Наставник резидента

Как Собчак дважды сделал Путина Путиным.

9 августа 2007 в 15:08, просмотров: 647

Но в историю Собчак войдет прежде всего как человек, без которого Путин не стал бы Путиным — в сегодняшнем понимании этого имени.

“Я встретился с Анатолием Александровичем в Ленсовете, в его кабинете... Он говорит: “Мне нужен помощник. Если честно, то я боюсь в приемную выйти. Я не знаю, что там за люди...” Я не мог не сказать: “Я с удовольствием это сделаю. Но есть одно обстоятельство, которое, видимо, будет препятствием для этого перехода... Я — кадровый офицер КГБ”. Он подумал-подумал и выдал: “Ну и ... с ним!” — так в 2000 году свежеиспеченный и.о. президента Путин вспоминал об обстоятельствах своего прихода в команду нового главы Ленинграда Собчака в 1990 году.

Иногда может показаться, что определяющей силой истории является простая случайность. Если бы профессор юриспруденции без опыта госуправления и слаженной команды не стал главой второго города страны. Если бы общий знакомый Путина и Собчака не решил вдруг свести бывшего преподавателя и студента, не имевших до этого, по признанию ВВП, никаких личных связей. Если бы эти два человека за время краткой беседы не успели проникнуться друг к другу... Если бы все эти факторы не совпали, то скорее всего во главе России сейчас стоял бы совсем другой человек. А фамилия Путин была бы известна, наверно, лишь его родным, друзьям и коллегам по работе.

Впрочем, мораль истории взаимоотношений Путина и Собчака вовсе не сводится к тому, как важно оказаться в нужное время в нужном месте. Ведь Анатолий Собчак, по сути, дал старт политической карьере Путина не единожды, а дважды. Причем именно второй толчок скорее всего оказался решающим фактором прихода ВВП к власти.

Когда Собчак сделал откровенного офицера КГБ своей правой рукой, а затем и первым замом, он, безусловно, ввел ВВП в российскую элиту. Но от должности главного соратника мэра Санкт-Петербурга до кресла Президента России дистанция огромного размера. Чиновников с примерно таким же рангом и объемом влияния в стране сотни, если не тысячи. И шансы каждого из них стать главой государства пренебрежимо малы.

Но тут опять вмешалась судьба, подвергнувшая Путина испытанию. В точном соответствии с поговоркой “От сумы да от тюрьмы не зарекайся” на Анатолия Собчака начали сыпаться несчастья. Враги добились его поражения на новых выборах главы Северной столицы. Затем против экс-мэра возбудили уголовное дело по смехотворному для середины 90-х обвинению. С каждым днем перспектива ареста становилась все более реальной.

Владимир Путин в это время уже работал на неплохих должностях в Москве. Оказавшись на месте ВВП, очень многие предпочли бы остаться в стороне. Не зря же значительная часть чиновничества живет под лозунгом “Вовремя предать — значит предвидеть”. Но Путин все-таки принял Решение. Именно благодаря его помощи Собчак смог покинуть страну и отсидеться там до тех пор, пока его уголовное дело не потеряло политической актуальности.

И тут случилось нечто, чего мало кто мог предвидеть. Окружение Ельцина уже давно искало для него преемника. И главным пунктом в списке необходимых требований стояло: тот, кто не предаст.

Разумеется, история с помощью Собчаку была не единственным фактором, который неожиданно для самого Путина вознес его на самую вершину власти. Но мне почему-то кажется: если бы ВВП тогда действовал по принципу “моя хата с краю” или и вовсе присоединился к “травле”, он был бы сейчас совсем в другом месте.

Политика, конечно, дело грязное. И жить слугам народа приходится по волчьим законам. Но иногда и здесь можно оставаться прежде всего человеком и даже получать за это неожиданное вознаграждение. Именно в этом, видимо, и заключается главная мораль истории дружбы Анатолия Собчака и Владимира Путина.

Впрочем, только этим все не исчерпывается. В начале 1990-х Анатолий Собчак был одним из главных символов радикальной демократии. Но получается, что именно Собчак взрастил человека, строящего сейчас в России вертикаль власти. Что это? Ирония истории или закономерность? Ведь история часто развивается по принципу маятника — чем дальше он ушел в одном направлении, тем дальше он уйдет и в другом. Увы, но ответа на это пока нет. Удивительная история, которая началась в 1990 году в кабинете свежеизбранного председателя Ленсовета, еще не закончилась.

 



Партнеры