Эпидемия

Эпидемия - значительное повышение нормальной частоты случаев какого-либо заболевания или патологического состояния среди населения.

5 января 2008 в 15:24, просмотров: 370

Эпидемией называют также резкий подъем частоты определенного заболевания... Симптомы распространения наркомании подобны эпидемиологическим, недаром медицина называет наркоманию болезнью. Во всем мире взрывы таких эпидемий определяются статистикой ежегодного увеличения количества лиц, поступающих на учет в наркологию. Рано или поздно государственные структуры регистрируют этот всплеск, после чего возникает необходимость нейтрализовать как саму угрозу, так и причины ее возникновения.

Наша республика не исключение, по мнению заведующего наркологическим отделением г. Тирасполя С. В. Волонтира, реальное число наркоманов превышает официальные данные в десять раз. Если двадцать лет назад всех тираспольских наркоманов можно было пересчитать по пальцам, а наркология занималась в основном алкоголиками, то нынешнее положение требует кардинального изменения отношения к данной проблеме. Начиная с 1996 года, количество зарегистрированных случаев потребления или хранения наркотических средств резко увеличилось и впоследствии достигло угрожающих масштабов. Неуклонно росла и преступность, так или иначе связанная с наркотиками.

...Об этом не рассказывают туристам экскурсоводы, здесь не ставят памятники и не отмечают на карте места, овеянные славой людской молвы. Одно из таких мест  Суклея, село, выделяющееся особой славой криминального прошлого. Вот пример: люди, не имевшие отношения ни к наркотикам, ни к наркоманам, знали о том, что в Суклее эти наркотики можно купить. По мнению сотрудников УБоПа, суклейская «точка» своей бесперебойной работой обеспечивала «наркотой весь» Слободзейский район и Тирасполь включительно. А вот что рассказывает человек, лично побывавший там: «Представьте   себе маленькую квартиру, в которую заселился целый цыганский табор, шумный и суетливый без причины, грязь, орущих и ползающих под ногами детей, наркоманов, колющихся здесь же».

«Незавидна» доля людей, вовлеченных в наркобизнес, никогда не знать покоя. Семья эта состоит из 15 человек, среди которых не имеют судимостей лишь малые дети, только потому, что для них законом не предусмотрено наказание. На службу смерти цыгане становятся семьями, включая женщин и детей. Продают наркотики тоже всей семьей, членов которой попеременно «закрывают». Когда же все взрослые лишены возможности заниматься своей «профессией», за них работают дети. Совокупность рецидивов этой преступной группировки или, если хотите, клана, поистине бьет все рекорды - более десятка сроков по одному из самых серьезных преступлений - «производство и сбыт нар-котиков». Общий срок, выно-симый судом, поражает: 130 лет, и почти все с условным отбыванием наказания.

Суклея относится к Слободзейскому РОВД, и о том, как его сотрудники боролись с наркоторговлей в этом селе, можно написать целый детек-тив. При виде того, как нагло попирались закон и его представители, у некоторых милиционеров появлялась чуть ли не личная неприязнь к наркоторговцам, что, в общем-то, не приветствуется уставом МВД. Пересмотр Советского уголовного кодекса и переведение его на новые рельсы, гуманные и цивилизованные, дало ряд определенных эффектов, один из которых - усложнение работы правоохранительных органов. Теперь сотрудники милиции, явившись в дом к подозреваемому с санкцией на обыск или обнаружив его на улице во время рейда, не имеют права последнему ничего инкриминировать, если тот добровольно сдаст незаконно хранимое им. Типа - вот, мол, нашел я это, хотел сдать, да все лень было, хорошо, что вы сами пришли. И это только один из примеров.

