Беспредел в пограничной зоне

В лагере дневников я не вел. Не до того было. Поэтому буду вспоминать фрагментарно, по крупицам выковыривая из памяти крупные и мелкие детали давно минувших дней. Начнем!

24 декабря 2007 в 14:40, просмотров: 409

Это было в один из самых застойных годов. Перестройкой и не пахло! Никакого сухого закона и проблем со спиртным! Во как! Была тогда такая форма летнего детского отдыха, как пионерский лагерь. Пристрастился я как-то ежегодно все лето работать там пионервожатым. И не где-нибудь, а в Анапе! Не хило? Все лето! Две смены. Море! Солнце! Теплые ночи! Всякие другие штучки и прелести жизни! Благодать!

Между сменами – пересменок. На неделю в лагере остаются только те дети и взрослые, которые не уезжают в Москву. В том году меня оставили и за старшего вожатого, и за начальника лагеря. Благо, опыт уже был. На территории в 9,5 гектара, рассчитанной на 900 детей, осталось порядка 45 детей разных возрастов (так называемый "сводный отряд") и взрослых человек 60 педагогического и хозяйственного состава. Вы бы только видели, с каким удовольствием мы провожали отъезжающих! Я лично рано утром с двумя вожатыми, давясь слезами предстоящего недельного счастья, махал беленьким платочком на перроне вслед уходящему составу. Все! Наступило время "Ч"! Начался отсчет счастья!

Не тратя ни минуты, мы уже в машине по дороге назад в лагерь начали тренировку организма. Почти полдень! Черное море! Жара! А у нас ни в одном глазу! Короче, по приезду ситуация была немного подправлена. Надо сказать, что еще до отъезда первой смены мы в строжайшей тайне готовили что-то наподобие сценария на этот день. На бумаге все вроде бы срасталось. И вот теперь нужно было этот сценарий переложить на явь.

Лагерь был разделен на две зоны. По–честному! Одна – под сводный отряд, другая – под нас. Пляж мы внаглую оттяпали себе. Киноконцертный зал и практически всю территорию щедрой рукой отдали детям. На сводный отряд были поставлены три женщины, которые спиртное на дух не переносили. Вот и ладненько! Единственное условие! Отряд не трогает нас, мы его! Тети целый день занимались отрядом, а мы – сами собой. Мы им потом за это дали целых два выходных дня.

Несколько слов о том, чем мы располагали. Сначала о самом главном. О топливе. У местных было закуплено шесть сорокалитровых бидонов анапского вина. Примерно по 4-7 литров на горловину! В зависимости от индивидуальной емкости бака! Морской воздух, знаете ли! Быстро выветривается! Это тогда казалось, что круто! Полбидона я на всякий случай запер у себя в комнате в качестве "НЗ". И что вы думаете? Часов в десять вечера этот случай наступил! В бой был брошен последний резерв. К середине ночи и он был уничтожен безо всякой пощады! Так что на утро нам осталась только минералка со склада.

Под отрядный "огонек" с продовольственного склада было выписано все мыслимое и в немыслимом количестве. Для проведения мероприятий на побережье был задействован весь инструментарий столовой, радиоузла и танцверанды. Кстати, все мероприятия предусмотрительно были закреплены за тремя медсестрами, оставшимися на пересменок. Забегая вперед, скажу! Особой работы им не досталось. И, видя это, они, в конце концов, с радостью так надрались со всем народом в хлам, что потом безо всякого сопротивления были увезены лагерной "скорой" с ночных шашлыков к себе в изолятор.

Поскольку отдых должен быть активным, началась "оргия" прямо на нашем пляже. Под тентами ломились столы. Виночерпий половником не успевал наполнять стаканы. Успели произнести только один единственный тост "Погнали!". Потом был избран свободный график винопотребления. Навести тишину в таком количестве жаждущих было невозможно. Тем более, что это перемежалось непотребными, я бы даже сказал вызывающими, плясками в плавках и иных предметах из костюмерной драмкружка.

Со стороны зрелище выглядело, наверное, как день отрытых дверей в сумасшедшем доме. "Нептун" так и пытался кого-нибудь ткнуть в задницу своими вилами. "Три богатыря" в полном облачении уселись вокруг бидона и, плюя на всех и вся, набирали нужную форму. "Русалку" облили вином, и она стала похожа на совсем другую русалку. Сейчас такие на Ленинградке тусуются.

