Суперстар? Или просто стар?..

Новый проект телекомпании НТВ "Ты — суперстар" на взгляд въедливого зрителя (что-то вроде рецензии).

14 октября 2007 в 18:12, просмотров: 485

Вообще-то я редко смотрю телевизор. А тут вчера, то бишь 12 октября, включил, пощелкал по каналам и попал на новый проект НТВ "Ты — суперстар!" Мое внимание привлекла натужно молодящаяся дама в возрасте и с большим, как мне показалось, шиньоном на голове, которая, застыв на сцене в стойке Людмилы Зыкиной, скажем так, невыразительным голосом исполняла какую-то знакомую песенку. Я подумал, что это новая вариация "Народного героя" и решил посмотреть, что будет дальше... Но прежде чем продолжить свой рассказ, сразу хочу предупредить: рецензий писать не собирался, решение поделиться своими впечатлениями об увиденном возникло спонтанно, по коей причине никаких фамилий и названий не записывал, поэтому заранее извиняюсь, если что-то забыл или банально перепутал.

Для тех, кто еще не в курсе, поясню: суть нового проекта НТВ в том, что хорошо подзабытые звезды советской эстрады (80—90-х годов) перепевают современные шлягеры и таким образом вызывают ностальгические аплодисменты у своих прежних поклонников, повышая рейтинги телекомпании в чартах развлекательных передач со всеми вытекающими отсюда приятными последствиями. И дабы придать их выступлениям большую остроту, некому жюри вменяется расставлять их по полочкам — объективно решать, кто в меньшей степени утратил свои вокально-танцевальные навыки, а кто, увы, более... Иными словами, кто еще, хотя и с оговорками, тянет на суперстар, а кто, увы, уже просто стар...

К моему изумлению, молодящейся домохозяйкой оказалась не кто иная, как Анне Вески! Естественно, после такого сюрприза я возгорел желанием досмотреть сие феерическое действо до конца. Жюри дружно выставило певице по десять баллов, заставив меня, во-первых, изумиться во второй раз, а во-вторых, задаться извечным вопросом: "А судьи кто?" Достопочтенное жюри состояло из неувядающей Тутты Ларсен, ветропоклонницы Ирины Дубцовой, звезды малолеток МакSим, не так давно запевшего парикмахера Сергея Зверева и еще пары плохо знакомых мне лиц. Честно говоря, компания еще та. Ну, Ларсен и Дубцова — это я еще понимаю, но на то, как стилист Сергей Зверев и подростковая рэпперша MaкSим с ее универсальным стилем "та-та-та-та-та-та-та-та-та-та-а-а-а!.." будут оценивать вокальные достоинства бывших звезд советской эстрады — на это стоило посмотреть...

Судьи, явно стараясь перещеголять друг друга в подборе превосходных эпитетов, наперебой восторгались выступлением заметно подувядшей Анне Вески. Из их славословий следовало, что если та вдруг решит вернуться на эстраду, то Валерии, Лайме Вайкуле и даже самой Примадонне там будет делать уже нечего.

После Вески слух и зрение зрителей порадовал Сергей Крылов, ярко и — в полном смысле этого слова — мощно исполнивший песню про лето в жаркой теплой компании полудюжины стройных чаровниц в бикини. (Вообще, думаю, среди такого сладко-сочного хоровода запел и запрыгал бы до потолка любой мужчина, который еще смотрит на женщин не только как на средство для изготовления супа.) Оценки Сергея были поскромнее, но он явно был доволен и этим.

Крылова сменила совершенно не изменившаяся Азиза, прикатившая ради такого дела аж из самой Америки. Как она спела, я, честно говоря, не очень помню. Но именно из этого обстоятельства делаю вывод, что особого впечатления не произвела. Тут я снова хочу сказать несколько слов о жюри.

После каждого выступления его, извините за выражение, члены осыпали очередного вытащенного агентами НТВ из небытия артиста щедрой порцией восторженных эпитетов, однако судейские глаза при этом оставались довольно скучными — было ощущение, что они смотрели на эстраду так, как домохозяйка смотрит в телевизор, как бы между делом, перешептываясь и думая о чем-то своем. Думали о чем-то своем не только судейские, но, кажется, и ведущие, которыми были перманентно сходящийся-расходящийся со своими женами Сергей Жигунов и некая мадемуазель, имени которой я, уж прошу покорно простить, не знаю. Эта голосистая девушка запомнилась мне прежде всего огромным бантом на попе — в японском стиле, но в Стране восходящего солнца эту деталь прикрепляют к кимоно. Здесь это смотрелось настолько нелепо, что я срочно позвал жену к телеэкрану, чтобы она вместе со мной похохотала... Так вот, мадемуазель с бантом на заднем месте настолько унеслась своими мыслями в одной ей известные дали, что после того, как стихли последние аккорды, она голосисто выдала в зал что-то вроде: "Вот она какая, наша несравненная Шакира!" Едва закрывшаяся челюсть восточноамериканской певуньи тут же отвисла обратно. Зал на несколько секунд застыл, переваривая услышанное и приглядываясь к стоящей на сцене исполнительнице — может, и впрямь им приготовили сюрприз и под Азизу загримировали колумбийскую поп-диву, — а потом половина зала захохотали, а другая — дружно зааплодировали. Сергей Жигунов ткнул своей напарнице локтем под ребро, та смущенно поправилась, и концерт потек дальше по запланированному руслу.

