Вячеслав Кантор: «Толерантность – движущая сила инноваций во всех сферах жизни»

Вячеслав Кантор, известный ранее в большей степени как крупный бизнесмен, сегодня занят общественной деятельностью международного масштаба

10 декабря 2008 в 20:50, просмотров: 584

Уже несколько лет он глава Европейского и Российского еврейских конгрессов, руководитель Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы, а с октября 2008 года – сопредседатель Европейского совета по толерантности и взаимоуважению. Кантор также является одним из инициаторов программы «Толерантность в Европе» – серии международных мероприятий, которые начались осенью в Европе в партнерстве с Европарламентом и Парламентской ассамблеей Совета Европы.

Кантор начал свою карьеру в 70-е, по окончании Московского авиационного института, где получил профессию инженера-системотехника. В 1981 году защитил диссертацию. Как известно, выпускники одного из лучших технических вузов страны отличаются системным мышлением – поэтому можно сказать, что карьера Кантора с самого начала трудовой деятельности развивалась стремительно, но системно. Работа во главе одной из научных лабораторий при МАИ по проектированию космических аппаратов принесла Кантору серьезный управленческий опыт, а деятельность на посту главы СП «Интелмас» («Интеллектуальные материалы и системы») дала опыт в деловой сфере.

В 1993 году Вячеслав Кантор возглавил агрохимическую компанию «Акрон», которая под его руководством стала одним из мировых лидеров в производстве и продаже минеральных удобрений. Успешная карьера продолжилась расширением бизнеса – вскоре к «Акрону» присоедини-лись комбинат «Дорогобуж» и китайский химкомбинат в г. Линьи (провинция Шаньдун), известный сейчас как «Хунжи-Акрон». Работая в бизнесе на высоком уровне, Кантор умудрялся неизменно оставаться в стороне от гремевших в 90-е приватизационных войн. Сам он объясняет это тем, что с самого начала предпринимательского пути понимал: чем крупнее бизнес, тем выше ответственность – как перед людьми, работающими на предприятиях, так и перед государством и обществом. Именно поэтому на пике своей карьеры в бизнесе Вячеслав Кантор решил направить усилия на общественную деятельность.

Когда человек почувствовал вкус достижения вершины, ему хочется покорить другие, особенно если опыт восхождения у него уже есть. Люди такого склада практически всегда ищут альтернативные способы приложения своих способностей и нередко находят их. В отличие от зарубежных стран в России количество людей бизнеса, которые уделяют все большее внимание благотворительной и общественной деятельности, пока не так велико, но оно растет.

Кантор начинал, как и многие, с эпизодической поддержки социальных и культурных проектов, которые были ему близки и понятны. Открытие еврейского общинного центра в Новгороде в 2002 году, помощь в строительстве общинного центра в Москве, нового здания мемориала «Яд Вашем» в Израиле в 2005 году, поддержка отдельных культурных инициатив в России и в Европе. Однако достаточно скоро Кантор понял две вещи: во-первых, ему нравится этим заниматься, в первую очередь потому, что это имеет практическую отдачу, это нужно конкретным людям. А во-вторых, «разовая» деятельность его не привлекает, ему изначально свойственно стремление к системной и масштабной работе. Причем такой работе, которая бы по своим целям и направленности в значительной степени выходила бы за рамки «еврейской улицы» и была направлена в первую очередь на понимание основных проблем современного мира и возможностей сделать его стабильнее и безопаснее.

Следствием этого стал «поход в общественную власть» в России и в Европе: Вячеслав Кантор занял один из руководящих постов сначала в Европейском еврейском конгрессе, став в 2004 году председателем попечительского совета этой организации, а затем в 2005 году возглавил Российский еврейский конгресс. Кантору на этом посту удалось укрепить реноме РЕК как крупнейшей светской еврейской организации России, представляющей интересы всего российского еврейства. Сегодня конгресс – организация, являющаяся признанным представителем российской еврейской общины и внутри страны, и за рубежом, реально способствующая укреплению в России толерантности и межнационального согласия.

