«Не мышонок, не лягушка…»

5 ноября 2007 в 13:16, просмотров: 360

В каком виде придет западный кризис, который из ипотечного сектора рынка перекинулся на фондовый рынок и грозит заокеанской экономике неисчислимыми бедствиями, в нашу страну и придет ли вообще? К кому он постучится в первую очередь? Каковы в целом для России кризисные рынки?

«ДЛ» попытались разобраться.

Я СВИДЕТЕЛЬ. ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?

В конце зимы – начале весны текущего года аналитики из разных стран стали обращать внимание на тревожные сигналы о спаде на рынке жилья в США. Симптомы неблагополучия в этой одной из важнейшей отраслей были и раньше. Но их предпочитали не замечать на фоне постоянного роста деловой активности. Болезнь, наоборот, загоняли вглубь, предпочитая на протяжении последних нескольких лет (с 2003-го по нынешнее лето) повышать учетную ставку Федеральной резервной системы (ФРС).

Главной заботой ФРС на протяжении последних лет была инфляция. Дешевые кредиты вливались в экономику и, опережая темпы развития, накачивали деньгами объекты инвестирования. В результате для некоторой части американцев чуть ли не явью стала голубая мечта российского Иванушки-дурачка: жить не работая и при этом все иметь. Ведь постоянно дорожающее жилье надувало и без того мыльный пузырь ипотечного рынка.

А банки, выдававшие кредиты на покупку жилья, затем перезакладывали документы на эту недвижимость и за счет этого привлекали дополнительные средства. Добавим к этому тот факт, что ставка по ипотечным кредитам плавающая и привязана к учетной ставке ФРС, и тогда станет понятно, что повышение последней вело к удорожанию обслуживания ипотечного кредита для самого рискованного сектора, так называемого subprime, отличавшегося от остальных категорий заемщиков и без того высокими процентами. Бесконечно так продолжаться не могло, и вот к лету этого года обнаружилось, что примерно из полутора триллионов долларов перезаложенных ипотечных кредитов около $230 млрд. с огромной степенью вероятности возвращены не будут.

Сказка закончилась. Началась суровая быль со взаимными обвинениями, объявлениями об убытках, сокращением численности рабочих мест и так далее. Как написал один из ведущих российских экономистов, характеризуя ситуацию: «В Америке сразу начали искать виноватых. Банки, выдававшие сомнительные ссуды, по-умному открестились, заявив, что выкупать их ипотечные облигации никого не заставляли. Инвестиционные компании во всем обвиняли банки, проводившие рискованную кредитную политику. И те и другие ополчились на ведущие рейтинговые агентства, такие как Moody’s Investors Service, Fitch Ratings и Standard&Poor’s, за плату чрезмерно высоко оценивавшие банковские ипотечные бумаги. Кризис моментально стал глобальным, поскольку облигации американских банков покупали в Европе, Японии, Австралии».

Подсчет убытков еще продолжается, ФРС понизила ставку, чтобы поддержать финансовые рынки, но инвесторы продолжают оставаться в панике. Крупнейшие европейские корпорации продолжают объявлять о закрытии фондов.

Но самое главное, что, по прогнозам ведущих мировых экспертов в области экономики, уже наступившие неприятности являются всего лишь началом глобального кризиса на мировых финансовых рынках. И первой стадией коренной переоценки ныне существующей системы оценки активов. Которая неминуемо отразится и на России.

Почему? И где?

СПЕКУЛЯНТЫ НАМ ПОМОГУТ?

Как бы странно это ни казалось, но западный кризис, начавшийся с сектора ипотечного кредитования, на отечественной ипотеке особо не отразится. В первую очередь из-за неразвитости этого рынка у нас.

Действительно, если сравнить показатели по доле ипотеки в ВВП России и хотя бы тех же США, то вся разница между зрелым гигантом и карликом, который к тому же пока еще проходит внутриутробное развитие, станет очевидной. В Америке ипотека составляет примерно 65% их ВВП, в России – от 1,5% до (максимальная оценка) 2% ВВП. Да и среди всего объема кредитования физических лиц ипотека, что называется, не в первых рядах.