Этим руслом к зрителям и принесло вечно бело-розового Юру Шатунова. Бывшие недоросли-нимфетки встретили своего давнишнего кумира со слезами на глазах. Юра, одетый по молодежной моде в драные джинсы и свою коронную маечку, как мог молодился, притоптывая ножкой среди усыпавших сцену лепестков цветов — надо все же полагать, искусственных, но голос вечного мальчика, конечно, утратил свою былую тонкость и звонкость, да и на лице отпечаталось слишком много шумных дней и бурных ночей.

Честно говоря, меня очень приятно поразил Сергей Челобанов. Гордо выпавший в осадок после отказа предоставить Примадонне руку, сердце и все остальное, он показал тот же самый, если еще не более высокий уровень артистизма и вокализма, чем в те годы, когда Алла Борисовна твердой рукой вела его по жизни. Припомнилось, что, как-то встретив его на одной из тусовок, я, слегка захмелев от халявной текилы, решил проявить остроумие и в надежде на более близкое знакомство со своим тогдашним кумиром обратился к нему со словами: "О, вы так похожи на Сергея Васильевича Челобанова!" "Лицо, похожее на Челобанова", много менее трезвое, чем я, встряхнув своей фирменной русой челкой, довольно грубо отрезало: "Он — это не я!" И я понял, что интервью с любимым певцом мне в ближайшие годы не светит...

Забегая вперед, скажу, что, судя по сюжету, который на следующий день прошел в программе "Максимум", где Челобанов ностальгически глушил с корреспондентом НТВ портвейн "Три семерки" в какой-то арбатской забегаловке, интерьер которой чудом сохранился с советских времен, сегодня "похожее на Челобанова лицо" от общения уже бы не отказалось.

...Единственное, что помешало мне наслаждаться выступлением Сергея Васильевича, было то, что телеоператор уж слишком настырно пытался заглянуть крупным планом под коротенькие юбочки романтично приседавших в такт неподражаемых "вау-ау-ау-у-у!.." длинноногих прелестниц, хотя все телезрители уже давно уяснили, какого фасона их провокационно алые трусики... Хочу сказать еще пару слов о судьях. То, что оценки чаще всего льстиво колебались между 9 и 10, было раздражительно, но, в общем, для такого конкурса вполне естественно. Приятно удивила молчаливо сидевшая с краешку МакSим, как правило вывешивавшая оценки на балл ниже своих коллег. То есть либо по молодости лет не уловившая общей тенденции (предполагаю, что Анне Вески услаждала слух ее мамы и папы, когда ее самой даже еще не было в детородном проекте), а Юрочка Шатунов сводил с ума своих поклонниц, когда ее саму, наверное, сводили с ума только куклы Барби, либо она на самом деле старалась хотя бы приблизиться к объективным оценкам. Хотя, думаю, если бы тот же Муромов сделал пальцы врастопырку и в пулеметном ритме застрочил со сцены что-то типа: "За-ве-ди-мою-плоть! За-ве-ди-за-ве-ди!", "десятка" от МакSим ему была бы обеспечена.

...Наконец все соискатели вышли на сцену. Среди них я разглядел лицо Михаила Муромова (также с отпечатком непростых жизненных коллизий), выступления которого я не видел, стоявшего мрачнее, чем яблоко на снегу, когда-то розовое на белом, но пролежавшее на свежем воздухе всю зиму до первой оттепели... Артист неотрывно смотрел в одну точку, и причина такой вселенской грусти стала понятна, когда на экране показали общие итоги: в общем списке он был на малоприятном последнем месте с 7,6 балла, больше чем на балл отставая от того, кто сумел избежать столь позорной участи и удержался на девятом месте. Михаила было по-настоящему жаль. Уступить пенсионерке Вески, необъятному Крылову и дрыгающему ножкой Шатунову, было, конечно, сверхобидно. Но, как говорят в народе, назвался груздем — продолжай лечиться...

Обращаю внимание, что все вышесказанное — исключительно мое частное мнение и на объективность никоим образом не претендует...





Партнеры