Страсти по Диане

Обнародованы имена пяти любовников принцессы Дианы, о которых королевская семья предпочла бы не знать.

22 ноября 2007 в 16:55, просмотров: 583

Приближенные к Диане люди подтверждают, что королевская семья не одобряла любовные похождения принцессы. Но является ли это косвенным подтверждением причастности Уиндзоров к смерти леди Ди?

В Верховном суде Лондона продолжаются слушания по делу о гибели принцессы Дианы и ее возлюбленного Доди аль-Файеда в аварии в парижском тоннеле Альма 31 августа 1997 года. Накануне перед жюри присяжных показания давал личный секретарь леди Ди Майкл Гиббинс. Атмосфера во время слушания накалилась до предела, когда представитель отца Доди Мохаммеда аль-Файеда Майкл Мэнсфилд спросил Гиббинса: «Вы можете подтвердить, что к июню 1997 года в королевской семье назрело явное неодобрение Дианы и ее любовных интриг?»

«О каких именно любовных отношениях идет речь?», - спросил Гиббинс, и Мэнсфилд во всеуслышание озвучил список из пяти мужчин, у которых с Принцессой Уэльской был роман.

Список включал бывшего капитана английской сборной по регби Уила Карлинга, телохранителя Барри Мэннэки, отставного офицера Джеймса Хьюита, специалиста по связям с общественностью Джеймса Гилби, а также женатого торговца произведениями искусства Оливера Оара, сообщает Daily mail.

Из всех пятерых открыто признался в связи с Дианой только Хьюит. Он ухаживал за принцессой с 1986 по 1990 год.

Карлинг, познакомившийся с Дианой в 1995 году в спортивном зале, всегда уверял, что его и принцессу связывает только дружба.

Несмотря на то, что Гилби также так и не признался в том, что был любовником Дианы, сомнений в этом нет. Записи их телефонных разговоров, в которых Джеймс ласково называл принцессу «Squidgy» (Мягонькая), были обнародованы.

Нельзя сказать, что имена этих мужчин звучат впервые в контексте любовных похождений Дианы, но никогда ранее их не связывали с Дианой настолько уверенно, словно принцесса сама подтвердила факт романов.

Да, брак Дианы и Чарльза, который тоже не был образцом супружеской верности, трещал по швам уже в конце восьмидесятых, но даже после официального развода 26 августа 1996 года леди Ди оставалась членом королевской семьи, так как являлась матерью наследников престола: Уильяма и Гарри. Королева Елизавета II лишила ее титула «Ее королевское высочество», но принцессой Уэльской она оставалась до последнего дня своей жизни. А это означает, что каждый ее проступок отбрасывал тень и на Уиндзоров.

«Поведение Дианы не одобрялось не только в желтой прессе, недовольство высказывали и члены королевской семьи. Вы знали об этом?», - спросил Мэнсфилд, представляющий в Верховном суде интересы миллиардера и скорбящего отца Мохаммеда аль-Файда, чей сын стал последним в списке любовников Дианы.

«Я точно не знаю, как королевская семья относилась к этому, но могу предположить, что явно без особого одобрения», - заявил Гиббинс, проработавший личным секретарем Дианы год до ее смерти.

Он также уверенно подтвердил, что Уиндзоры по-прежнему без негодования не могут вспоминать то эмоциональное интервью, которое Диана дала каналу Би-би-си в ноябре 1995 года, открыто заявив о своем романе с офицером Джеймсом Хьюитом.

Майкл Гиббинс также рассказал, что Диана знала о том, что ее телефоны прослушиваются, предположительно, британской разведкой, поэтому она постоянно меняла номера.

Но о причастности M16, которые, по мнению инициатора судебного процесса Мохаммеда аль-Файеда, подстроили аварию по приказу принца Филиппа, уверенно говорить нельзя. О том, что британская разведка была замешена в смерти Дианы, которую аль-Файеду больше нравится называть убийством, свидетельствуют косвенные улики и неуверенные заявления.

Якобы именно подставной человек сидел за рулем мистического белого автомобиля, подрезавшего «Мерседес» Дианы в тоннеле Альма, что и привело к аварии. Якобы сотрудники M16 прибыли в Париж с конкретным приказом устранить принцессу, которая опять же якобы носила под сердцем ребенка Доди. Преследовавшие автомобиль с принцессой папарацци некоторое время не подпускали никого к разбившемуся о 13-ю колонну «Мерседесу», французские врачи подозрительно долго везли ее в больницу, а хирург невнимательно делал операцию. Все это заставляет засомневаться в «случайности» смерти королевской особы и ее любовника.

Но если Мохаммед аль-Файед действительно хочет привлечь принца Филиппа или кого-то еще из королевской семьи к ответу за смерть сына и его любимой, ему необходимо предоставить суду более веские доказательства причастности спецслужб к аварии. Пока его представитель лишь сыпет на присяжных домыслы, догадки и косвенные доказательства. 

 



    Партнеры