В сирийских деревнях все еще можно услышать язык Иисуса

В Малуле, небольшом городе на юго-западе Сирии, все еще помнят те дни, когда старики говорили только на арамейском языке, языке Иисуса.

22 апреля 2008 в 17:50, просмотров: 1304

В то время деревня была связана со столицей страны Дамаском лишь длинной ухабистой горной дорогой и была почти полностью христианской. Она была осколком того Ближнего Востока, каким он был до появления Ислама. Город Малула с его ветхими домами, цепляющимися за горные расселины, наряду с двумя небольшими соседними деревушками, где также еще можно услышать арамейский язык, почитается в Сирии как уникальный лингвистический «островок».

Однако с годами носителей этого древнейшего языка становится все меньше: люди вынуждены уезжать из деревень в поисках работы. Если раньше автобус в Дамаск делал один или два рейса в день, то сейчас он отходит каждые 15 минут. Постоянная связь с большим городом, не говоря уже о влиянии телевидения и Интернета, стирает лингвистическую обособленность Малулы, сообщает The New York Times.

Сыграл свою роль и политический курс на арабизацию населения страны. Один из жителей деревни, 65-летний Элиас Хори, вспоминает, что, когда он учился в школе более полувека назад, учителя могли и ударить детей, услышав от них арамейскую речь. Однако сейчас ситуация коренным образом изменилась: дома люди говорят на арабском, а арамейский изучают в языковых центрах. Однако, по словам Хори, нынешняя молодежь потеряла интерес к древнему языку, обучение в таких центрах вместе с иностранцами проходят далеко не все.

Йона Сабар, профессор семитских языков Калифорнийского университета, говорит, что сейчас Малула и две соседние деревни – это "последние из могикан" западного арамейского языка – языка, на котором два тысячелетия назад говорил в Палестине Иисус.

Само слово «Малула» на арамейском означает «вход»  Название это пришло из легенды. Святая Такла – молодая женщина, учившаяся вместе со святым Павлом, по легенде, сбежала из дома на территорию современной Турции из-за того, что родители-язычники осуждали ее за исповедование новой христианской веры. Дойдя до Малулы, она обнаружила там горную тропу, заблокированную скалой. Такла горячо молилась, и скала раскололась на две, образовав проход и дав ей возможность пройти. В наши дни туристы прогуливаются по узкому каньону между красноватыми скалами по местам, где когда-то ступала святая. Недалеко от этого места находится женский монастырь святой Таклы, при котором есть небольшой приют. По словам одной из монахинь, они учат детей из приюта молитвам на арамейском языке, но все остальные предметы преподают на арабском.

В Малуле становится все меньше христиан: мусульмане заменяют эмигрировавших жителей города, и теперь уже он  – когда-то полностью христианский – стал наполовину мусульманским.

Всплеск интереса к лингвистическому наследию Малулы возник после того, как режиссер Мэл Гибсон выпустил в 2004 году фильм «Страсти Христовы». Актеры в нем говорят на смеси арамейского, латинского и иврита. Фильм посмотрели практически все жители города, однако многие признаются, что не поняли его. Однако это не их вина: диалоги актеров состоят из различных диалектов арамейского языка, сыграло свою роль в усложнении понимания и произношение актеров, говорит профессор Сабар, специалист по семитским языкам. По его словам, арамейский язык был подвержен изменениям в течение веков, в частности, перенимая что-то от арабского. 

При этом большинство жителей города верят в то, что их древний язык не претерпел изменений с тех пор, как на нем говорил Иисус, и что вернувшись, он вновь будет говорить на арамейском.



    Партнеры