По данным Агентства по ипотечному кредитованию, на 1 июля сего года банками было выдано 374,4 млрд. рублей на приобретение жилья по ипотеке, что составляет лишь 4,7% от общего объема ссуд в 8 трлн. рублей.

И хотя динамика роста этого сектора впечатляет (за последние три года объемы ипотечного кредитования выросли в 5 раз), в абсолютных цифрах этот сектор еще далек от того момента, когда он станет играть одну из главных ролей в экономике.

Единственное, что изменится в связи с американским, а теперь еще и европейским финансовым кризисом для российских ипотечных заемщиков, – это вырастут процентные ставки по кредитам. Совсем другая картинка ожидает фондовый рынок России и банковский сектор.

Фондовые рынки самых разных стран в условиях современной глобальной экономики с развитыми телекоммуникационными средствами связи представляют собой сообщающиеся сосуды. Как подсчитали эксперты Института переходного периода, более 50% покупок и продаж на отечественных биржах совершают иностранцы. А когда у зарубежных фондов начинаются проблемы, они латают свои финансовые дыры, в первую очередь продавая акции компаний развивающихся стран, к которым относится и Россия. При этом, как правило, иностранные инвесторы, не одну собаку съевшие на биржевых спекуляциях, уходят с развивающихся рынков с прибылью, оставляя местную экономику один на один с теми проблемами, которые в значительной степени появились в результате надувания очередного «мыльного пузыря» международными спекулянтами.

Что может противостоять этим разрушительным тенденциям? Слабость российского фондового рынка и его неразвитость в данной ситуации становятся неожиданно силой. И способны не только остановить отток спекулятивного капитала с отечественного фондового рынка, но и способствовать дополнительному притоку, поскольку значительная часть всего объема наших ценных бумаг принадлежит сырьевым компаниям, ориентированным на экспорт углеводородов, металлов и так далее.

В мировой экономике, похоже, начался процесс коренной переоценки активов, который может продлиться несколько лет. И надуваемые последние годы и десятилетия различного рода виртуальные и кредитные «пузыри» начинают лопаться, а со всех точек зрения (и в первую очередь с позиций инвестиционной привлекательности) все больший потенциал приобретает сырьевой сектор реальной экономики. Начиная от углеводородов и заканчивая производством сельхозпродукции. Но стоит подчеркнуть, что это ни в коем случае не «длинные» деньги, а спекулятивные, очень «пугливые», которые при малейшем сигнале готовы одномоментно поменять «прописку» и обрушить весь рынок. И к тому же «надувать пузырь» – занятие неблагодарное. Рано или поздно и он тоже лопнет.

ЛУЧШЕ МЕНЬШЕ, ДА ЛУЧШЕ?

Российскую экономику в последние несколько лет в большей степени характеризовали укрепление рубля, приход на рынки иностранного капитала и гигантский рост экспортно ориентированного сырьевого сектора. Все это привело к тому, что процесс получения иностранных займов для российских банков стал напоминать по простоте игру в крестики-нолики.

Отечественные банкиры в такой ситуации решили воспользоваться благоприятной конъюнктурой и пошли занимать денег по миру.

Динамика роста внешних займов российскими банками (млрд. долл.)

2004 г.        7,1
2005 г.        19,2
2006 г.        51,2
2007 г. (январь-сентябрь)        57,0

По данным Банка России

В общем, к тому моменту, когда американская ипотека начала давать сбои, наш отечественный банковский сектор занял у западных партнеров уже свыше 130 млрд. долларов. При этом главной характерной чертой подавляющего большинства займов было то, что брались они на короткие сроки и в расчете на последующее перекредитование. И место напряженной финансовой работы, анализа, прогнозирования заняла нехитрая операция: взять под маленькие проценты и без того дешевеющий из-за девальвации валютный кредит за границей и выдать его в России под большие. А потом подсчитывать барыши.