Из динамиков на спасательной будке на весь пляж и все море ревела музыка. Наши спасатели сняли ограждения в море. Плыви хоть в Турцию! Устроили соревнования на тему "кто элегантнее сиганет со спасательной вышки". Народ на берегу рыдал и стонал, наблюдая очередной шлепок тела о воду. Контакт с высоты вышки живота или физиономии с водой приветствовался просто на "ура!". Общество решило приз никому не присуждать.

Когда всем надоело, на воду спустили две лодки. Сначала просто и интеллигентно катались. Потом устроили морские гонки параллельно берегу. Поскольку экипажи лодок были смешанные (мужчина + женщина), то гребки левого и правого весел были неравными по силе и частоте. Бухали удары лодок друг о друга! Кто, кому и сколько веслом отвесил, потом никто не считал. И главное, никто не обиделся.

Через час всем и это надоело. Да и второй бидон был на исходе. Тогда спасатели завели наш лагерный катер. Буйство отдыхающих нарастало. Градус давал о себе знать все резче и настойчивей! Решили устроить гонки на катере между буйков на время. Пару девушек на вираже просто выбросило из катера. Чуть не снесли спасательную вышку. Один раз катер с грохотом выкинуло на берег. Техника запросила пощады. Так эту железяку ржавую все равно обратно в море затащили. Наполучали адреналина! Понахлебались морской воды! И мотор глох, и катер не раз заливало! Один раз его вообще чуть не утопили. Словом, поиздевались над механизмом вдоволь.

Поскольку водных лыж в лагере не оказалось, решили использовать разные подручные средства. Покопались на хоздворе. Притащили большой пластмассовый чан. Привязали к катеру и… Но на поворотах из него или пулей вылетали, или вместе с ним несколько раз переворачивались. На пенопластовых досках тоже не в кайф! Только и видишь, как доска в одну сторону, тело в другую! Но некоторым все же удавалось срывать аплодисменты на кое-какое время.

С моря нас потянуло на береговые подвиги. Правда, на берегу развлекались уже не все. Несколько тел под тентами отдыхают. Некоторые уже почти готовы к этому и подыскивают себе укромное местечко. Но большинство полно сил и безудержных желаний. Устроили стрельбы из четырех пневматических винтовок сначала по надувным шарикам, кеглям и мишеням, а потом по всему, что видели и слышали вокруг. Наши женщины чуть сами себя не угробили и не перебили! Винтовки мы у них отнимали насильно! Кое у кого даже очень насильно! Слава Богу, обошлось без жертв и ранений! Через полчаса пальбы винтовки унесли в лагерь. От греха подальше!

На "скорой" из лагеря привезли пять велосипедов. И опять гонки! По песку! Можно долго рассказывать о столкновениях, падениях, переворотах через руль, соскочивших цепях! Все было! Не было только одного – травм, уныния и остановок! И вот уже очередной велосипедист тормозит у стола. Ему наливают стакан! Второй! Он их профессионально опрокидывает в свою воронку. Зажевывает неважно чем. И снова на трассу!

Третий бидон закончился! Не заметили, как выжрали и половину четвертого! Решили погонять на "скорой". Это по песку-то!!! За руль выстроилась очередь. Сначала вроде бы все ничего шло. Только носилки на повороте из открывшейся двери как ветром сдуло! Потом один умелец на скорости залетел в дюны, и "скорая" села по самое "не балуй". Аж колес не видно. Чем больше этот "Шумахер" газовал, тем больше тачка погружалась в песок. У местных ящериц, наблюдавших за происходящим с высоты дюн, чуть хвосты не поотлетали от охренения. Все лапами уши свои затыкали от изысканной матерщины!

Потом мы всем хором откапывали лопатами колеса. Притащили из лагеря доски, по которым и вытолкали машину. Победу над природой отметили очередной половиной бидона, а также всеобщим и вопиющим безобразием на воде! Мужики разделились на две команды по 10 человек. Задача: в массовой подводной свалке стащить с противников как можно больше плавок. Чей трофей будет больше, тот и победил. Один из участников загадочно крикнул: "Имя мое известно, а подвиг мой пока неизвестен!" Намекнул на что-то! И началось!

