Доброта спасет мир

Сколько раз я проходила мимо тех, кто нуждался в помощи…

23 апреля 2008 в 14:31, просмотров: 719

Казалось, что люди, которые лежат на сидениях автобусных остановок или сидят, привалившись к стене, около входа в метро — опустившийся народ: бомжи, алкоголики, наркоманы. До тех пор, пока случай не свел меня с одним человеком.

Это случилось почти год назад. Дочь собиралась покупать костюм на "Последний звонок" и старательно выманивала у меня дополнительные инвестиции. Я держалась целую неделю, но в итоге сдалась: дочь растет без отца, поэтому ребенка надо чаще баловать. Что делать, раз ей так хочется новых вещичек!

В воскресенье мы отправились с ней в "Охотный ряд". А поскольку живем на окраине и на дорогу до центра тратим почти час, вышли из дома в восемь утра. Подъезжаем к "Юго-Западной", дочь в предвкушении новых нарядов. И вдруг около метро замечаю краем глаза мужскую фигуру. Подходим ближе — да, действительно, лежит мужчина на земле. Одет, вроде как, прилично, но…

Не знаю, что меня дернула, остановилась, тронула "бродягу" за плечо. Ноль реакции. Дочь рядом зудит, торопит, а я уйти не могу. Вот что-то не так, хоть убей меня! Наклоняюсь к мужчине, чувствую запах алкоголя. И так противно стало: не старый еще и, судя по одежде, не бедный — зачем же так напиваться?

Но на всякий случай решила пульс пощупать. Дочка уже извелась, а я уйти не могу. Почему? Не знаю. Пульс у "алкоголика" был еле заметен. Прощупала карманы — пустота. Нет, думаю, не все здесь так гладко. А дочери командую: "Наташка, вызывай "скорую". Та в слезы: какая "скорая", мы в магазин  не попадем! Но кнопки все равно нажимает…

Приехали медики (сорок минут добирались!), посмотрели на мою "находку" и подняли на носилки. А фельдшер у меня душевно так спрашивает:  "Вы ему родственница?". "А что, — говорю, — с ним случилось?". Подозрение на сильный сердечный приступ…

Пришлось поехать вместе с ним. Вечером дочь мне, конечно, все высказала — такая истерика была, полрайона, наверное, слышало. В больнице он стал приходить в себя, позвал жену, а врачи меня к нему запустили. Пришлось все объяснять: кто я, что рядом с ним делаю…

Оказалось, что жена его в командировке. А он накануне заходил к приятелю. Засиделся до ночи, а у метро на него напали и "приняли" грабители: забрали портфель, портмоне, мобильник — все, что было. А напоследок сбрызнули одежду водкой, чтобы прохожие обходили его подальше.

В итоге я присматривала за ним почти неделю: навещала, приносила фрукты. Дочери ничего говорить не стала: молодая еще, не поймет. В день перед выпиской вернулась его жена из Германии. Благодарила, даже денег хотела дать, но я отказалась, неудобно стало.

А вечером на домашний звонок. Поднимаю трубку — "благодарный больной". Кошелек я у него в палате забыла. Он подъехал, вернул кошелек и спросил: "А чье у вас фото вложено? Уж очень девушка хороша!". Я немало удивилась, но виду не подала. Сказала, как есть, мол, это моя дочь — выпускница, будущая студентка, надежда и опора… И все в таком духе. Собеседник повел себя очень странно: расспрашивал про ВУЗ, экзамены, подготовку...

Была уверена, что у него такая дотошность после больницы появилась. Мало ли, какие изменения в головном мозге случаются.

Перед экзаменом по обществознанию Наташка места не находила. Вся издергалась, правда, оно и понятно: институт престижный, платно мы не потянем, а поступить хочется. Экзамен устный, приемная комиссия, тот еще контингент. Каждому дай, каждого подмажь, а где деньги такие взять?

После экзамена дочь прилетела домой как на крыльях — пятерка! Одна на несколько сот абитуриентов! Считай, поступление в кармане. А вечером она мне сказала: "Мам, знаешь, кажется, в приемный комиссии сидел тот самый "алкоголик" из метро. Ну, помнишь, ты его подобрала, когда мы в "Охотку" за костюмом ехали?". Еще бы не помнить!

Алексей оказался Наташкиным преподавателем, в комиссии сидел уже пятый год. Надо же, какая удача. А мне кажется — вознаграждение. С тех пор я стараюсь быть к людям внимательней.




Партнеры