Оплеуха

17 декабря 2007 в 17:34, просмотров: 317

На недавней пресс-конференции в ИТАР-ТАСС Михаил Швыдкой (Роскультура) и митрополит Климент (РПЦ МП+ОП) рассказывали узкому кругу журналистов об отношениях между государственными "хранителями культуры" и набирающими обороты клерикалами. По их словам, проблем в таких взаимоотношениях не наблюдается. Ясно, что у знающих людей при этом глаза выскочили из орбит. Но, наверное, тут же вскочили обратно, так как шеф российской культуры пообещал церковному члену Общественной палаты, что с нового года государство будет выделять "на нужды федеральных памятников культуры религиозного назначения" по 2 миллиарда рублей. Так что при таком раскладе любые проблемы и в самом деле должны бы яйца выеденного не стоить.

Правда, митрополиту этого показалось мало, ибо беспокоят его "несколько тысяч храмов, которые требуют реставрации", да еще наберутся "десятки тысяч церквей по всей России, которые не переданы церкви, но которые церковь готова взять при условии, что их помогут восстановить".

Вот тебе и раз! Выходит, федеральные памятники культуры теперь у нас не государственные, а церковные и, следовательно, тоже отделены, как и религиозные организации, от государства? Но как же можно тогда выделять на их содержание деньги налогоплательщиков? Ведь если реставрировать культовое имущество за государственный счет, то оно должно сначала из культового превратиться в государственное. Каким, впрочем, и являлось, в основном, недвижимое имущество, представляющее собой памятники истории и культуры народов России, вот уже как минимум с XVIII века. Ан, нет! Коли вы мыслите, что на дворе XXI век, то мыслите непозволительно узко и не смекаете главного.

Первое столетие третьего тысячелетия в России – ох, и любят же у нас всегда что-нибудь эдакое учудить! – надумали ознаменовать "возвратом" Московской патриархии особо ценного недвижимого имущества в виде государственных памятников, которое ей... никогда не принадлежало. То есть, по-простому, взяли да и решили передать всенародное добро одной отделенной от государства религиозной организации, избранной режимом в соответствии с ведомыми лишь правителям соображениями.

Некоторые граждане, обязанные по гражданскому – вообще, и служебному – в частности статусу возмущаться столь явными противоречиями между подобным деянием и законом, да еще и возмущающиеся, конечно, находятся. Но о том, что их ждет, Михаил Швыдкой на пресс-конференции тоже упомянул. С сожалением видимым и проникновенным. Тут уж ничего не скажешь – потому как культура, понимаешь!

"Громкая оплеуха работникам российской культуры прозвучала на весь цивилизованный мир!", – воообще-то, так бы надо откомментировать увольнение с должности чиновником Швыдким заслуженной музейщицы и искусствоведа Людмила Максимовой, отдавшей последние 44 года жизни Рязанскому Кремлю. А заодно посвятившей свои лучшие годы охране чудом сохранившихся до наших времен остатков уникального культурного наследия России от таких "швыдких". Племя их – "советских", "новых русских", а в последние времена и клерикальных – поистине неистребимо. И ни время их не берет, ни закон. Времени они неподвластны потому, что бесхребетность и холопственность передаются по наследству, вероятно так же, как цвет глаз или волос, и это справедливо для любых паразитов – что отечественных, что зарубежных. Но беспомощность перед ними закона – это уже исключительно российское ноу-хау. Хотя годящееся, может быть, и еще для дюжины наиболее скандальных неправовых режимов и мало кого волнующих мировых захолустий, вроде Южного Йемена, который, как известно, вредно даже чесать.

Самой же культуре, аналогично тому, как делалось это в средневековье в отношении особо гнусных типов, прямо на лоб ляпнуто жирное тавро: "Частное имущество РПЦ МП". То есть объекты культуры, являющиеся исторически общенародным достоянием России, с начала века один за другим не мытьем, так катаньем передаются во владение очередного временщика, в качестве которого, в нашем случае, выступает структура, плоть от плоти наследующая чекизм сталинских времен.

Как ни покажется сие пафосно, но интеллигентный голосок главы Федерального агентства по культуре и кинематографии, заявившего, что из-за "конфликта" между Рязанской епархией РПЦ МП и Государственным историко-архитектурным музеем-заповедником "Рязанский Кремль" он был "вынужден просто уволить директора музея" "деликатно озвучил" именно это. С дополнительным пояснением для особо бестолковых –  "все светские руководители, работающие в церковных помещениях, должны находить общий язык с иерархами".  При этом высокий чиновник не то чтобы слукавил, а, как сказать, грубейше напроказничал практически во всех деталях своего озвученного умопостроения.

