МОСКВА ПОТУСТОРОННЯЯ

20 июля 2007 в 12:52, просмотров: 380

 ГОРОД МЕРТВЫХ

Городом мертвых принято называть кладбища со всеми присущими “живому городу” признаками. Здесь тоже есть улицы, переулки, тупики и задворки.

После смерти душа покидает тело. При этом сохраняет связь с оставшейся в могиле плотью, иногда это приводит к материализации энергетической сущности. Другими словами — появляется призрак. Чаще всего это происходит, когда нарушается покой останков. На планете существует традиция хоронить мертвецов в стороне от жилых домов и уважительно относиться к местам вечного упокоения. Разорение погоста может навлечь страшную беду на живых.

“У ЧЕРЕПА”

Неподалеку от станции метро “Семеновская” есть небольшой сквер, рядом стоит недавно восстановленная Воскресенская церковь. Сквер необычный. Среди деревьев в траве лежат гранитные и мраморные плиты с едва различимыми надписями. На них играют дети, отдыхают местные выпивохи, оставляют метки местные Шарики и Жучки. И невдомек им, что это остатки бывшего Семеновского кладбища, когда-то самого большого в городе. Исследователи утверждают, что первыми из известных похороненных здесь были родители светлейшего князя А.Д.Меншикова и его дочери. В 1930-е годы храм был разграблен и закрыт, изуродован перестройками.

Вскоре разорили и уничтожили кладбище. Каменные надгробия шли в фундамент строящихся рядом домов, металлические ограды и часовни — на переплавку, полуистлевшие трупы отправлялись на свалку. На месте разоренных и поруганных могил построили многоэтажки и Дом культуры, где каждый день “на костях” пляшет и веселится детвора.

После войны на оскверненных останках была построена шашлычная, получившая в народе меткое название — кафе “У черепа”. Особой популярностью пользовались свиные ребрышки под звучным названием “Косточки” и люля-кебаб с вкусным гранатовым соусом. Недавно кафе закрыли.

ДИВЕРСАНТЫ С ТОГО СВЕТА

В конце 30-х годов часть Семеновского кладбища передали расположенному по соседству Авиамоторному заводу №24 имени Сталина (сегодня — завод “Салют”). Никаких перезахоронений делать не стали, просто сровняли могилы и выстроили на новой территории испытательный цех. Весной 1941 года в испытательном цеху появились загадочные личности в полупрозрачных одеждах. Они до такой степени запугали мотористов, что те отказались дежурить. Охрана, выставленная вокруг цеха, ничем не помогла — призраки ухитрялись проникать в запертый изнутри цех. Не поверив в абсурдное объяснение, чекисты арестовали ночную бригаду мотористов и всех расстреляли.

По заданию НКВД в “нехороший цех” — выявить “контру” — перевели старого партийца Ивана Сергеевича Храпова. Через несколько дней случилось ЧП. Бледный как полотно моторист рассказал, что, как только он включил мотор, вдруг возник призрак и стал душить его! Это происходило регулярно раз в две недели, и только у стендов с новыми моторами. Но увидеть неуловимых призраков не удавалось. Злополучные моторы стали испытывать только на одном стенде, дежурили круглосуточно. Наконец Иван Сергеевич сам увидел призрачного “каэра” — расплывчатую фигуру, которую моторист пытался оттолкнуть от себя. Партиец-атеист бросился на помощь, но… призрак растаял в воздухе. Наутро Храпов рассказал об увиденном срочно вызванному на завод чекисту. Впервые в мире на призраков завели уголовное дело “О контрреволюционной деятельности лиц, замаскировавшихся под привидения”. По 58-й статье УК обвинялись “диверсанты с того света”. Начавшаяся вскоре война помешала секретному расследованию: завод №24 был эвакуирован. После войны призраки на нем больше не появлялись. Однако в испытательном цехе время от времени самопроизвольно вспыхивали станки, неожиданно загорались подсобки. Так “потревоженное кладбище” и черная могильная сила напоминали о себе.

