Гиблое дело

В уфимском морге тела распродавали на органы

12 марта 2014 в 15:51, просмотров: 378

На минувшей неделе в следственном комитете Башкирии начали доследственную проверку по факту несанкционированного изъятия органов у покойников в уфимском судебном морге.

Гиблое дело

Сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями УВД Уфы в начале февраля этого года провели оперативные мероприятия в прозекторской на Цветочной улице и самые худшие подозрения подтвердились — тела мертвецов стали источниками дохода для служащих морга.

Оперативники ворвались в анатомический зал в момент вскрытия тел двух несчастных. На столах у патологоанатомов лежали 16-летняя девушка, покончившая жизнь самоубийством из-за несчастной любви — она отравилась ношпой, и взрослый мужчина, погибший от инфаркта. Анатомических дел мастера уже изъяли у подростка глазные яблоки, а у мужчины — кости. В кабинете у завотделом экспертизы судебного морга Азата Сальманова обнаружили внутренности неизвестного мертвеца — на языке судебных медиков все органы, изъятые из полостей человеческого организма, называют «органокомплексом». Сегодня проводится экспертиза, призванная установить данные нечастного, «поделившегося» своими органами с людьми, явно не единожды потрошившими покойников.

Кроме того, уже дали показания студенты кафедры нормальной анатомии и оперативной хирургии Башмединститута, которые получали в уфимском морге «органокомплексы» в обход законов.

Как бы ужасно ни звучали для обывателя подробности правонарушений в уфимском морге, но скорее всего, сотрудники скорбного места ответят перед судом за должностной подлог. Согласно закону «О проведении экспертиз», разрешение на какие-либо манипуляции с телом покойного дает следователь, выезжавший «на труп».
— Сегодня только следователь имеет право распоряжаться умершим телом, по сути, оно ему принадлежит, — говорят эксперты. — Только следователь может решать, как и что делать с трупом.

Но ни один следователь не возьмет на себя ответственность за изъятие внутренних органов, так как существует четкая законная процедура вскрытия и постановки посмертного диагноза, где описано каждое действие эксперта.

Судебные медики согласно закону обязаны «проводить внутреннее исследования трупа и его частей» и препарировать каждого умершего (исключение составляют раковые больные, скончавшиеся в больницах). А также вскрывать все полости — череп, грудную и брюшные клетки, а также исследовать, взвешивать и описывать состояние каждого органа. Кроме того, от всех органов покойных отделяются кусочки для гистологического исследования, чтобы не имелось сомнений в посмертной экспертизе.

Изученные органы эксперт обязан поместить обратно в брюшную полость покойника, чтобы, если возникнет необходимость в эксгумации, у криминалистов была возможность вновь исследовать этот биологический материал. Причем в брюшную полость помещается даже мозг, а череп забивается паклей и ветошью, чтобы жидкость не вытекала из головы усопшего на похоронах. После окончания вскрытия судебно-медицинский эксперт ставит свою подпись на документах, где отвечает на вопросы следователи, как и по какой причине наступила смерть того или иного индивидуума.

Если в уфимском судебном морге изымали «органокомплексы» без соответствующего разрешения следователей, а именно этот факт обнаружили оперативники, то возникает вопрос, проводились ли вообще обязательные и предусмотренные законом посмертные экспертизы внутренних органов покойных, и как ставились посмертные диагнозы — неужели протоколы вскрытия заполнялись, что называется, «от балды»?

А ведь согласно закону, только эксперт может изымать органы для дополнительного лабораторного или инструментального исследования (другого не предусмотрено) — в Уфе, получается, закон был никому не указ.

Более того, посмертных дел мастера лишали несчастных усопших на правдивый диагноз в будущем — если родственники или криминалисты вдруг засомневались бы в причине смерти, то и после эксгумации невозможно было исследовать умершего, так как необходимые для экспертизы органы у покойников… своровали.

Закон «О проведении экспертиз» стал препятствием для обучения студентов-медиков и пополнения «коллекций» анатомических театров — получить органы человека стало непросто, как и присутствовать на вскрытиях — для всех этих действий требуется разрешительный документ. Теперь будущие медики не препарируют трупы и не имеют возможности изучать человеческое тело и, по сути, не получают должных для хирургов знаний.

Азат Сальманов, если верить оперативникам, стал для кафедр оперативной хирургии и нормальной анатомии проводником в мир мертвых, поставляющим «органокомплексы» в анатомички. По слухам, эксперт защитил кандидатскую диссертацию по анатомии, а не судебной медицине и вполне естественно желал порадеть ученому сообществу. А студенты, чтобы получить необходимый «биологический материал», платили деньги, иначе не сумели бы получить должной оценки в зачетке.

Может быть, Азат Сальманов — этакий робин гуд, который стремился помочь будущим врачам?
— Но вам бы понравилось, если бы органы вашего родственника отдали на растерзание студентам? — вопрошают судебные медики. — Изъятие органов по-тихому с какой стороны ни посмотри — преступление как с уголовной точки зрения, так и морально-этической. Если страдает учебный процесс, значит, нужно добиваться разрешения на получение биологического материала — все нормы в законе прописаны.

В уфимском морге заявляют, что никогда не занимались продажей человеческих внутренностей, и эти скоропалительные оправдания можно понять. Так сложилось, что тема смерти — табу в нашем обществе, и разоблачения в морге заставили содрогнуться не одного человека.

Тем не менее у того же Уфимского бюро судебно-медицинских экспертиз существуют договора на передачу глазных яблок покойных со всеми крупными офтальмологическими больницами Уфы. И согласно этим документам, клиники оплачивают экспертам изъятие человеческих глазных яблок, предоставляя взамен глазные протезы, которые патологоанатомы подбирают для покойников даже по цвету радужки, чтобы родственники остались в неведении.

Понятно, что такой бизнес не афишируется, тем не менее он существует. И никто не оспаривает, что для многих живых людей ткани мертвецов могут стать панацеей. При том, что обыватели часто слышат о пересадке сложных органов — почек и сердца, на самом деле больные, пережившие сложные операции и лишившиеся своих органов, нуждаются во многих частях человеческого организма — гортани, челюстях, конечностях, костных тканях и многом другом. И нет ничего плохого в том, что больницы стремятся помочь несчастным. Только история в жанре хоррор в уфимском морге лишний раз убеждает, что наживаться в нашей стране могут на чем угодно. И даже такое мистическое место, где еще витают души умерших, не застраховано от жадности живых людей.



Партнеры