"Зал гремел, кричал, неистовствовал"

Гала-концертом в Большом театре закончился фестиваль, посвященный 100-летию выдающейся балерины, живой легенды XX века Марины Семеновой.

17 июня 2008 в 12:15, просмотров: 955

По правде говоря, Большой мог бы и расстараться, чтобы отметить такую дату. Однако утруждать себя никто не стал, и ограничились тем, что пригласили гостей из Мариинки, поскольку именно там в 1925 году балерина и начала свою карьеру. На этом дело и закончилось.

Поскупились пригласить на столетие хоть какую-нибудь звезду из Парижской оперы. Между тем, Семенова стала первой советской балериной, штурмовавшей эту цитадель классических традиций и танцевавшая «Жизель» с «окопавшимся» там эмигрантом Сержем Лифарем, чудом спасшимся от большевистских комиссаров.

Тем не менее, и в таком виде юбилей отметили отменно. После вступительного слова не преминувшего засветиться Цискаридзе, по праву назвавшего XX век «веком Семеновой», гала открылся сценой из «Дочери фараона». Именно Семенова стала последней балериной, исполнявшей этот балет в хореографии Петипа. В конце двадцатых его как буржуазное наследие сняли с репертуара и только в конце столетия вернули на сцену. Сейчас здесь в партиях Аспиччии и Рамзеи соперничали две звезды Большого – Светлана Захарова и Наталья Осипова. Во втором отделении и балерина-депутат, и ее конкурентка появились на сцене еще раз в акте теней из балета «Баядерка» с Цискаридзе в партии Солора. Па-де-де, ставшие коронными в репертуаре Семеновой, чередовались в исполнении артисток то Большого, то Мариинского театров.

Настоящей царицей Семеновского бала предстала в адажио с четырьмя кавалерами из «Спящей красавицы» Ульяна Лопаткина. Кавалерами по задумке первоначально должны были быть четыре солиста Большого. Но у одного жена оказалась на сносях, со вторым еще что-то приключилось. В результате двоих отсутствующих восполнили артисты рангом пониже. Что не помешало всей четверке обслужить мегазвезду по полной программе и проявить требуемое тут благородство манер. То, с какой царственностью и изяществом Мариинская прима подавала руку своим кавалерам из Большого, оставаясь при этом балансировать на кончике пуанта, подтвердило ее статус «божественной» балерины и склонило было чашу весов в негласном соперничестве двух театров в пользу Мариинки.

Последовавшие затем выступления худрука Новосибирского балета и по совместительству звезды Мариинского театра Игоря Зеленского в паре с примой Большого Марией Александровой, а также последний выход на сцену бывшей звезды Большого Сергея Филина, который стал недавно худруком другого театра, колебали нестойкое равновесие то в одну, то в другую сторону.

Дело решила последняя ученица Семеновой Галина Степаненко и ее юный партнер Иван Васильев. Их «Дон Кихот» стал настоящей бомбой. «Зал гремел, кричал, неистовствовал» – эти слова Алексея Толстого, описывающие спектакли Семеновой, еще недостаточно сильно говорят о том, что случилось в Большом после сенсационного выступления. Люстра чуть было не рухнула, сотрясаясь от взрыва оваций. Степаненко была вынуждена бисировать фуэте вторично. Раньше за такие проделки ее грозились уволить. В юбилей Семеновой любимой ученице все, кажется, сошло с рук.

Дуэт, показанный матерой балериной и недавно принятым в театр после минской школы вундеркиндом, который оказался в два раза младше своей именитой партнерши, заставил вспомнить видавших виды балетоманов встречу совсем юного Рудольфа Нуреева и собиравшуюся было на пенсию Марго Фонтейн. В тот раз такая встреча продлила творческую жизнь великой балерины на двадцать лет. К чему приведет нынешняя, покажет время.



    Партнеры