Большой Триумфальный бренд

Что сегодня определяет облик нашей страны?

1 ноября 2011 в 18:22, просмотров: 9445
Большой Триумфальный бренд

В советские времена по радио шла передача «Опять двадцать пять». Это была юмористическая передача — двадцать пять минут здорового смеха и шуток. Число 25 запоминалось и поднимало настроение, потому что ты понимал: «в урочный день, в урочный час» начнется что-то привычное, приятное, радующее душу.

Число 31 также запоминается — это последний календарный день, пусть даже раз в два месяца. И этот день также символичен. По 31-м числам у нас на Триумфальной площади «мочат» митинг оппозиции.

Это стало уже таким же символом Москвы, как Кремль, как величественный Царь-колокол, как пробки на дорогах, а теперь еще и снова Большой театр.

Небольшое регулярное развлекательное шоу для «дорогих москвичей и гостей столицы» — по 31-м числам: у нас тут, на Триумфальной, разгоняют митинг оппозиции. Антураж — под стать открытию Большого.

Вот массовка — небольшая группа сторонников «несистемной» оппозиции. А вот и «солисты» — лидеры этой самой оппозиции — с одной стороны и непонятные «майоры-капитаны-полковники-генералы», быстро снующие с рациями. Тут и «кордебалет» — ОМОН в берцах, мощных устрашающих ботинках.

А далее, как отныне в Большом после реставрации, начинается спектакль под названием «Протестуй, не протестуй...»

У этого «балета» много авторов, но широкой публике известны не все их имена. Известно, что в основу «либретто» положена российская Конституция, в частности, ее 31-я статья, гарантирующая гражданам свободу митингов и уведомительный их характер.

Над «либретто» работали лидеры той самой оппозиции, которые маниакально каждое 31-е выходят на одну и ту же Триумфальную площадь, чтобы подтвердить действенность этой статьи Конституции. Могучим соавтором этого действа является и Дмитрий Медведев. Потому что он президент, то есть гарант Конституции. И еще потому, что сказал однажды, что свобода лучше, чем несвобода.

Но есть где-то на заднем плане нашего действа некие люди «на подтанцовках». Однако их подтанцовки тут главное — это именно те, кто принял решение, что митинга на Триумфальной не будет никогда.

За властным камнем, на который каждое 31-е число находит коса оппозиции, чувствуется точно такая же маниакальность, как и у оппозиции.

Кто-то сказал «никогда» — и начались подтанцовки.

Вначале Триумфальную обнесли забором и решили там делать археологические раскопки. Потом — по удивительному совпадению — именно 31-го прокремлевская молодежь устраивала тут акции по сбору донорской крови.

Много чего происходит у могучего памятника Маяковскому, но главное шоу — это, конечно, сам разгон.

Иногда он бывает кратким, иногда продолжительным.

Иногда мягким — как два предыдущих раза, иногда жестким — как сейчас.

Но главное, что регулярно, по 31-м числам на Триумфальной площади происходит российский абсурд — власть, нарушая 31-статью Конституции, разгоняет митинг в защиту этой статьи.

Те, кто активно выступает в защиту оппозиции в этом вопросе, обычно говорят так: ну что им эта оппозиция, она ведь малочисленна, на площадь приходят человек сто — ну дали бы помитинговать, все равно оппозиция партии власти навредить не может.

К этой «опере нищих» присоединяется и сама власть, которая разводит руками и говорит: мы им сто раз предлагали другое место, но они туда не хотят. А тут нельзя — митинг мешает общественному транспорту и пешеходам, незабудкам на клумбах и портит вид Маяковского.

При этом все понимают, что власти плевать на незабудки — ей важно, чтобы не было моральной победы над ней «экстремиста Лимонова» и «демагога Яшина». Это в одном ряду с Ходорковским, который «будет сидеть — я так сказал!».

Нужно, чтобы ни на миг не возник вопрос, кто в доме хозяин. Чтобы ни на миг не появилось ощущение, а тем более прецедент, что власть может хоть кто-то хоть в чем-то победить.

Казалось бы, власть и оппозиция тут равны по посылу и стремлениям, если бы не нюанс: власть злостно нарушает 31-ю статью Конституции, которую отстаивает оппозиция — пусть малочисленная и незначимая.

Но одно дело, когда на Триумфальной площади стоят сто зрителей зала Чайковского и Театра сатиры в ожидании спектакля, а другое дело — сто защитников 31-й статьи.

Зрители далее пойдут в театр, а сотня участников акции протеста после разгона митинга выложит свои фото и впечатления в Интернет — и их прочитают сотни тысяч. Это всегда было слабой стороной власти — выигрыш в тактике и проигрыш в стратегии.

Зачистка Триумфальной и нарушение собственной Конституции — еще один повод для недовольства властью думающей части общества. За быстрой зачисткой — то же желание «потемкинской деревни» общественной стабильности, которая, как считает власть, хорошо работает «в телевизоре».

Рейтинг власти неуклонно падает, но все списывается на «проклятый доллар». Надежда возлагается исключительно на привычные телеобъяснения: «все было правильно, могло быть и хуже». И на манипуляции на выборах, которые уже громкими скандалами разворачиваются на наших глазах.

Это может показаться абсурдом — неуклонно говорить о свободе и неуклонно разгонять митинг в ее защиту, но это наши властные принципы. Думать, что защищаешь стабильность, неуклонно ее расшатывая.

Не чувствовать времени.

Кстати, президент великолепно смотрелся в смокинге на сцене Большого, когда произносил спич на открытии. Он назвал Большой брендом. В этом слове, может быть, в данном случае не очень уместном, тем не менее есть верная суть: бренд — это то, что когда-то рождено страной, но уже саму страну определяет, определяет ее жизнь.

Митинги оппозиции по 31-м числам — это новый триумфальный бренд. На них можно водить иностранцев — перед спектаклем Большого!

Ровно в назначенное время будут подъезжать автобусы с туристами, и под жизнерадостные щелчки фотоаппаратов одни будут стоять в защиту Конституции, а другие — кидать их в автозаки во имя ее нарушения.

Всегда в один и тот же день, в то же время — как по расписанию.

Это постыдное шоу власть не считает постыдным. «Я так сказал!!!»



Партнеры