем.

— От таких дифирамбов краской не залился?

— Еще как! Так приятно. Зато когда мне стыдно, я не краснею никогда. А вообще вспыльчивый очень. Мне иногда кажется, что я человека не обидел. Я уже отошел, а он затаил на меня злобу. Но первый шаг делаю спокойно.

— А на чем заморачиваешься?

— Когда люди меня игнорируют. Я вот никогда телефон не отключаю. Еще не люблю пофигистов. Потому что все должно быть по высшему разряду, меня не устраивает средний результат.

— Что делаешь, когда выдается свободное время?

— Встречаюсь с друзьями. Звоню людям, которых давно не видел. Очень люблю ходить в кино. Это один из лучших способов расслабиться. Можно отравиться кока-колой. (Смеется.) Люблю правильный образ жизни: не курю, не пью… Это, наверное, скучно, но так здорово!

— А поклонницам внимание уделяешь?

— Они у меня сутками около подъезда стоят. Но сейчас меньше, потому что знают, что я этого не люблю. Такие хорошие, миленькие девушки. Я горжусь своими поклонницами.

— Подарками задаривают?

— Очень часто дарят цветы, которые через пару дней загибаются. Игрушки идут моей племяннице или… собаке. Статуэтки, портреты… Удачные я сразу же вешаю на стену, остальные — в шкаф. Сейчас я понимаю, что шокировать меня сложно.

— А сердце твое до сих пор свободно или…?

— Абонент не отвечает или временно недоступен…



Партнеры