6.0 — за технику, 5.3 — за артистизм

В Вооруженных силах закончился самый тяжелый этап преобразований

12 декабря 2011 в 17:48, просмотров: 5059

Вопреки традиции оценивать проделанную работу накануне Нового года, в Минобороны решили не подводить официальных итогов реформирования армии и флота в 2011 году. Лишь начальник Генерального штаба Николай Макаров отчитался перед Общественной палатой об успехах. О причинах такой скромности руководителей Вооруженных сил остается лишь гадать. Очевидно лишь то, что реформа в этом году перевалила своеобразный экватор: закончился процесс ломки старого облика, и окончательно сформировался каркас нового. Впереди долгий и постепенный процесс наращивания “мяса” на этот каркас и кропотливой отладки взаимодействия разных частей этого сложного механизма.

6.0 — за технику, 5.3 — за артистизм
фото: Игнат Калинин

В 2012-й по прямым рельсам

К концу текущего года окончательно структурировалась схема управления и обеспечения вооруженных сил нового облика. Теперь Генеральному штабу подчиняются 4 военных округа (Западный, Южный, Центральный и Восточный), Воздушно-десантные войска, командование стратегической авиации, Ракетные войска стратегического назначения и войска Воздушно-космической обороны. Окончание формирования последних 1 декабря стало финальным штрихом к общей картине новой системы подчинения вооруженных сил.

Очевидно, что оправдывает себя подход к реформированию «снизу вверх», когда сначала были проведены сокращения на местах, а дивизионная структура изменена на бригадную, а уже потом ломке подверглись институты центрального командования. В этом году Генштаб, вслед за низовыми подразделениями, значительно «похудел». Численность его сотрудников достигла 13,4 тысячи человек против 51 тысячи тремя годами ранее. Вместо 20 зданий в разных концах Москвы штабисты теперь занимают лишь один (правда, не маленький) комплекс на площади Арбатских ворот. При этом на достигнутом никто останавливаться не собирается, по крайней мере так уверяет Макаров.

Однако наиболее важным завоеванием уходящего года стала попытка выработать консенсус по вопросам закупок вооружений. Ожесточенные схватки между Минобороны и представителями Военно-промышленного комплекса, скандалы вокруг чуть ли не каждого контракта привлекли под конец года внимание как президента, так и премьера страны. Основная претензия военных: необоснованно высокие цены на предлагаемые товары и низкое качество некоторых образцов вооружений. Производители же часто объясняют цены тем, что доходами с их не самых современных заводов надо часто кормить целые моногорода, а на упреки в несоответствии предложенных товаров запросам вооруженных сил отвечают просто: вы даже не можете нам объяснить, чего вы хотите.

В данный момент идет активное обсуждение вариантов решения этих проблем. Так, в будущем году возможно выделение 3 триллионов рублей отдельно на модернизацию предприятий ВПК. А начальник Генштаба несколько раз заявлял о грядущем создании аналога американской DARPA, которая будет отвечать за разработку перспективных видов вооружения совместно с производителями.

Генеральная линия проясняется

Вообще с самого начала реформы в 2008 году ее критиковали по двум направлениям. Генералитету и старшим офицерам, естественно, не пришлись по душе массовые сокращения и ломка старых традиций. Но еще больше раздражения вызывала закрытость процесса принятия решений по преобразованиям. Из-за этого создавалось (а в отношении некоторых вопросов и сейчас создается) неправильное впечатление, что принимаемые решения не носят системного характера, а делаются по ходу, на основании какого-то одного доклада о бедственном положении дел в армии и на флоте.

В уходящем году стало окончательно понятно, что это не так. Реформа строилась на трех основных императивах. Во-первых, армия должна была перестать быть «черной дырой», поглощающей бюджетные деньги, не показывая при этом никаких положительных результатов. Во-вторых, созданную для войны против всего остального мира армию надо было подогнать под современные внешнеполитические реалии и задачи. В-третьих, надо было что-то делать с образом карикатурного военного-прапорщика, получающего гроши, не помнящего, как воевать, но зато хорошо понимающего, где и что можно стащить.

Собственно, на победу этих трех главных взаимозависимых зол и были направлены основные усилия министра обороны Анатолия Сердюкова. Теперь с уверенностью можно утверждать, что к 2012 году победа эта была им достигнута.

Для решения финансовой проблемы в первую очередь была сокращена численность войск, были расформированы кадрированные подразделения, к середине текущего года все оставшиеся подразделения были доведены до состояния полной боевой готовности. Кроме того, бывший налоговик Сердюков сделал все, чтобы оптимизировать расходы вверенного ему ведомства и приучить своих подчиненных к строгой финансовой дисциплине. В результате радикальных мер количество воинских частей было сокращено приблизительно в 5 раз.

фото: Игнат Калинин

Сокращение численности вооруженных сил вполне соответствовало задачам, к решению которых они могут быть привлечены в современных условиях. Здесь в Генштабе предпочли опереться как на опыт вооруженных конфликтов 90-х годов внутри страны, так и на опыт заокеанских коллег, полученный ими в 2000-х. Основной вывод: больше нет необходимости в массовой армии с крупным мобилизационным резервом, способной вести крупномасштабную войну огромными воинскими соединениями, подобными фронтам Великой Отечественной войны.

