Книжный червь

28 сентября 2007 в 14:33, просмотров: 189

Дайана Стингли

Купидона звали?

Занимательная сказка, щедро пересыпанная шутливыми намеками, обязательными условиями и прямыми, назойливыми рекомендациями для вступающих во взрослую жизнь половозрелых особей любого возраста. Ведь “и в жару, и в любой холод где-то здесь Купидон бродит, с колчаном, полным стрел бродит, мальчик Купидон”. Ну и, как верно подмечал Олег Даль в незабвенном фильме, “забавляется он с людьми”.

А в результате на планете №37, в просторечии именуемой Землей, парочка сотрудников одной фирмы начинает проверку друг друга на душевную прочность. Да и сам Купидон вынужден отчитываться перед вышестоящими инстанциями, закатывая нравоучительный балаган. Обучающую мелодраму на тему, как вести себя с близкими чужими людьми, чтобы не было потом мучительно больно. С план-схемами капканов и западней на пути искреннего сближения.

А в общем-то проблемы стары как мир. Не купить ли девушке собственную бритву и не научиться ли прогуливаться по магазинам однова? А сильной половине человечества жизненно необходимо освоить технологию работы с крышкой унитаза, не пить сок прямо из пакета и решить все тот же злободневный вопрос с дополнительной бритвой. По мнению Купидона с планеты №37, если соблюсти эти и еще ряд привходящих условностей, то потребность в подобных книгах отпадет сама собой, а человечество погрузится в глубокий счастливый сон с романтическими сновидениями.

Анне Хольт

Что мое, то мое

Эта необычная Анне Хольт. В молодости, наверное, весьма удивляла своих друзей. И дело не только в склонности к сочинению остросюжетных историй. Мир знает немало детективщиков-женщин, и многие из них являются признанными мастерами жанра. Но значительно меньшее количество из них сами служили в полиции.

Еще меньшее число сочиняющих детективы дам дослужилось до поста министра юстиции. И уж совсем единицы женщин, даже непричастных к литературной страсти, являются футбольными фанатами и ведут регулярную футбольную колонку в крупнейшей газете страны, доверившей им министерский портфель.

Прошу любить и жаловать: бывший министр юстиции и свой парень, а по совместительству виртуоз сюжетоплетения и ваятель душещипательных характеров. И ее бросающая из жара в холод история про загадочного и неуловимого убийцу детей, про мужчину и женщину со свободными валентностями, про вопиющую несправедливость и незаконное воздаяние. С щедрой психологической экспертизой как добропорядочных граждан, так и аутсайдеров социума.

К тому же некоторым неизреченным способом Хольт ко всему прочему умудряется ввернуть в повествование некую предзаданную мораль, обличающую частнособственнические инстинкты в межличностных отношениях. Такой немного фальшивый, но все равно успокоительно-долгожданный рояль в кустах, недоуменно бренькнувший в заглавии и пару раз где-то в районе эпилога.

Рю Мураками

Пирсинг

А на продуваемых всеми вселенскими ветрами островах Страны восходящего солнца продолжают бушевать безобразные страсти. То есть бушуют они, конечно, уже давно и серьезно. Просто до нас все эти самурайские нежности, по счастью, доходят с задержкой и милосердными порциями.

Известный каратель человеческой психики Мураками-который-Рю в одном из своих рейдов по насильственному расставлению сомнительных и богомерзких точек над “i” в дневном сознании. В общем-то тоже романтическое приключение своего рода. Кто-то любит на пыльных тропинках далеких планет биться с неведомыми тварями из открытого космоса. Мураками, видимо, памятуя старинные сказки бесноватых алхимиков о том, “что внутри, то и снаружи”, предпочитает приоткрывать кипящие тигли микромира. Обнаруживая там все тех же тварей и пыльные тропинки. И мы вслед за ним попадаем не в дурашливый мир беззаботной молодежи, вроде бы обещанный названием романа. Предстоит нам покувыркаться в корчах парочки маловменяемых личностей, склонных по очереди впадать в прострацию с фантазиями на тему боли, ужаса, одиночества и колюще-режущих предметов.

Почти физически малопривлекательная история про схватку Кинг-Конга воли к разрушению с Мегагодзиллой отвращения к собственным проявлениям за право самому растоптать свой внутренний Токио. Ведь голова не только для того, чтобы есть, ею еще можно повредиться в рассудке.



Партнеры