Хроника событий Развести Березовского Березовскому не удалось обесЧЕЛСИть Абрамовича Адвокат Березовского выступит в лондонском суде с заключительным словом Адвокат Абрамовича попал в Верховный суд Березовского выставили в Лондоне лгуном

«Ничего не пишу, потому что потом не смогу прочесть»

На процессе в Высоком суде Лондона Абрамович признался, что обладает ужасным почерком

8 ноября 2011 в 10:12, просмотров: 11288

В понедельник на процессе продолжился допрос Романа Абрамовича адвокатом Березовского. Речь шла, в основном, о событиях 2000 года, когда Борис Березовский уже находился за границей и пытался вывезти из России свои деньги.

«Ничего не пишу, потому что потом не смогу прочесть»
фото: Reuters

Березовский пытается доказать, что продал часть своих активов, в том числе акции «ОРТ», «Сибнефти» и «Русала» под давлением Абрамовича, который в свою очередь выполнял поручение Кремля. В ответ Абрамович утверждает, что просто нанимал Березовского за большие деньги для «крышевания» своего бизнеса и что тот никогда не был реальным владельцем акций.

В 6-ой день допроса вопросы адвоката Лоренса Рабиновича базировались, главным образом, на стенограмме встречи в парижском аэропорту Ле-Бурже 6 декабря 2000 года, на которой присутствовали Б.Березовский, Б.Патаркацишвили и Р.Абрамович. Бадри Патаркацишвили тайком записал эту встречу на диктофон. После его смерти в 2008 году Березовский перекупил аудиозапись у его наследников. На этой встрече три российских олигарха, которые тогда были также друзьями и партнерами по бизнесу, обсуждают способы того, как Березовский и Патаркацишвили (у которого к тому времени тоже стали портиться отношения с Кремлем) будут получать за границей причитающиеся им выплаты.

Адвокат напомнил свидетелю то место в стенограмме, где Абрамович говорит Бадри, что ему не следует бояться ареста в Москве. «Вы ссылаетесь на разговор с президентом Путиным, который якобы сказал вам, что Патаркацишвили нечего опасаться и что он может вернуться в Россию, если захочет».

Абрамович: Да, я помню этот разговор.

Рабинович: Не является ли это отражением того факта, что если президент Путин хотел, чтоб кого-то арестовали, его арестовывали, а если не хотел, не арестовывали?

Абрамович: Нет, это неправильно. Это говорит о том, что президент Путин информирован лучше всех. Это не значит, что он влиял на то, кого следует арестовывать, а кого нет. С большой вероятностью он получал огромное количество информации и, в том числе, от генерального прокурора. И хотя я не могу быть в этом абсолютно уверенным, я не могу утверждать, что он влиял на принятие подобных решений.

Затем адвокат коснулся вопроса о покупке Абрамовичем акций компании ОРТ. По словам Рабиновича, после того, как по ОРТ была показана передача про подлодку «Курск», Абрамовича вызвал к себе Волошин и якобы передал ему слова Путина о том, что Березовскому следует отказаться от акций телеканала в пользу государства. Березовскому намекнули, что его может постигнуть участь бывшего владельца НТВ Владимира Гусинского.

Рабинович спросил свидетеля, читал ли он письменные показания Александра Волошина (в 2000 году – руководитель администрации президента РФ), в которых тот утверждает, что «через некоторое время после встречи с президентом Путиным, г-н Абрамович спросил меня, имеет ли ему смысл купить акции Березовского, чтобы избежать... в будущем каких-либо конфликтов между Березовским и государством».

«Рабинович: Вы считаете, что Волошин верно излагает суть вашего разговора?

Абрамович: В чем суть вопроса? (смешки в зале)

Рабинович: Вы спрашивали его мнение по некоему поводу.

Абрамович: Я бы интерпретировал это так, что я проинформировал его и спросил, нет ли у него возражений. Но я не могу сказать, как расставить тут акценты, потому что прошло слишком много времени. Я не помню детали.

Судья Глостер: Г-н Абрамович, посмотрите на первое предложение в этих показаниях Волошина. Вы полагаете, он правильно формулирурт вопрос, который вы ему тогда задали?

Абрамович: Сегодня я не могу ответить с уверенностью, потому что акценты здесь расставляются так, будто я спрашивал его разрешения. Я не могу подтвердить, что это было именно так. Прошло много времени, я не помню детали. Возможно, он прав.

