Россия без Кудрина и Прохорова

Мы станем Европой

25 декабря 2011 в 19:03, просмотров: 22433
Россия без Кудрина и Прохорова
фото: Михаил Ковалев

Митинг 24 декабря 2011 года на проспекте Сахарова прошел так, как и должен был пройти. Участников было существенно больше, чем десятого на Болотной: по разным оценкам, от 75 до 120 тысяч. И понятно почему.

Во-первых, горожане перестали бояться: после Болотной площади они поняли, что никаких страшных провокаций и кровавого насилия, чем так стращал нас Кремль перед первым главным митингом, не случится. Выходить и заявлять свою гражданскую позицию — можно. Это уже не маргиналия, это — мейнстрим.

Во-вторых, конечно, очень помог Владимир Владимирович Путин со своими заявлениями про бандерлогов и платных провокаторов Госдепа США. Об этом, впрочем, я уже писал в прошлый раз («МК» от 17.12.2011).

Правда, испортить все дело могли так называемые организаторы — то есть формальные заявители митинга. Сразу после успеха Болотной площади они решили стремительно ворваться в историю и с этой целью приватизировать/узурпировать гражданский протест как таковой. Потому был создан некий оргкомитет, который с большим пафосом проводил прямые трансляции своих заседаний в Интернете. Чтобы все запомнили эти лица, типа творящие новейшую русскую судьбу.

Слава богу, большинство участников митинга эти трансляции, кажется, не смотрели. Иначе бы, может, и не пришли бы на проспект Сахарова. Но сорвать митинг не удалось.

Русские образованные горожане (РОГ) снова вышли на улицу-площадь, чтобы заявить — по неосознанному образу и подобию украинского Майдана-2004, — что мы не быдло, не козлы и даже не бандерлоги (по науке, кстати, более высокая ступень эволюции по сравнению с пресмыкающимися типа питона, чтобы ни у кого не было иллюзий). Мы — граждане и имеем право формировать нашу собственную политическую позицию и собственную власть.

Кремль на этот раз тщательно подготовился к мероприятию. Не только в силовом (полиция отработала, как по мне, безупречно), но и в политическом смысле. На охмурение проспекта Сахарова были отряжены лучшие наличные силы — в полном соответствии с нашим «МК»-прогнозом от 17 декабря, в лагерь протестующих прибыли образцовый олигарх Михаил Прохоров и главный идеолог путинской социально-экономической политики Алексей Кудрин.

Перед митингом проработавший 11 лет путинским министром финансов Кудрин опубликовал в «Коммерсанте» программную статью, где прямо сформулировал, что предлагается РОГам: признать легитимность думских выборов 4 декабря 2011-го и президентских — 4 марта 2012 (где Путин призван победить в первом туре, хотя его текущий рейтинг не выходит за пределы 35%), а взамен — получить послабления в части регистрации партий и отставку несчастного Владимира Чурова (если кто не помнит — председателя ЦИК). Иными словами: дайте нам править спокойно до 2018-го, а мы вам за это — с полки отборные пирожки с визигой и фуа-гра. Что, конечно, уже хорошо. Судя по реакции ближайшего путинского друга и соратника Кудрина, вопрос о четвертом сроке ВВП в 2018-м, и тем более бесконечных рокировках ВВП/ДАМ на 24 года вперед в Кремле уже не стоит. Им бы день простоять да ночь продержаться.

Притом Алексей Леонидович, как мы ясно и предупреждали, анонсировал создание новой партии для РОГов, рабочее название — «Движение 10 декабря» (в честь дня митинга на Болотной). Возглавит ее, видимо, он сам, а кандидатом в президенты Движение 10/12 выдвинет Михаила Прохорова. Чтобы все оставалось, как при Владимире Путине (по крайней мере образца его первого срока, т.е. 2000–2003), только в праздничной обертке.

23 декабря, накануне события, так называемый оргкомитет (может, это слово надо писать с большой буквы, но у меня указательный палец не поднимается, только средний) включил гг. Кудрина и Прохорова в список выступающих на митинге.

Это было очень хорошо. Так мы узнали, чего хотят некоторые (многие?) формальные организаторы проспекта Сахарова. Они хотят возвращения в золотые путинские времена — 2000–2003 гг. Когда быдло уже загнали в стойло, т.е. фактически лишили граждан прав избирать и быть избранными. Зато за статусными, титульными либералами закрепили постоянные места в системе власти.

