Новая ирония над главным

"Дневной дозор", или "С легким паром"?

24 декабря 2007 в 15:17, просмотров: 695

Некоторые заранее предвещали новому фильму полный провал. Корреспонденты МК.ru, которые одинаково трепетно относятся к рязановской "Иронии", запасшись изрядной долей скептицизма, отправились в кинотеатры в первый же день показа. Кинотеатры мы выбрали разные, чтобы не смазывать ощущения от просмотра неизбежным шушуканьем во время фильма. А вот потом встретились и поделились своими ощущениями от "Иронии судьбы. Продолжение". Мнения, как и полагается по законам жанра, оказались разными.

ЯРОСЛАВ. С самого начала вслед за стариком Станиславским хочется сказать пусть робкое, но "не верю". Поскольку при заложенной в сценарии инфантильности Лукашина-младшего Константин Хабенский все же остается в плену своего имиджа и несколько жестковат и прагматичен, чтобы по первой просьбе друзей отца бросать все и за пару часов до Нового года лететь в Питер, подготовить встречу папы и Нади-старшей.

ВАЛЕНТИН. А, по-моему, все как раз удачно вписывается в сценарий и фраза "не верю" абсолютно неуместна. Лукашин-младший вовсе не инфантилен. Он, скорее, прагматик. Именно этим я и объясняю его изначальное  
нежелание лететь в Питер, поскольку он понимает, что за 30 лет воды много утекло и возродить чувства практически нереально. Однако друзьям папы удалось его уговорить, и тогда он с полной отдачей играет свою роль. Сначала играет, а потом уже понимает, что прилетел в Питер совсем не зря и не только ради папы.

Я. Так вот, как раз этого "уговорить" в фильме и не показали. А это очень важный момент – та ниточка, с которой заворачивается весь клубок. В таком фильме без маленьких подробностей вообще нельзя, потому что у того же Рязанова в первой "Иронии судьбы" все ясно и прозрачно: выпили-препутали-посадили-улетел. И, к слову о полетах и прочих переживаниях главных героев... Они так свободно передвигаются по маршруту "Москва – Санкт-Петербург" в новогоднюю ночь, что создается впечатление, будто в аэропорту их ждут чартерные рейсы, а места в поездах заказаны заранее. Кстати, та же Надежда-старшая, примчавшись на вокзал, чтобы расставить все точки над "i" во взаимоотношениях с Лукашиным-старшим, в итоге уезжает с ним в Москву. Хотя так и неясно, когда она успела купить билет на "Красную стрелу", которая, между прочим, отходит последний раз за несколько минут до полуночи, а Новый год по сценарию герои уже отпраздновали и на часах около часа-двух ночи.

В. Если бы нам с самого начала показали процесс "уговаривания", на этом фильм можно было бы и закончить. Или даже и не начинать вовсе. В этом же и заключается главная интрига фильма! Если в первой "Иронии" именно на "перепутали" держалась вся история, то тут все наоборот. Лукашин специально отправился в Петербург, но нам, зрителям, до поры до времени об этом лучше совсем не знать. Собственно, создатели фильма, на мой взгляд, поступили очень грамотно, завязав свою историю на противоположности по отношению к рязановской "Иронии". Они тем самым дали понять: не сравнивайте наш фильм с первым, у нас – самостоятельное произведение. От этого вторая "Ирония" выиграла и действительно стала хорошим фильмом.

Я. Хотя фильм действительно сиквел, а не римейк, сравнений не избежать. Ведь господа Эрнст, Бекмамбетов и компания замахнулись на одну из российских святынь, прошу уж прощения за излишний пафос. Первая "Ирония
судьбы" в новогодние дни становится "нашим всем". И тут некоторая тщательность и, повторюсь, подробность лишней не была бы. Мне, например, ближе и приятней выяснение отношений главных героев под "Соломенную шляпку" по телевизору, нежели под Путина и Галкина, как у Бекмамбетова. И бархатные интонации Валентины Талызиной, озвучившей Барбару Брыльску у Рязанова, русскому сердцу милее грудного хорошо поставленного эстрадного голоса Пугачевой в сиквеле Бекмамбетова, при все моем уважении к Алле Борисовне. Но самое главное – так называемое единство места, времени и действия. У Эльдара Александровича камера нечасто уходит за пределы квартиры, что создает дополнительный уют и придает фильму простоту и душевность. У Бекмамбетова постоянное мельтешение камеры по улицам северной столицы отвлекает внимание. А апробированные на "Дозорах" стоп-кадры и пролеты камеры со свистом делают фильм больше похожим на блокбастер, нежели на лирическую комедию, которой "Ирония судьбы" должна оставаться по определению.