Через два года, в 2007-м, Кантор возглавил Европейский еврейский конгресс, уверенно победив своего французского оппонента, действующего на тот момент президента ЕЕК Пьера Беснану. Один из главных вопросов, который ему задавали тогда: ощущает ли он особое отношение к себе как к «лидеру с Востока?» «Безусловно, да, – отвечает он, улыбаясь, – как и сейчас, иногда ощущаю, но уже в гораздо меньшей степени, чем раньше. Вообще, конечно, это все в достаточной мере забавно: Восток, Запад, эти штампы… Сейчас, кстати, этот вопрос в мой адрес почти не звучит, это еще одно «измерение успеха» России, подтверждение того, что в Европе Россию, несмотря на трения и сложности, все в большей степени воспринимают как «свою» страну».

Толерантность – главная ценность современного мира

Кантор убежден, что Россию и Европу помимо общего исторического прошлого, политико-экономических и культурных контактов связывают также общие проблемы дня сегодняшнего, решать которые необходимо сообща. Одна из таких проблем – недостаток терпимости в обществе, отсутствие должного уровня взаимоуважения и понимания тех, кто отличается цветом кожи, внешним видом, религиозными и культурными особенностями. Это способствует росту агрессии и ксенофобии в обществе, расовой и религиозной ненависти, укреплению позиций экстремистских сил.

Кантор уверен: «Очень важно, что современная Европа учится быть терпимее к культурным различиям, но обществу все еще не хватает толерантности. Укрепление терпимости – одна из важнейших задач, актуальная для всех стран Европы, включая Россию». Поэтому он активно включился в реализацию инициативы по проведению в Европе осенью 2008 года Дня толерантности – серии международных мероприятий с широким общественным участием при активной поддержке Европейского парламента, Еврокомиссии и Парламентской ассамблеи Совета Европы.

Меры, направленные на укрепление толерантности, должны носить универсальный и комплексный характер, то есть осуществляться во всех странах и охватывать основные сферы деятельности государства и общества: законодательство, деятельность исполнительной власти, образовательные и просветительские проекты, сохранение исторической памяти.

В России эта работа имеет еще одно измерение – необходимо разъяснять, что такое толерантность. У этого понятия в нашей стране пока нет однозначного образа, и это подчас приводит к недоразумениям. Кантор замечает: «Это здорово, что 1 сентября власти Москвы организовали проведение в школах города уроков толерантности. РЕК давно выступал с такой идеей. Можно только сказать им спасибо и выразить надежду на то, что эта инициатива не останется единичной и такие уроки будут проводиться на регулярной основе. Вместе с тем следует подумать над тем, как повышать знания учителей о данном предмете, поскольку прошедшие уроки показали: далеко не все педагоги владеют материалом и подчас не умеют объяснить детям суть и принципы толерантности. Учить надо не только учеников, но и учителей».

Обучение это должно быть масштабным и всеобъемлющим – от детского сада до университетской скамьи и даже дальше. «Толерантность – очень сложная наука, имеющая множество направлений. Подготовка специалиста по толерантности – ничуть не менее сложный и длительный процесс, чем, например, подготовка профессионала в области ядерной физики, что может занять двадцать лет», – уверен Вячеслав Кантор.

Проблему недостатка терпимости в современном обществе Кантор вообще считает одной из самых серьезных на современном этапе развития человечества. В том числе и потому, что во многих странах и на уровне государства, и в общественной среде к ней относятся достаточно поверхностно. «А ведь толерантности надо учиться, ею невозможно овладеть сразу. Нетолерантность – это болезнь, но, к сожалению, нет такого лекарства, такой таблетки, выпив которую, человек мог бы с утра проснуться толерантным. Понимание принципов терпимости и взаимоуважения – очень длительный и сложный процесс, требующий много времени и больших усилий», – заявляет глава РЕК. Он добавляет, что не менее важным является поиск баланса между необходимой и недопустимой толерантностью, ведь терпимость к чужим преступлениям рождает новые преступления. Таким образом, толерантность может быть как лекарством, так и ядом.