МЕСТЬ ПОКОЙНИКОВ

Любой древний город стоит в прямом смысле на костях. Расширяясь, мегаполис “наступает” на захоронения, безжалостно уничтожая их. В период массового строительства в Москве было ликвидировано большое количество кладбищ. Перестали существовать кладбище Алексеевского монастыря, Армянское кладбище в Грузинах, два Семеновских кладбища. Снесено Братское военное кладбище на Новопесчаной улице, открытое в годы Первой мировой войны (сейчас на его месте кинотеатр “Ленинград”), и др. Так мы постепенно разрушаем поле памяти земли, проявляем неуважение к предшествующим поколениям. И они не забывают нам мстить.

Негативное влияние на жильцов новостроек, построенных на “местах забвения”, сегодня бесспорно. В многоэтажках, расположенных на бывших кладбищах, жители болеют чаще, чем в соседних домах. Душевный дискомфорт, синдром усталости и депрессия свидетельствуют — некротическое заклятие действует! А трассы, проходящие по разоренным кладбищам, отличаются повышенной аварийностью, что подтверждается статистикой дорожных служб.

ЧЕРТОВЫ ПЕРЕКРЕСТКИ

ГИБДД Москвы опубликовало список самых проблемных перекрестков города — там чаще всего происходят аварии. Одновременно “аномальщики” составили свою карту опасных мест столицы. Эти карты совпали! Машины здесь бьются по несколько раз за сутки. Некоторые аварии выглядят настолько необычно, что даже автоинспекторы начинают верить в потусторонние силы. Народная молва именует такие места “чертовыми”, или “проклятыми”.

Самое опасное место — около моста, где улица Свободы пересекает МКАД. За год тут происходит почти 200 аварий.

— Этот перекресток является аномальной зоной, — рассказывает завотделом геомагнетизма Института геофизики Академии наук Валерий Орлюк. — Много лет назад здесь было кладбище, которое разрушили. Есть версия, что потревоженные души покойников мстят тем, кто нарушил их сон. Мы порекомендовали ГИБДД установить на аномальных участках знаки, ограничивающие скорость движения до 20 км/час. Но даже это не может дать гарантии, что, оказавшись там, вы не впадете за рулем в прострацию.

Странный характер аварий отмечают и сотрудники ДПС. Одни водители рассказывали, как исправные автомобили вдруг переставали реагировать на педаль тормоза. Другие — что у них перед глазами появлялась белая непрозрачная стена или полупрозрачное облако.

Лидер по числу аварий — элитный Кутузовский проспект. Не менее опасно и Третье транспортное кольцо, проходящее по разоренным кладбищам. Наиболее проблемные участки — Русаковская эстакада и Сущевский Вал.

ПОЛИТБЮРО НА КОСТЯХ

Кутузовский проспект в 50-е годы был одной из первых территорий массовой застройки. Хотя кранов и прочей техники практически не было, а кирпичи поднимали в деревянных ящиках, укрепленных на спине, стройка шла быстро, снося на своем пути все, в том числе два Дорогомиловских кладбища — православное и еврейское. Они находились по соседству, разделенные деревянным забором. На территории первого был построен дом №26 по Кутузовскому проспекту, тот самый, в котором жили генеральные секретари Брежнев, Андропов и другие руководители КПСС. А дом №30 расположен на месте еврейского кладбища.

На православном кладбище в общей могиле были погребены русские воины, умершие от ран после Бородинского сражения. В 1839 году здесь была сооружена церковь Преподобной Елизаветы, а вскоре над могилой 300 участников Бородинской битвы воздвигли обелиск. На многих русских памятниках виднелись красные пропеллеры — знаки того, что здесь были похоронены молодые летчики, погибшие при испытаниях новых самолетов.

Еврейское кладбище возникло в Дорогомилове в 1788 году. Там хоронили умерших московских евреев. У входа стоял молитвенный дом с часовней, в которой совершались отпевания.