В. С одной стороны – да, не могу не согласится. И полеты камеры, и стоп-кадры, и улицы Питера – все это немного отвлекает. Но тут надо отметить, что все это к месту. Как, собственно говоря, и в рязановской "Иронии". Надя, бредущая по заснеженному Ленинграду, Лукашин "в ботиночках на тонкой подошве", бегущий вслед за машиной Ипполита, Ширвиндт, покупающий на рынке шампанское, в конце концов аэропорт и баня. Все было органично вписано в фильм. Бекмамбетов тоже не мог обойтись одной лишь квартирой. Что касается "наворотов" – стремительные полеты камеры и стоп-кадры... Ну что же, это современный фильм, а спецэффекты заняли в современном кинематографе свое место. И потом, если бы Бекмамбетов сделал фильм в "духе Рязанова", то кино тут же провалилось бы! Все бы говорили, мол, а вот тут Мастер сделал бы по-другому! А в этом кадре он бы сделал так... Бекмамбетов сделал свое кино. Совершенно самостоятельное и не претендующее на переделку Рязанова.Что касается Галкина и Путина. Ну, извините, они уже часть нашей жизни. Сложно представить себе Новый год без этих героев. Как и без рязановской "Иронии".

Я. А еще, по Бекмамбетову Новый год невозможно представить без косметики, водочных марок, без майонеза и автомобиля и другой продукции известных фирм. Без намеков на те же "Дозоры" и без главного финна отечественного кино Вилле Хаапасало. Наконец, какой же Новый год без одного из операторов сотовой связи. Создатели фильма без меры используют ноу-хау мирового кинематографа – продукт–плейсмент, на фоне которого по-настоящему человеческие вещи и концептуальные монологи главных героев смотрятся также смешно и нелепо, как клоунские антре в цирке, заполняющие перерывы между номерами акробатов, жонглеров, фокусников и дрессировщиков. Не буду спорить, что режиссер и актеры, особенно старая гвардия – Мягков, Брыльска, Яковлев, Талызина, Ширвиндт, Белявский – старались. И в то же время, подчиняясь хлысту неведомого дрессировщика под названием "мода", наступали на горло собственной песне и рубили сук, на котором сидели.

В. Ох уже мода, ох уж этот продукт–плэйсмент... Ну должна же быть в такой бочке меда хоть одна ложечка дегтя! Да, рекламы много. И порой она действительно режет глаз. В такие моменты талантливый клипмейкер Бекмамбетов полностью побеждает кинорежиссера Бекмамбетова. Согласитесь, что автомобиль известной марки показан прекрасно. После фильма нет-нет, а и возникает мысль, мол, я тоже такую хочу. Но все равно, даже при том обилии рекламы, которая вставлена в фильм, после просмотра она забывается. Остается лишь приятное послевкусие от хорошего кино. Не знаю как у кого, а у меня теперь точно появится традиция. Каждый год, 30 декабря (ни в коем случае не 31 – этот день слишком хлопотный) я по-прежнему буду смотреть "Иронию судьбы, или С легким паром", а вот за день до этого с большим удовольствием пересмотрю "Иронию судьбы. Продолжение". Именно в таком порядке.

Я. С порядком согласен. Именно в такой последовательности смотреть и стоит. Но главное – вообще стоит смотреть "Иронию судьбы. Продолжение". В этом фильме, в отличие от рязановской комедии, меньше моментов, когда предательски щиплет глаза и хочется незаметно смахнуть неуместную слезу. Но продолжение получилось смешным и в традициях. Хотя и с оглядкой на начало нового столетия с тысячелетием. Выросла новая формация зрителей – и вот ему новая история на старый лад. В любом случае, сколько людей, столько и мнений. А самое важное, что зритель, для которого любое кино снимается, уже проголосовал полными залами. Все остальное расставит на свои места время.



Партнеры