Официально было заявлено решение готовить армию к одновременному ведению двух конфликтов низкой интенсивности на разных направлениях. Но полностью доверять такому заявлению не приходится: возможно, это просто небольшая военная хитрость. Разумеется, участие в локальных конфликтах вроде чеченского станет приоритетом в подготовке бригад нового облика, но и старые боевые доктрины никто со счетов сбрасывать не собирается. Так, например, в ходе учений «Центр-2011» отрабатывались масштабные маневренные действия межвидовых соединений на широком участке фронта — так воюют с подготовленными регулярными армиями.

Из-за масштаба преображений, произошедших с частями сил, ведущих войну традиционными методами, мало внимания обращалось на работу, проведенную с РВСН и Космическими войсками. Судя по тому, что масштабы сокращений здесь были значительно меньше, а техническое переоснащение велось ускоренными темпами, военное руководство страны не склонно недооценивать их значение. И немудрено: в условиях, когда ни экономическая, ни демографическая ситуация в стране не позволяет нам вести сколь-нибудь успешную войну с армиями НАТО или Китая, именно связка РВСН и преобразованных в ВКО Космических войск является залогом безопасности России.

С самого начала реформы ракетчикам уделялось особое внимание. Они, например, получали огромные надбавки как за напряженные условия несения службы, так и по 400-му приказу. В результате полковник на командном пункте мог похвастаться зарплатой порядка 100 000 рублей. С ВКО все было не так однозначно, однако теперь, с получением нового статуса, дела у них наверняка пойдут на лад.

Денежное довольствие, кстати, стало основным инструментом исправления как морального облика самих военнослужащих, так и престижа их работы в глазах остальных членов общества. С Нового года вводится новая формула оплаты труда военных. Как обещали все официальные лица вплоть до президента Дмитрия Медведева, отныне любой офицер будет получать не меньше 50 000 рублей в месяц.

Важнейшим фактором в поднятии престижа службы стало также введение обслуживания бытовых и технических нужд частей на основе аутсорсинга — с нового года все подразделения перейдут на такую форму обеспечения хозяйственных нужд. Кроме того, что солдатам теперь не придется самим готовить, убирать, стирать и даже чинить сломанную технику, так и уровень воровства и количество коррупционных схем на местах значительно сократилось — командиры частей теперь попросту не получают в свое распоряжение тех средств, которые в прошлом часто исчезали в неизвестном направлении.

Что дальше?

Очевидно, что все наиболее тяжелые участки реформы преодолены, старое сломано, фундамент нового заложен. Однако остаются вопросы, однозначного ответа на которые пока не получено.

Не совсем понятно, какого курса придерживается руководство ВС в отношении комплектования армии. В 2011 году представлен новый, хорошо продуманный план по созданию корпуса сержантского состава на контрактной основе. Планируется, что желающих послужить Родине по всей стране будут искать и отбирать специальные команды вербовщиков. Привлекать контрактников будет высокая зарплата (28 000 рублей начальная) и большие перспективы профессионального роста — для сержантов предполагается шестиступенчатая градация в зависимости от квалификации и занимаемой должности.

Заявлено, что к 2016 году примерно половина солдат в ВС будет сержантами-профессионалами, а вот другая так и останется срочниками. Как это соотносится с желанием руководства Минобороны ориентироваться на лучшие западные армии, не совсем понятно. Однако 2016 год еще не так скоро, а поставленная цель и сама по себе уже достаточно хороша: понятно, в каком направлении работать.

В чем нет пока никакой ясности, так это в перспективах воздушных и морских сил. Понятно, что пренебрегать ими никто не собирается. В ВВС на протяжении нескольких лет увеличивается налет летчиков, закупаются новые боевые машины вроде «Су-34», недавно поднялся в воздух уже третий истребитель пятого поколения ПАК ФА.

Флот тоже строится, причем вполне уверенными темпами. В скором времени сойдут со стапелей представители нового семейства малых кораблей: фрегат «Адмирал Флота Советского Союза Горшков», корветы «Совершенный» и «Стойкий», БДК «Иван Грен», ходят слухи о разработке нового эсминца. В будущем году планируется ввод в строй первой подлодки проекта «Ясень», идут разговоры о модернизации тяжелых ракетных крейсеров проекта 1144. Наконец, недавно пришла новость о начале строительства первого «Мистраля» для нужд Российского флота.

При всех этих прекрасных новостях абсолютно непонятно, каков рисуется перспективный облик ВМФ и ВВС, каковы их роли, цели, задачи. Из-за отсутствия информации опять создается впечатление, что никакого четкого плана не существует, а решения принимаются ситуативно.

Но как уже говорилось выше, таков стиль Анатолия Сердюкова — сделать по-своему и поставить всех перед фактом. И какое бы недовольство ни вызывали его действия поначалу, в конце концов большинство соглашается, что с технической точки зрения они безупречны. Другая оценка — артистизм, красота (и понятность) действия.

Так что лучшим пожеланием на Новый год, важной и достижимой целью было бы налаживание легкого и приятного диалога с общественностью — как внутриведомственной, так и гражданской.



Партнеры