«Профессиональные» наркодилеры, в отличие от простых граждан, точно знают все права и обязанности, как свои, так и сотрудников органов внутренних дел. Поэтому сажают в основном потребителей, в общем-то, по мнению самих же милиционеров, больных людей. А те, кто наживается на этом, ходят на свободе. Долгое время по улицам Суклеи патрулировали три наряда ППСников, блокируя подходы к «точке». Они вылавливали наркоманов, возвращавшихся из притона с дозой или под «кайфом». В результате наркодельцы перенесли торговлю в Тирасполь, организовав тем самым в городе свой «филиал». Когда милиции все же удалось закрыть одного из членов Суклейского семейства, начались судебные тяжбы, где в споре между адвокатом и обвинителем появились многочисленные бумаги о несовершенных иждивенцах подсудимого, оставленных без присмотра, группах инвалидности и недостаточность улик. У многих сотрудников уголовного розыска просто опускались руки. Подозреваемый, вернее только официально подозреваемый (чем он занимался, было ясно, как божий день), имел несколько судимостей, т. е. неоднократно на него заводили уголовное дело, и каждый раз наркоторговец получал «условно». Огромная работа, неизбежная при раскрытии столь серьезного преступления, проделывалась впустую, преступник оказывался на свободе. Необходимо было менять условия игры.

В республике происходили преступления, по своей жестокости не уступавшие деятельности знаменитой «Коза Ностры». При детальном рассмотрении этих преступлений становилось ясно - все они были совершены людьми, так или иначе вовлеченными в наркотизацию. Именно тогда и появилась мысль о создании фонда «Общество против наркотиков». Необходимо было подходить к решению проблемы и не только путем давления на отчетное количество раскрываемых преступлений. Раньше милиция попросту закрывала потребителя, пойманного со спичечным коробком конопли, такое количество наркотика определяется как крупные размеры, за хранение которых полагается серьезный срок. Вроде бы пресекли поставку наркотиков, а на деле «точка» как работала, так и работает. Нюанс - на «точках» только так и торгуют - спичечными коробками. Понятно, что такая борьба с наркотиком никуда

не годилась. Нужно было привлечь к работе общественность. К тому же в сознании приднестровцев, где степень межличностных отношений доминирует над массовыми, уже успело сформироваться мнение о том, как это страшно, когда близкий вам человек вдруг стал наркоманом.

В 2005 году был создан фонд «Общество против наркотиков» при МВД ПМР с целью выявления и пресечения факта поставки и сбыта наркотиков и психотропных веществ в республике. Основная нагрузка в реализации задач, поставленных перед этим фондом, легла на сотрудников УБОПа и республикансне годилась. Нужно было привлечь к работе общественность. К тому же в сознании приднестровцев, где степень межличностных отношений доминирует над массовыми, уже успело сформироваться мнение о том, как это страшно, когда близкий вам человек вдруг стал наркоманом.

В 2005 году был создан фонд «Общество против наркотиков» при МВД ПМР с целью выявления и пресечения факта поставки и сбыта наркотиков и психотропных веществ в республике. Основная нагрузка в реализации задач, поставленных перед этим фондом, легла на сотрудников УБОПа и республиканского управления уголовного розыска МВД. Различными предприятиями и частными лицами были выделены денежные средства, на которые приобреталось современное оборудование, в частности, необходимое для экспертизы содержания наркотических веществ. Ранее такую экспертизу приходилось проводить за границей, например в Одессе. По телевидению демонстрировали видеоролики, посвященные деятельности фонда «Общество против наркотиков». В одном из них зрителям показывали фрагмент судебного разбирательства по делу незаконного распространения и хранения наркотиков. Судили женщину, которая была не просто одним из членов суклейского клана, она была, если можно так сказать, «крестной матерью» этой пре-ступной группировки. Считая, что можно купить все и вся, за кадром ведет себя уверенно, когда же видеокамера наведена на нее, «бьет на жалость» словами и всем своим видом. Подсудимая отрицала вину до тех пор, пока присутствующим в зале не показывают оперативную съемку контрольной закупки, неоспоримое доказательство вины. Скрытую видеосъемку удалось произвести благодаря новому оборудованию, приобретенному фондом на деньги, внесенные людьми, понимающими всю опасность, которую несет наркомания нашей республике. Суд вынес приговор - восемь лет лишения свободы.

Незаконная торговля наркотиками приносила в те годы невероятную прибыль. По словам сотрудников УБОПа, годовой доход наркодилеров составлял примерно четыреста тысяч долларов только в одном Тирасполе. Было сделано заманчивое предложение - выделять милиции что-то вроде налога, с условием, что сотрудники не будут мешать работе «точек», на что, естественно, получили отказ. Это была огромная сумма денег, которую милицейское начальство, согласившиеся на содействие, могло бы распределять по своему усмотрению - с кем хотите, с тем делитесь. То есть хорошая прибавка к не слишком большой зарплате милиционера. Ответным шагом инициаторов фонда «Общество против наркотиков» стала программа материального поощрения лиц, реально принимающих участие в нейтрализации наркоторговли. Это поощрение распространялось как на работников МВД, так и на частных лиц.