Теперь, когда на Западе обеспокоены ликвидностью собственных банков и перестали давать в долг развивающимся соседям, перед российскими банкирами в полный рост встала проблема поисков денег, чтобы рассчитаться с кредиторами. А отдавать надо много. По подсчетам экспертов, только до конца этого года наши банки должны перевести за границу около 30 млрд. долларов. В первую половину 2008-го – еще не менее 20 млрд. В то же время независимые аналитики оценивают шансы привлечь до января сумму более 12 млрд. долларов как крайне маловероятные.

Что ждет отечественные банки в этой ситуации? Ничего хорошего. Правда, не все. В тяжелую ситуацию попадут «середнячки» и банковская «мелочь», от которых потребуют вернуть деньги. Они не смогут ни предоставить своим клиентам новых займов, ни даже удержать свой бизнес. Для того чтобы как-то выкрутиться, им придется для начала продавать свои кредитные портфели, а если их не хватит для погашения долгов, то не исключено и банкротство. На рынке уже появились и спрос, и предложение по этому поводу. Зато кризис практически не отразится на крупнейших кредитных организациях, которые нерушимыми узами связаны с государством или финансово-промышленными империями. Если что, они сразу получат помощь от своих владельцев. Более того, за счет кризиса они смогут не просто упрочить свое положение, но и получить дополнительную прибыль. А еще и новых клиентов из числа юридических лиц, которые перейдут к ним из разорившихся банков. И вкладчиков-«физиков», которым вернет гарантированную сумму по вкладам государство.

В общем, количество игроков на банковском секторе в какой-то степени сократится, а уровень концентрации капитала и монополизм в этом секторе возрастут. Если все пойдет по более-менее прогнозируемому сценарию.

Вряд ли в России сможет реализоваться более плохой для делового сообщества сценарий. Все же страна достаточно устойчива по макроэкономическим показателям.

ПО СВОДКАМ ГЛАВНОГО КОМАНДОВАНИЯ

Последние дни приносят по-прежнему нерадостные известия с финансовых мировых рынков и из США. Если индексы деловой активности за начало октября немного стабилизировались и даже пошли в некоторый рост (что находит адекватное отражение и на российских фондовых биржах, где индекс РТС пробивает очередные исторические максимумы), то в банковском секторе ситуация только ухудшается.

Так, 16 октября секретарь казначейства США Генри Полсон, выступая в университете Джорджтауна, предельно четко указал на опасности, связанные со спадом на рынке жилья: «Несмотря на сильные фундаментальные экономические условия, спад на рынке жилья углубляется, и я считаю это самым значительным риском для нашей экономики в настоящее время. Чем дольше цены на жилье будут стагнировать или понижаться, тем больше будет ущерб для нашего будущего экономического роста».

Министр финансов Великобритании Алистер Дардинг также не сомневается в том, что нынешний кризис повредит мировому экономическому росту, однако затрудняется определить, насколько глубоким окажется его влияние. Сейчас, по мнению министра, полные последствия нынешних неприятностей «с трудом поддаются определению».

А на недавней встрече министров финансов стран «Большой восьмерки» представитель России вице-премьер правительства РФ Алексей Кудрин не смог дать определенный ответ по поводу разразившегося на Западе кризиса и высказал свои опасения, что этот процесс не обойдет стороной и Россию. Отметив, что «сегодня никто не может до конца предсказать масштабы возможных кризисных явлений» и «сейчас рано говорить, что мы прошли зону рисков», хотя бы потому, что объем вложений в высокорискованные ипотечные бумаги США до сих пор никому не известен, он заявил буквально следующее: «Тот этап влияния на Россию определенных кризисных явлений на Западе еще окончательно не прошел, и я в очередной раз убеждаюсь, что консервативная, ответственная политика может снизить внешние шоки».

Так что единственное, на что нам остается надеяться, так это на «ответственную политику». Утешение, честно говоря, слабое.   



Партнеры