«Хорошие ребята» – пассивные наблюдатели чужой нетолерантности – платят самую высокую цену

Интересно, что в Канторе каким-то образом уживаются две личности: современный бизнесмен, общественный деятель с практическим складом ума и европейской ментальностью и человек, иногда с легкой ностальгией вспоминающий времена 70-х и 80-х, – при том что отношение к той власти у него, мягко говоря, сложное. «Ведь тогда не было главного – свободы, свободы жить, мыслить, творить, созидать», – говорит он, уверенный, что те, кто заявляет, что в современной России нет свободы и демократии, либо ничего не понимают, либо – чаще всего – сознательно лгут. Но при этом он вспоминает, что люди тогда, как ни странно, гораздо больше интересовались тем, что происходит за пределами их дома, города, страны, тем, что делается в мире, не были так замкнуты в себе. «В то время основные политические проблемы были у всех «на слуху и на устах» – ядерная опасность, политическое противостояние. На работе и дома все обсуждали итоги заседаний ООН, встреч на высшем уровне – так, как сейчас обсуждают телесериалы или «Звезд в цирке». Понятно, продолжает Кантор, что этот интерес был в том числе вызван и тем, что жизнь людей была не очень разнообразной, пресной. Но, с другой стороны, сейчас глобальные проблемы и угрозы воспринимаются как нечто банальное, эти вещи отданы на откуп политикам, экспертам и горстке интеллектуалов, нет широкого общественного диалога. «Плохо, что люди не хотят думать о своем будущем и понимать, что оно далеко не безоблачно, что для того, чтобы его обеспечить, нужны их активные действия. Именно об этом мы, в частности, говорили при подготовке Международной конференции по предотвращению ядерной катастрофы, прошедшей в мае прошлого года в Люксембурге, на базе которой был создан и действует постоянный Люксембургский форум», – отмечает Кантор. В его понимании «разбудить» общественность, заставить людей занимать активную позицию – главная задача институтов общества и соответственно его лично как общественного деятеля.

Возникает вопрос: как сопоставить толерантность и ядерное оружие? Или это те самые «кулаки добра» из ставшей штампом максимы? Кантор поясняет: «Проблема безопасности касается всех людей на земле. В XX веке многие усилия сделать мир безопаснее, предпринимавшиеся политиками на межгосударственном уровне, не привели к видимым результатам. Начало нового века также не принесло ощутимых успехов в этой сфере. Не хватало продуманной стратегии решения важных мировых вопросов, не был достаточно использован потенциал ведущих специалистов, отсутствовали устойчивые механизмы работы. С учетом этого была выдвинута идея Люксембургского форума. Мы работаем уже больше года. И мы на правильном пути».

Вячеслав Кантор убежден, что общественные структуры должны активно взаимодействовать с властью, а не ввязываться в противостояние с ней или заниматься частными вопросами, отвлеченными от «повестки дня» общества.

В диалоге общества и государства Кантор как человек, для которого в любой деятельности важен результат, делает упор на практическом аспекте: «Сейчас нужно по-новому рассматривать межнациональные и межконфессиональные отношения в Европе, вырабатывать новую политику толерантности, которая может быть успешной, только если получит законодательное закрепление. Тут обществу без работы с властью не справиться. Государство не способно в одиночку обеспечить решение всех проблем. Власть это понимает, и нужно, чтобы такое же понимание было и у людей. Успех – в сотрудничестве государственных и общественных институтов, во взаимодействии каждого человека, каждой личности и общества».

По мнению Кантора, именно укрепление принципов и духа толерантности в Европе и мире сегодня одна из важнейших задач. Нужно добиваться уважения и терпимости к взглядам и вере других людей, умения взаимодействовать в многонациональном и мультикультурном обществе. Только такое положение способно предотвратить негативные процессы в обществе и в конечном счете – коллапс современной цивилизации, основой которой является глобализация.
Правда, это не отменяет необходимости внедрения универсальных законодательных мер, хотя бы на европейском уровне, по противостоянию всему тому, что глава ЕЕК и РЕК вкладывает в понятие «нетолерантность», – расизму, ксенофобии, неонацизму, любым преступлениям на почве расовой, религиозной и иной другой ненависти.