Море вздыбилось ретиво и чуть не вышло из берегов. В судейской бригаде были только девушки. И не случайно! Потому что в одной из команд один ее член попытался к общему трофею команды в суматохе добавить свои плавки. И именно благодаря чистоте морской воды и проницательному взгляду девушек, он был уличен в нечистоплотности и очковтирательстве! Плавки ему вернули, но только через полчаса позора нахождения в воде на глазах у общества. После тщательной проверки и подсчета плавок, победившие, приведя себя в порядок, ликовали очередными стаканами.

Вечерело. День клонился к закату. Наши бидоны заканчивались. Число развлекающихся редело. Но основная масса жаждала и требовала продолжения. На полтора часа был объявлен перерыв для уборки пляжа, "чистки перышек" и подготовки к ночным шашлычным посиделкам. Что и кому делать, решили озвучить на дружинной линейке в лагере. Качающееся месиво из разгоряченных тел, пробираясь через кусты роз, наконец-то собралось на линейке. Я в плавках полез на трибуну с речью. Красный флаг еще утром заранее опустили и сняли. Поэтому статью за надругательство мне бы не пришили. Первый раз в жизни я проводил пьяную линейку! Хотел скомандовать "Равняйсь! Смирно!" Потом плюнул на эту затею. Потому что, во-первых, мозг отказывался давать команду губам. А во-вторых, они все равно бы ничего не смогли выполнить. Вестибулярный аппарат был полностью разбалансирован.

Кое-как договорились о дальнейших действиях. Я пополз к себе. Вроде чуть прилег. Задумался на секунду. Тут за плечо кто-то трясет. Это ребята за моим "НЗ" пришли. Говорят, меня целый час искали по всему лагерю и пляжу. Там у них беда приключилась. Пятый бидон не закрыли крышкой, и его один гад из хозяйственников задел ногой. Полбидона в песок! Говорят, они хотели его или в море утопить, или живьем в песок закопать. В конце концов, говорят, они дали ему в глаз. На следующий день я его видел с перевязанным пионерским галстуком глазом. Диплодок недожеванный! Даже "Здрасти!" не сказал. Поэтому я им перечить не стал. Их больше. Все равно отнимут!

Потащили мы "НЗ" в дюны. По дороге, естественно, немного отпили. Полегче стало. Перезнакомились со всеми кустами. Исцарапанные, кое-как зигзагами вышли на точку. А там уже шашлыки вовсю идут. Ор, жор, обжималки! Шашлыков, как от полкоровы! Я смотрю, а народа вроде больше стало. И не просто больше, а до хрена! Начал, было, пересчет, да на восьмом десятке сбился. Глянул во тьму моря, а там целая эскадра огнями на рейде плещется!

Вообще-то я быстро соображаю. А тут!.. Короткое замыкание! Понял! Это явная провокация! Явный оптический обман вследствие чрезмерной алкогольной интоксикации организма. Самых стойких осталось всего-то около двадцати человек. А эскадра оказалась тремя погранкатерами недалеко от берега, периодически балующими нас своими прожекторами.

Дальше туго помню. Мне в ухо кто-то орал под гитару про четыре сбоку – ваших нет и про облитый брагой партбилет. Про какие-то там сюси–муси у нашей тети Дуси. А мне, честно говоря, все эти муси, Дуси, сюси тогда были ну просто по хрену! Немощен! Нетранспортабелен! Бревен! Напрочь! Глаза хочут – тело в шоке! Все! Это полное и окончательное все! Меня нет! Я ушел в бесконечность! И, кажется, на очень долго! Каким образом мое невостребованное тело оказалось в номере, я узнал только назавтра! В зеркале резко выделявшихся повреждений мной обнаружено не было!

На этом мои личные воспоминания заканчиваются. Дальше они начинаются только около двух часов следующего дня. Но это, как говорят, уже совсем другая история. Прошло уже достаточное количество лет. Давно забылась ломка тела на следующий день, необычное и удивительное растроение сознания, жалоба пограничников и последующий выговор от начальника лагеря за допущенный возмутительный беспредел в пограничной зоне. А что осталось? Память! Со всеми сумасбродствами, которые сегодня многим покажутся анекдотичными. Однако, что было, то было! Ну, если только чуть-чуть не совсем так!!!



Партнеры