Ингуши вслед за Муратом Зязиковым объявят врагом народа Руслана Аушева?

2 сентября 2008 в 15:33, просмотров: 443

Рано утром во вторник республиканский ОМОН разогнал митинг протеста в Назрани. Против сотни митингующих выставили, по словам оппозиции, около тысячи бойцов. Однако это людей не испугало, и вчера к двум часам дня на привокзальную площадь в Назрани снова стали собираться противники президента Ингушетии Мурата Зязикова и действующей власти.

Омоновцы подоспели в самое “нужное” время — когда участники протеста совершали утреннюю молитву. “У мусульман сейчас начался священный месяц рамазан. И верующие должны покушать до восхода солнца, до 5 утра. С 5 утра до 7 вечера есть ничего нельзя. Поэтому где-то в 4 часа много людей разошлось по домам. А на площади у автовокзала осталось человек 100, у которых еда была с собой. После того как поели, мы приступили к намазу — молитве. И тут со всех сторон начали стрелять из автоматов, кидали в толпу что под руку попадет. Их много было, говорят, что где-то тысяча человек, — рассказывает один из лидеров оппозиции Магомед Хазбиев. — Не знаю, есть ли раненые — очень многим не можем дозвониться, почти сутки стояли на площади, поэтому телефоны у всех сели за это время. Но пострадавшие есть — сильно избитые”. Если еще в понедельник ингуши требовали срочно сместить Зязикова и вернуть на пост президента Руслана Аушева — тогда конфликт будет разрешен, — то теперь и Аушев, равно как и Зязиков, практически стал врагом ингушского народа…

На заработавшем сайте “Ингушетия.ру”, которым владел убитый Магомед Евлоев, опубликовали текст обращения участников общенационального митинга протеста: “Митингующие в Назрани требуют ответа на вопрос: “Где Руслан Султанович?” Он же сказал: “Если народ будут бить, я буду с народом!” Руслан Султанович, нас сегодня не только бьют, нас убивают! Если Вы так и не отзоветесь и не выполните своего обещания о том, что будете рядом, мы Вам этого никогда не простим! Нам, простолюдинам, больше нечего терять! Мы будем стоять до конца с Вами ли или без Вас! С глубоким уважением, народ Ингушетии”.

Магомед Хазбиев в разговоре подтвердил “МК”, что среди толпы есть призывы объявить Руслана Аушева врагом народа: “Ко мне подбегала молодежь и спрашивала: где же он в такое трудное для ингушей время? Почему он не приезжает? Если его нет сейчас, значит, он еще хуже Зязикова? Многие недовольны и обозлены”. По сути, оппозиция сейчас оказалась в тупике, так как, кроме Руслана Аушева, никакая другая кандидатура не рассматривалась. И что делать, если Зязикова снимут с поста, а Аушев так и не объявится, неизвестно. Отдельные товарищи уже прочат в президенты республики нынешних лидеров оппозиционного движения, друзей Магомеда Евлоева — Макшарипа Аушева и Магомеда Хазбиева. Но последний говорит, что ему всего 28 лет и на этот пост он не имеет права. Да и Макшарипа Аушева не вдохновила народная идея о его президентстве.

Однако даже без кандидатуры оппозиция намерена до конца бороться с нынешней властью.

— Вы готовы к тому, что ОМОН снова может разогнать митинг? — спрашиваю у Хазбиева.

— Да, мы подготовились. Но как конкретно, не могу сказать. Все наши телефоны прослушивают…

Между тем после похорон близкие друзья и отец убитого владельца сайта “Ингушетия.ру” Магомеда Евлоева поклялись, что отомстят за его смерть по законам адата — кровной местью. Что значит кровная месть по-ингушски, “МК” рассказал эксперт.

— Кровная месть в чисто классическом понятии — по законам адата — это законы, по которым жили горцы, когда были язычниками. Вообще кровная месть распространяется непосредственно на убийцу и на его ближайших родственников по мужской линии. Но в последнее время кровная месть распространяется только на того, “у кого рука грязная”. Однако это не значит, что родственники убийцы могут свободно гулять. Есть целый кодекс поведения “виновной” стороны. В любом случае, когда убит человек, его родственники выясняют, от чьей руки он пал. У чеченцев и ингушей не было обычая скрывать имя убийцы, об этом обязательно уведомляли потерпевшую сторону. И тогда запускается механизм горской дипломатии, в которой участвуют старейшины, религиозные деятели, родственники и общественные авторитеты. Потерпевшая сторона выясняет имя убийцы и официально объявляет кровную месть. Затем общественные институты начинают поиск возможности примирения. В данном случае кровная месть касается того человека, который непосредственно совершил убийство. А все остальные — кто доносил, кто давал указание — не идут под кровную месть. Их степень вины определяется не кровью. Доносчик даже может откупиться и уйти от роли соучастника.

Тейп Евлоевых — один из самых больших и влиятельных в Ингушетии. Но среди самих членов этого тейпа разные позиции относительно смерти Магомеда Евлоева, и ситуация внутри родовой общины сейчас очень сложная. Ведь убийцей может оказаться родственник Магомеда — Ибрагим Евлоев, который работает начальником охраны у главы МВД Ингушетии Мусы Медова. В этом случае ситуация замыкается на внутриродовые отношения — “собака съела собаку”, как говорят в Ингушетии. Хуже, когда кровная месть между родами — порой она заходит очень далеко, и гибнут десятки людей.



    Партнеры