"Я – Беовульф!"

Роберт Земекис представил невиданное доселе зрелище

20 ноября 2007 в 02:00, просмотров: 762

В международный и российский кинопрокаты выходит один из самых ожидаемых проектов 2007 года - фильм Роберта Земекиса "Беовульф". Ожидаемый не только потому, что после долгого перерыва зрители смогут увидеть новую работу создателя трилогии "Назад в будущее" и "Форреста Гампа", но и потому, что "Беовульф" знаменует начало совершенно новой эпохи в мировом кинематографе.

Стоит отметить, что до обращения к древнейшей английской эпической поэме Земекис уже успешно опробовал технологию перенесения на экран трехмерных оцифрованных образов живых актеров. Вышедший в 2004 году "Полярный экспресс", в котором почти все роли сыграл Том Хэнкс, был очень благосклонно встречен не только критиками, но и зрителями. При бюджете в 165 миллионов долларов картина собрала в мировом прокате более 300 миллионов.

Для создания фильма использовалась специально созданная технология ImageMotion, в основе которой лежит принцип performance capture, позволяющий при помощи специальных датчиков не только фиксировать движения актера, но и малейшие нюансы его игры.

Что же касается "Беовульфа", то, по собственному признанию режиссера, он никогда не испытывал особого желания экранизировать эпос, так как еще со школьной скамьи считал его нудным и полностью лишенным привлекательности для современного читателя. Однако после прочтения сценарного плана, подготовленного Нилом Гейманом и Роджером Эйвори, Земекис в корне изменил свое мнение.

Сценаристам удалось не только творчески переосмыслить основные перипетии поэмы, но и объяснить некоторые неясные моменты, которые неведомый автор обошел вниманием. Так, если в оригинальном тексте великан Грендель является просто чудовищем, которое испытывает наслаждение, пожирая подданных конунга Хродгара (Энтони Хопкинс), то, по версии Геймана и Эйвори, его агрессия объясняется невыносимыми мучениями, которые ему доставляют нескончаемые загулы дружины.

Во многом "человечность" Гренделя объясняется блестящей игрой его экранного альтер-эго – актера Криспина Гловера, с которым Земекис сотрудничал еще со времен сериала "Назад в будущее". Благодаря его стараниям, именно Грендель, несмотря на свою визуальную отвратительность, вызывает наибольшее среди всех персонажей саги сочувствие. Более того, в самом происхождении великана создатели фильма скрыли главную интригу сюжета.

Что же касается матери Гренделя, победа над которой стала вторым ратным подвигом  гаутского витязя в землях Хродгара, то сценаристам удалось очень изящно объяснить странный сюжетный ход  в литературном первоисточнике, вызывавший недоумение исследователей. Суть его в следующем.

После сражения с "вод владычицей и бурь хозяйкой" Беовульф выходит из подземелья почему-то с головой все того же Гренделя, которую он торжественно водружает на копье в золотом чертоге Хродгара. Таким образом, никаких материальных доказательств успешности его миссии витязь не предъявляет, и восхищенным почитателям его талантов приходится поверить ему на слово. Гейман и Эйвори придумали этому очень понятное с мужской точки зрения объяснение, учитывая тот факт, что сражаться Беовульфу пришлось с демоном в обличие Анджелины Джоли.

К слову, виртуальный образ Джоли, как ни странно, является одним из самых "непохожих" на оригинал. Так, если в случае с Хродгаром создателям картины удалось добиться не только исключительного портретного сходства с Хопкинсом, но даже передать его узнаваемую манеру игры и мимику, то образ матери Гренделя имеет лишь общее сходство с Джоли. Связано ли это с невозможностью с помощью анимации передать всю притягательность ее внешности, или Земекис вполне обоснованно предположил, что внимание зрителей будет приковано отнюдь не к лицу героини Джоли, неизвестно.

Совсем иное дело сам Беовульф. Приглашая Рэя Уинстона, Земекис явно не стремился сохранить сходство, во всяком случае в том, что касается физических данных актера. Экранный образ гораздо больше напоминает Шона Бина, нежели Уинстона, а поскольку особых драматических переживаний, требующих недюжинного актерского таланта, у главного героя нет,  то и режиссерский выбор на первый взгляд выглядит несколько странным.

Но в этом-то и заключается суть революции, к которой в итоге приведут эксперименты подобные тем, что проводит в кинематографе Роберт Земекис и другие известные голливудские режиссеры. Так, если для достижения должной физической формы актерам, задействованным в фильме "300 спартанцев", пришлось провести несколько месяцев в спортзале, то грузного Уинстона удалось наделить формами Аполлона за несколько сеансов съемок с использованием "performance capture". 

Подобные технологии не только существенно расширяют амплуа драматических актеров, но, вероятнее всего, уже в ближайшем будущем после их неизбежного удешевления найдут в Голливуде самое массовое применение. Отсутствие необходимости в дорогостоящих декорациях, костюмах, гриме, дублерах и возможность свободной манипуляции образами явно придется по душе главным игрокам киноиндустрии при планировании инвестиций в кинопроекты. Безусловно, полной замены "живого" актера в кадре вряд ли стоит ожидать скоро, но тенденция вполне очевидна.

И последнее. При всех огрехах в сценарии, а к таковым можно отнести прежде всего  удивительные по своей глупости диалоги, по зрелищности и насыщенности картинки новое творение Земекиса абсолютно не имеет себе равных. Фильм снят с очевидным расчетом именно на трехмерную проекцию, и поэтому его просмотр в кинотеатрах обычного формата представляется делом совершенно бессмысленным. С тем же самым успехом можно смотреть, скажем, "Звездные войны" на экране карманного компьютера.

Стрелы, летящие прямо в мозг, капли крови, разбрызгиваемые по залу и известный еще из трейлеров яростный вызов - "Я - Беовульф", который, как кажется,  герой бросает прямо в лицо зрителям, эти и другие прелести стереоизображения не смогут оставить равнодушными даже самых отъявленных скептиков.

Можно с уверенностью сказать, что трехмерное цифровое кино, объявленное голливудскими мейджорами неизбежной перспективой, получило от "Беовульфа" не просто толчок к развитию, а увесистый пинок, который придаст этому процессу новое ускорение.

Трейлер к фильму: 





Партнеры