Антиквары выйдут в мир?

На Антикварный Салон прибыл особый президент

13 апреля 2008 в 18:00, просмотров: 395

Для 24-го Антикварного Салона в этом году многое впервые. Впервые здесь аккредитуют экспертов при Международной ассоциации антикваров и арт-дилеров (МКААД), впервые Салон приобрел такой масштаб и, наконец, впервые российские антиквары собрались официально выйти на мировой уровень. Для этого и пригласили из далекой Швеции президента Международной Конфедерации Ассоциаций арт-дилеров (CINOA) Бо Кнатссон. В возглавляемую этим человеком организацию жаждет вступить наш МКААД. CINOA, существующая с 1935 года, придерживается правила продавать исключительно высококачественные вещи и объединяет более пяти тысяч арт-дилеров из стран Европы и Америки. "МК" встретился с именитым шведом.

Г-н Кнатссон, что больше всего привлекло Ваше внимание из представленного на Антикварном Салоне?

– Я не могу пока сказать, что мне понравилось больше всего, потому что я пока не осмотрел все-все-все... Но из того, что я видел, мне очень понравилась экспозиция пасхальных яиц. Она абсолютно уникальна. Конечно, также представлена прекрасная живопись. Очень много работ, которые я хотел бы видеть у себя дома. Но есть небольшая проблема: у меня не очень большой дом, и я не могу вместить туда все картины, которые есть здесь (смеется). 

Выставленные предметы соответствуют мировому уровню? Они заинтересовали бы зарубежных коллекционеров?

– Что касается наполнения этой выставки, вряд ли она могла бы быть очень интересна европейским коллекционерам в силу того, что здесь в основном представлены российские вещи, русское искусство, которое ближе российской публике. Но я могу сказать, что уровень выставляемых предметов намного выше, чем я ожидал. Я слышал о том, что на российском рынке очень мало вещей, которые находятся в свободном обращении. Но здесь есть прекрасные экспонаты. Мне понравилось и качество экспозиции, и содержание.

Последние годы российское искусство все больше "светится" на мировом рынке. Мы постоянно слышим о рекордах. Неужели среди покупателей нет европейцев и американцев?

– Насколько я знаю, покупатели все-таки русские. То есть это либо люди, которые живут в России, либо эмигранты, либо связанные с Россией происхождением. Конечно, это еще и дилеры, которые специализируются на русском искусстве. Парочка таких есть в Нью-Йорке и несколько по всему миру. Каждый из них специализируется в своей области. Если говорить о пропорциях, то примерно 20% уходит к арт-дилерам, остальное оседает у русских покупателей.

Может ли ситуация измениться? Может ли проснуться интерес европейцев или американцев к русскому искусству?

– Сейчас в мире становится популярен русский авангард. Это вещи русских мастеров с 1910 по 1935 годы. Что касается мастеров вроде Айвазовского и других художников ХIХ века, то они сделаны в русском стиле. И больше интересны именно россиянам. Также мировое сообщество привлекают некоторые современные художники, которые активно выставляются за рубежом.

Вы уже слышали о каталогах подделок, где опубликованы фальшивые работы. Насколько, по-вашему, серьезна проблема мошенничества в искусстве?

– Мне кажется, что это не проблема. Если у нас понимают, что произведение искусства не настоящее, то им начинает заниматься полиция. Я не могу понять, зачем помещать в каталог ненастоящие вещи. Ведь это может послужить рекламой для такого рода подделок. За последнее время полиции Стокгольма удалось собрать огромное количество поддельных работ, до сотни. И полиция держит их в закрытом хранилище. Если кто-то узнает, что у него в коллекции поддельная вещь, то сообщает в полицию.

В вашу международную ассоциацию пускают не всех. Как обстоят дела с вступлением российского объединения антикваров и арт-дилеров в CINOA?

– Ваша ассоциация устроена по похожим на нашу организацию правилам. Россия имеет хорошие шансы вступить в нее. Но на это уйдет время. Вы должны подать заявление на вступление. Его рассмотрит правление CINOA. А в течение следующих двух месяцев проверят рекомендации и так далее. Затем говорят, да или нет. Независимо от ответа заявление рассматривается на общем собрании CINOA, которое будет проходить в конце июня в Париже. Я передам такое заявление в CINOA.

Значит, вступление может произойти уже в этом году?

– Именно так.



Партнеры