Упомянув об общественном мнении, нельзя, думаю, рассматривать только одну сторону медали, ведь на позитивное мнение одного всегда существует негативный взгляд другого. Поэтому мне пришлось, дабы в полной мере обрисовать всю картину происходящего в тот период, воспользоваться сплетнями и байками, ходящими по городу, да простит меня за это многоуважаемый читатель. Два года назад в тираспольских криминальных кругах произошла смена власти, и, как и любая смена власти, она принесла перемены. Был объявлен «запрет» на торговлю опиумом, то есть теперь наркоторговцы, попытавшись продолжать свое дело, имели бы проблемы с теми, чьи методы решения проблем, думаю, известны всем. Перспектива получить парочку противопехотных гранат в окно не понравилась бы никому. Все тираспольские точки    моментально   закрылись, и, по слухам, одна только суклейская не пожелала подчиниться «запрету». Мы, мол, к Тирасполю не относимся. Правда, на сегодняшний день она тоже не существует, вышеупомянутые слухи утверждают, что расправа с этими непокорными была жестока и беспощадна, хотя и без жертв. Лишившись поставки, наркоманы были поставлены перед выбором - совершать дорогостоящие поездки за «дозой» или бросить. Очень многие бросили. Не бросили лишь те, чья «система» имеет многолетнюю историю, резко прекратить колоться для них чревато летальным исходом. Остатки столичной наркомании подались в иммиграцию, туда, где «запрет», объявленный нашим криминалитетом, не действовал - на Украину или в Молдову.

Если верить официальным источникам, и, вопреки общественному мнению, наркоманов в столице меньше не ста-ло. Не стало их и больше, что, однако, уже радует. Мне удалось получить в наркологии только данные за последние два года. Но если верить тому, что было сказано о предшествующих годах, начавшийся в девяносто шестом плавный рост числа наркоманов в столице замер на следующей отметке: на сегодняшний день в республике официальное количество потребителей наркотических средств составляет 1838 человек. Из них 1059 являются наркозависимыми. Только в Тираспольском наркологическом диспансере на учете состоит 821 человек, из которых 413 можно назвать, по словам С. В. Волонтира, «потребителями», то есть еще не присевшими на систему, но уже привлеченных милицией к ответственности за употребление наркотиков. Срок профилактической реабилитации таких пациентов рассчитан на два года. Тем же, кто успел попасть в наркотическую зависимость, придется лечиться 5 лет. Только по прошествию этого срока реабилитируемого снимут с учета нарколога, и только в случае, если лечащий врач, наблюдающий за реабилитацией, убедится в полном освобождении пациента от зависимости не только химической (ломки), но и психологической. Граждане, самостоятельно пожелавшие избавится от наркотиков, без соучастия милиции, наркология оказывает помощь анонимно. Существует определенная система лечения, включающая психологическую помощь и медикаментозную поддержку, задача которой нейтрализовать боль и очистить организм после длительного употребления наркотиков. Пока это только амбулаторное лечение, а при сильно запущенных случаях оно малоэффективно, - требуется стационар. Фонд «Общество против наркотиков» посчитал необходимым создать в Приднестровье реабилитационный центр. Его планируют организовать на базе Слободзейской районной больницы. Ведется подсчет необходимых средств на ремонт помещений и зарплаты работникам.

Теперь уже можно, оглянувшись назад, оценить результат напряженной борьбы, происходившей два года назад в Тирасполе. Теперь уже можно сказать, что пик повальной наркомании, бушевавшей в тот период, сегодня идет на убыль. И можно сделать вывод, что в этом принимало участие все наше общество, вернее, та ее часть, которая действительно осознавало всю остроту данной проблемы. И если раньше в каждом микрорайоне было по две - три «точки», не меньше, чем круглосуточных ларьков, то теперь в Тирасполе наркопритонов нет вовсе. Правда, я не могу сказать то же самое и о других городах нашей республики. Но самый главный вывод все же сделать можно - наркомания излечима не только в индивидуальных случаях, но и в масштабах всего общества.



Партнеры