Во-первых, произвольное увольнение заслуженного работника культуры и музейного специалиста предпринимал он не "из-за" чего-то, а "для". Для того, чтобы еще больше "соответствовать" стандарту, востребованному клерикально-тоталитарным механизмом будущей "великой державы", в которой намерены держать и разводить россиян. Проще говоря, чтобы наверху ими довольны были.

Во-вторых, никакого "конфликта" между епархиальным управлением и музеем никогда не существовало. Были лишь узурпаторские претензии клерикалов на овладение принадлежащей государству недвижимостью – особо ценным объектом культурного наследия народов России. И было приведение со стороны музея весомых аргументов, свидетельствующих о необоснованности и незаконности таких претензий,  к удовлетворению которых теперь приложил ручку Швыдкой. Заметим, что добиться подобного в суде клерикалы не сумели – "слишком противозаконно".

В-третьих, "просто уволить" в любом государстве, уважающем себя, закон и общество нельзя. Уволить можно в связи с обстоятельствами, предусмотренными законодательством, будь то регулярное пьянство, вредительство, прогулы или хищение с использованием служебного положения. "Просто" увольняли, к примеру, из конюхов, пардон, в говночисты, разве что баре. Да и то только особо дурного нрава и лишь до отмены крепостного рабства на Руси, что случилось, как известно, в XIX веке. Вероятно, г. Швыдкой несколько не рассчитал критической точки, до которой стремятся опустить россиян сторонники реванша тоталитаризма, и излишнее усердие сподвигло его перемахнуть через нужный момент советской истории едва ли не на сотню лет в сторону "глыбы веков".

В-четвертых, утверждение, что "светские руководители" обязаны "находить общий язык с иерархами" – и спорно, и порочно сразу в нескольких аспектах. В отношении к единому для всех действующему законодательству России ее граждане, как известно, не подразделяются ни по половому, ни по сословному признаку. Ни, тем паче, по негосударственному внутреннему чину в пределах отдельно взятой религиозной организации. Поэтому, если какой-либо умозрительный "иерарх" слямзил бы у какого-то умозрительного "швыдкого" кошелек или сотовый телефон, то по закону, как бы ни хотел того настоящий Швыдкой, быть вору подобает в отделении милиции, а не в раю. Кроме того, странно выглядит и намек чиновника на сравнительную "морально-нравственную ценность" граждан светских и рукоположенных в сан. Или это еще одна попытка подчеркнуть заведомое конфессионально окрашенное кастовое превосходство одних граждан над другими, вроде того, как привычно превалируют русские над нерусскими в представлениях русских нацистов?

В-пятых, даже о неумении вышвырнутой с использованием служебного положения руководительницы знаменитого музея идти на компромиссы, новоявленный апологет "православного шариата" тоже, мягко говоря, изрек чистую неправду. Потому что именно Людмила Максимова шла на подписание договора о совместном пользовании музеем и РПЦ МП практически всех культовых строений Кремля. Однако не отдала она – и правильно сделала – клерикалам Олегова Дворца, который, ну, никакого отношения к церкви вообще, а к РПЦ МП, тем более, не имеющего. Другое дело, что клерикалам этого очень хотелось... и т.д. и т.п.

Впрочем, что Швыдкой? Да, Бог с ним – с одной из первых ласточек "хитроумного визирства грядущего падишахства абсурда". Сегодня, как это много раз бывало, власть в России "у них". Но вспоминающих и постигающих свою историю становится все больше!
Поэтому и задают сотрудники Рязанского кремля обществу такие, казалось бы, наивные вопросы, как "Готовы ли чиновники, обязанные по долгу службы сохранять культурно-историческое наследие страны, пренебречь этими обязанностями по отношению к Рязанскому историко-архитектурному музею-заповеднику? Готова ли власть игнорировать более 26 тысяч подписей российских граждан, высказавшихся за сохранение государственного музейного комплекса в Рязанском кремле?"

Вопросы, понятно, риторические. Потому и дается на них единственный ответ: "Готовы! И пренебречь, и игнорировать".  А заодно положиться во всем на далеко не Божью волю клерикалов из Московской патриархии и их высокопоставленных заказчиков во власти. Вероятно, не зная, чем еще можно шокировать человечество, наше "духовное и имперское все" пытается спеленать и приписать себе еще и культуру, которой не одолели даже такие исторические изнасилования, как стародавнее – трехвековое и последнее – семидесятичетырехлетнее.

Вот и убеждаемся в который раз, что поговорка "Не рой другому ямы – не ровен час...", имеет обычай вспоминаться у нас опосля...



Партнеры