Рабинович: Вы не находите, что своим вопросом ввели его в заблуждение, поскольку вы сделали вид, что спрашиваете его мнения о том, что уже для себя решили?

Абрамович: Я не притворялся. Если бы кто-то – президент или Волошин не рекомендовали мне покупать эти акции, я бы их не стал покупать. Видите ли, акции ОРТ – это весьма взрывоопасный продукт, вот почему я не хотел участвовать в этом. Если бы я почувствовал, что кто-то против, я бы ни за что не притронулся к ним».

Позже он заявил, что не обещал Путину, что купит акции ОРТ. «Я сказал, что если куплю, то я его проинформирую», - уточнил Абрамович.

Абрамович отрицал, что вопрос о покупке акций ОРТ у Березовского и Патаркацишвили был увязан с арестом первого заместителя гендиректора «Аэрофлота» и партнера Березовского Николая Глушкова. По мнению Березовского, Глушков был использован в качестве заложника и оставался бы в тюрьме, если бы акции ОРТ не были проданы. Адвокат указал на очевидную связь между двумя событиями: Глушков был арестован 7 декабря 2000 г, то-есть на следующий день после встречи в Ле-Бурже, на которой Абрамовичу не удалось до конца согласовать сделку по ОРТ.

На это Абрамович заявил, что арест Глушкова был связан с делом «Аэрофлота» и не имел никакого отношения к смене владельца ОРТ. Он также сказал, что тогдашний генпрокурор Владимир Устинов «был самым агрессивным генеральным прокурором за всю историю России, пока я там жил». Формально Глушкова обвиненяли в мошенничестве и хищении денег, отмывании преступно нажитых средств и невозврате валютной выручки. Сумма ущерба, нанесенного «Аэрофлоту», оценивалась в 214 млн руб.

Интересным был ответ Абрамовича на вопрос адвокат Березовского, не считает ли он, что ввел в заблуждение прессу, когда заявил, что не собирается покупать акции ОРТ, а если и купит, то лишь как посредник, для того чтобы продать.

Абрамович отказался признать, что дезинформировал прессу. Он сказал, что говорил это не прессе, а на обеде главным редакторам московских СМИ. «На этом обеде один из редакторов неожиданно спросил, правда ли, что я собираюсь покупать акции ОРТ, - объяснил Абрамович. – Поскольку сделка к тому времени еще не была закончена, я не хотел ее разглашать. Чего болтать языком, когда сделка не завершена? Не в моих это правилах».

Адвокат Рабинович заявил, что при покупке акций ОРТ Абрамович умышленно завысил цену. 38% акций ОРТ стоили $10 млн, а не $116 млн, как утверждал Абрамович. Назвав это «подделкой документов», Рабинович сказал, что такая схема была использована для того, чтобы не платить налоги в России.

Абрамович объяснил, что действительно, на российский счет он заплатил только $10 млн. 49% акций ОРТ были проданы за $150 млн, однако заплатил он за них фактически $164 млн, чтобы покрыть разницу на то, чтобы «сделать деньги легальными». Он также заметил, что указывать истинную цену в соглашении не рекомендовал Патаркацишвили, который «опасался возможной конфискации».

Адвокат уделил серьезное внимание тому, что во время переговоров в Ле-Бурже с Березовским и Патаркацишвили Абрамович все время говорит «мы» о получателях доходов от «Сибнефти». Это дало основание адвокату утверждать, что речь идет о всех партнерах, включая Березовского и Патаркацишвили. На это Абрамович возразил, что имелись в виду только «настоящие» акционеры вроде него. В связи с этим одна из лондонских газет написала, что Абрамович приравнял себя к королеве Елизавете, которая единственная в Британии имеет привилегию называть себя «мы».

Весьма комичная ситуация возникла на процессе, когда адвокат поинтересовался, кто из секретарей и помощников Абрамовича ведет дневник его деловых встреч и поездок. Ко всеобщему удивлению, миллиардер заявил, что этим никто не занимается. Подумав немного, он сказал, что сам занимается своим расписанием и что никогда не вел никаких дневников, поскольку «очень неорганизованный». «Я вообще никогда записей не веду. Если я что-то напишу, то потом все-равно прочитать не смогу. У меня почерк неаккуратный».


Собкор «МК» в Лондоне

Березовский vs Абрамович. Хроника событий


Партнеры