 В 30-е годы памятник был разобран и заменен гранитным обелиском, который позже перенесли к знаменитой “Кутузовской избе” в Филях. Могила же, всеми забытая, оказалась под асфальтом пешеходной дорожки. Кстати, тогда же взорвали и ее прообраз — монумент на Бородинском поле — с могилой Багратиона заодно. Останки великого русского художника И.И.Левитана, ранее покоившиеся на еврейском кладбище, перенесли на элитное Новодевичье. Остальные могилы сровняли с землей. Перед самой войной родственники погребенных получили повестки на перезахоронение; некоторые перенесли прах своих близких на Востряковское кладбище, на холмики воткнули временные таблички с номером, но памятники поставить не успели. Началась война. Только каждая пятая могила была перенесена на новое место. На территории кладбища новобранцев обучали ползать, окапываться, бежать в атаку. После войны одинокие фигуры бродили по кладбищу посреди вскрытых могил и разбросанных плит — в поисках отцов-братьев. Памятники валялись прямо на земле. Ушлые мужички стесывали с них старые надписи, бойко выбивая новые.

Увы, Елизаветинская церковь разделила печальную участь кладбища: она была снесена где-то в начале 1950-х. Церковь стояла там, где теперь двор элитного дома №26. Значительная часть кладбища оказалась под домами и правительственной трассой. При строительстве “ампирных гигантов” все останки, кости были выбраны экскаватором вместе с грунтом и вывезены неизвестно куда.

Но старое кладбище напоминает о себе необъяснимыми авариями и бесконечными ДТП. Жители района рассказывают, что стоит во дворах домов по четной стороне Кутузовского где-то копнуть, непременно наткнешься на захоронения. А когда строили мост “Багратион” и рыли котлован для фундамента, в ковше экскаватора то и дело попадались кости и обломки надгробий. При строительстве в районе набережной Тараса Шевченко строители наткнулись на могильные плиты с надписями на иврите. Говорят, некоторые оказались на дачах у строителей.

ВЕЧНЫЙ ПОКОЙ ПОД КОЛЕСАМИ

С ветерком пролетают водители по Русаковской эстакаде, не догадываясь, что едут по кладбищу.
Именно сюда, в Красное Село, был переведен Алексеевский монастырь с Чертолья, освобождая место строящемуся храму Христа Спасителя. Кладбище Алексеевского монастыря было одним из самых благоустроенных и достойных мест упокоения в Москве. Здесь находились могилы кондитерских королей Абрикосовых, чайных торговцев Перловых, купцов Алексеевых, коньячных монополистов Шустовых.

После революции кладбище постигла печальная участь. В 1930-е годы монастырь был упразднен, стены снесены, церкви изуродованы. В бывшей Алексеевской церкви долгое время находился Дом пионеров, а на месте бывшего кладбища был устроен пионерский парк. В церкви Всех Святых устроили завод по производству зонтиков. Бывшую территорию монастыря рассекли автомобильной дорогой, ведущей к Рижской Заставе.

Когда строители прокладывали дорогу, вместе с грунтом в экскаваторный ковш нередко попадались надгробия, обломки подземных склепов, полуистлевшие гробовые доски, скелеты. Местные мальчишки находили на стройке черепа, приносили их в школу и пугали одноклассниц. До сих пор прямо под асфальтом Третьего кольца лежат кости основателя лучшего в Москве лицея цесаревича Николая — М.Н.Каткова, основателя Народного университета — Альфонса Шанявского, художника Прянишникова, архитектора Каминского.

Эта часть Третьего кольца считается гиблой, одной из самых аварийных. Оскверненные кладбища, разоренные могилы напоминают нам о “мести мертвецов”, заставляя задуматься о будущем.

Как село не стоит без праведника, так и кладбище не бывает без заветной могилы, особо почитаемого захоронения, о котором живущие из уст в уста передают старинные предания и слагают легенды. По мнению москвичей, такие места обладают особой энергетикой, помогающей исполнить самые заветные желания. О них мы расскажем в следующем выпуске “Зазеркалья”.



Партнеры