«Удивительно, но в единой Европе, как себя называют политики Евросоюза, позиция стран по отношению, например, к общепризнанному и осужденному международным трибуналом злу – нацизму отнюдь не едина. Известно, что в Германии, если вы попытаетесь заявить, что Холокоста не было, окажетесь за решеткой. А в некоторых странах – новичках Евросоюза такое в порядке вещей и абсолютно ненаказуемо, более того – иногда поддерживается официальными властями или по крайней мере прямо не запрещается. Это абсурд». Кантор надеется, что дело удастся сдвинуть с мертвой точки, после того как Европе был представлен проект универсальной «Конвенции толерантности», работа над которым велась в том числе при участии Европейского совета по толерантности и взаимоуважению.

В ходе мероприятий Дня толерантности проект был представлен европейским институтам, прежде всего Европейскому парламенту и Парламентской ассамблее Совета Европы. Встреча инициаторов конвенции с высокопоставленными представителями Европейской комиссии, председателем и депутатами Европарламента состоялась в начале ноября в Брюсселе. Участие в ней приняли в том числе члены Европейского совета по толерантности и взаимоуважению.

«Жизнь народу моему!»

Особое место в жизни Вячеслава Кантора занимают семья, дом. Он увлеченно рассказывает о жизни, о своем детстве, вспоминает интересные истории. Память в его понимании вообще занимает в жизни человека особое место: он убежден, что понимание прошлого и память о нем – залог успешного будущего. «Это верно и в отношении отдельных людей, это верно и в отношении общества в целом, а также и в отношении государств и народов. Прошлое учит тому, что правильно, а что нет, что и почему произошло, помогает делать выводы». Однако известно, что память человеческая избирательна: хорошее она старается сохранять, а плохое – предавать забвению. Кроме того, даже самые значительные события стираются из народной памяти, когда происходит смена поколений, когда уходят живые свидетели произошедшего. Между тем, пока жива память о трагедиях, есть шанс избежать их повторения. Поэтому Кантор активно поддерживает инициативы по сохранению в памяти человечества ключевых страниц его истории, особенно страниц трагичных, таких как Холокост.

Вряд ли нашего героя, тем более с учетом жизненного опыта, можно заподозрить в наивности. Но тем не менее он сохраняет уверенность в том, что сегодняшний мир можно изменить к лучшему, в том числе с помощью тех инициатив, которые он продвигает. «Можно хотя бы попытаться, по крайней мере я чувствую в себе силы это делать и понимаю, что это в какой-то степени мой долг», – поясняет Вячеслав Владимирович. Это вновь напоминает о том, что в его душе по-прежнему жива частичка романтических 70–80-х, когда сам он был занят разработкой спутников-отражателей, когда космос в сознании людей был национальной гордостью. О том, что для Кантора это до сих пор важно и дорого, говорит то, что на стене его кабинета висит вырезка статьи из «Правды» 1981 года о «солнечных зайчиках» – тех самых спутниках. Авторы статьи – Жорес Алферов и Вячеслав Кантор. Он продолжает: «Это же ведь тоже была работа, нужная людям: такие спутники могли бы освещать темные участки планеты, отражая солнечный свет, помогать спасателям, пожарным, экономить электроэнергию на предприятиях и в жилых домах». Работы над спутником продолжались до начала 90-х, когда Кантор уже прекратил научную деятельность. Было запущено несколько прототипов, проект спутника-отражателя вызвал интерес во всем мире – как в научных кругах, так и среди широкой общественности. Но на орбите «рабочих» спутников нет до сих пор.

Впрочем, это не значит, что их не будет никогда. Возможно, будет продолжение этой истории. Ведь Вячеслав Кантор привык доводить до конца любое дело, которым он занимается…   

Вячеслав Кантор и память о Холокосте


Вячеслав Кантор является одним из инициаторов проведения Всемирных форумов памяти Холокоста и возглавляет международный фонд с одноименным названием. Внимание широкой общественности привлекли форумы в польском Кракове (2005 год, по случаю 60-летия освобождения Освенцима) и в Киеве (2006 год, 65-я годовщина трагедии в Бабьем Яру). Участниками и гостями форумов стали лидеры и представители руководства многих стран мира, международных политических, общественных и религиозных организаций, деятели культуры и искусства.

С трибун форума в Кракове президент России Владимир Путин отметил, что нацизм и терроризм демонстрируют «пренебрежение к человеческой жизни, ненависть к инакомыслию, устремленность к маниакальной цели», и призвал сплотиться против общего врага, отбросив «все второстепенные разногласия». Несмотря на то что в работе форумов приняли участие десятки высокопоставленных представителей многих стран мира, Вячеслав Кантор подчеркивает: «Важны не только крупные собрания с участием глав государств, министров и т.д. Подобные собрания полезны лишь одним – они демонстрируют политическую волю лидеров мирового сообщества, их участие в общественном договоре о сохранении общечеловеческих ценностей».

При поддержке фонда «Всемирный форум памяти Холокоста» были сняты два документальных фильма – «Мир после Освенцима» и «Шепот Хрустальной ночи». Автором идеи обоих фильмов выступал Вячеслав Кантор. «Мир после Освенцима» был включен в программу прошедшего в апреле в Нью-Йорке Российского фестиваля документального кино и получил много положительных отзывов.

Проблема сохранения исторической памяти тесно перекликается с проблемой укрепления принципов толерантности и понимания того, где проходит грань между толерантностью как пониманием и уважением других людей и толерантностью к нетолерантным действиям и поступкам. Должно прийти понимание того, что, как и любое явление, толерантность имеет и обратную сторону, что она может быть как ядом, так и лекарством.

«Семьдесят лет назад, в ноябре 1938-го, страшные события Хрустальной ночи стали первой, открытой фазой трагедии Холокоста, экономическим Холокостом, целью которого было отнять имущество евреев для финансирования агрессивных амбиций Гитлера. За экономическим Холокостом последовал Бабий Яр, «скрытый Холокост», с тысячами подобных Бабьих Яров по всей Европе, и Освенцим с его газовыми камерами и крематориями. Но начало всему этому положила преступная толерантность политиков и большей части общества Европы к намерениям и действиям Адольфа Гитлера, который, кстати, свою программу действий изложил еще в начале 20-х годов в известной всем книге «Майн кампф», а в 30-е и 40-е методично и последовательно ее осуществлял. Вот этого – толерантности к нетолерантности – в истории человечества повториться больше не должно, иначе цена за новую ошибку будет неизмеримо больше», – уверен Вячеслав Кантор.

Следующий Всемирный форум памяти Холокоста планируется провести в 2010 году в Нью-Йорке.

Европейский совет по толерантности и взаимоуважению

ЕСТВ – европейский общественный институт, сформированный в 2008 году. Назначение – мониторинг ситуации с толерантностью в странах Европы, подготовка практических рекомендаций по формированию атмосферы взаимопонимания между культурами. В состав совета вошли выдающиеся политические и общественные лидеры, лауреаты Нобелевской премии, известные личности, заслужившие мировое признание за свои выдающиеся успехи в гуманитарной деятельности и деле укрепления толерантности. Главой совета стал экс-президент Польши Александр Квасьневский. Среди членов – экс-премьер Испании Азнар, экс-премьер Швеции Персон, экс-президент Чехии Гавел.

Одна из первоочередных задач – подготовка «Конвенции толерантности в Европе». В ноябре проект конвенции был представлен на рассмотрение Европарламента и Парламентской ассамблеи Совета Европы. На сегодняшний день не существует документа конвенционного характера, охватывающего все сферы проявления нетерпимости, что создает пробел в международном гуманитарном праве.

«Конвенция толерантности» призвана дать определение понятиям терпимости и нетерпимости, раскрыть опасность проявлений религиозной и расовой нетерпимости, ксенофобии, антисемитизма, национализма и иных форм экстремизма, определить направления развития национального законодательства с тем, чтобы ни один факт нетерпимости не остался без наказания. Конвенция не только призывает к борьбе с проявлениями нетерпимости, она нацелена на построение системы воспитания терпимости на основе диалога культур.

Среди других практических инициатив совета – «Белая книга толерантности» – регулярное издание, проект которого также был представлен европейским политикам и общественности в ходе Дня толерантности. Книга станет систематизированным сборником практик толерантности и решения конкретных межкультурных конфликтов в странах Европы. Это будет первый сборник подобного рода, ориентированный на передачу позитивного практического опыта.



    Партнеры