Эта система рухнула вскоре после двух ключевых политических событий 2003 года: ареста Михаила Ходорковского и отставки тогдашнего шефа кремлевской администрации Александра Волошина. Тогда, собственно, многие обер-либералы и разлюбили Путина, ибо он перестал быть гарантом их морально-материальной стабильности.

Судя по всему, если «обновленный» (как мы уже с вами обсуждали, дорогой читатель) Путин назначит на ключевые посты в новой власти Кудрина и Прохорова, а в состав этого кудринско-прохоровского правительства введет еще несколько «организаторов», оргкомитет митинга (частично) скажет: все, дамы и господа, мы своего добились, расходимся и забываем.

Поверит ли в это Болотная площадь, она же проспект Сахарова? Думаю, что нет. Доказательством тому — вчерашнее выступление Алексея Кудрина на митинге. Сопровождавшееся громким свистом и криками «позор».

В этой ситуации Михаил Прохоров, еще накануне заявленный как один из основных докладчиков, слился. Выступать не стал. Догадался, что его тоже освистают. (Говорят, у него вообще отличная бизнес-интуиция: не случайно продал свой пакет «Норильского никеля» за несколько месяцев до кризиса-2008, когда все цены драматически упали.) Вместо этого Прохоров ходил по митингу (типа без охраны, хе-хе) и «общался с народом». Народ закидал его снежками. Так получилось, благо незадолго до митинга, в Москве таки выпал настоящий снег.

Фактически тезисы будущей президентской кампании олигарха изложила с сахаровской сцены Ксения Собчак. Говорила она хорошо, логично и грамотно. Что, дескать, надо нам не менять власть, а научиться влиять на нее. А власть пусть остается там же, где есть, у ВВП и Ко. Ксению Анатольевну митинг, конечно, жестоко освистал. Но надо отдать ей должное: она не испугалась и даже не стушевалась. Линию свою гнула четко и последовательно. Задатки сильного публичного политика у Ксении Собчак явно есть, осталось их только реализовать.

Я не знаю, взял ли кто-нибудь из формальных организаторов митинга на Сахарова денег с Прохорова—Кудрина, чтобы дать им предстать лидерами народного протеста. Хотя складывается впечатление, что взяли. Кто бы стал так подставляться перед разгневанным народом совершенно ни за ломаный грош? Но так или иначе первая масштабная операция по обману Болотной—Сахарова провалилась. РОГа не хотят Путина, только вид сбоку. Использовать протестную энергию сотен тысяч самых умных и грамотных русских людей для обустройства своих казенных гешефтов никому не удастся.

Они — то есть мы, поскольку я тоже худо-бедно могу отнести себя к РОГам — хотят вообще не новых вождей, а новой системы. Где всякий божий человек — не объект управления, а субъект формирования власти. РОГа хотят перестать быть населением и превратиться в полноценный народ.

Мечтой русского человека всегда было: стать европейцем (по правам и обязанностям) и остаться при этом русским (по культуре и языку). И всякий раз у нас не получалось. То климат мешал, то неуправляемость гигантской территории, то авторитарные режимы, требовавшие от нас непосильных жертв. То Борис Ельцин, которому надо было безоглядно верить, а он...

Но тут, как на грех, случилась «арабская весна» — и в наших РОГах пробудился странный эротический импульс: если азиатским/африканским арабам можно, то почему европейским русским — нельзя? Так и пошла стремительным домкратом русская перестройка-2. Еще раз, если позволите, напомню то, о чем мы с вами говорили на страницах «МК» аж летом прошлого (2010) года: перестройка — это не революция сверху, совершаемая по воле вождей. Это состояние общества, когда активная его часть признает правящую систему неэффективной и нелегитимной. Причем именно та часть общества, которая еще недавно могла считать, что обязана системе всем или по крайней мере многим.

Кремль и сегодня не хочет радикальных реформ. Предложения, изложенные в недавнем послании президента Федеральному собранию, половинчаты и непоследовательны. Депутаты, избранные по одномандатным округам, традиционно более зависимы от исполнительной власти, чем партийцы-списочники. Нет смысла во всенародном голосовании за губернаторов, если кандидатуры все равно предлагает Кремль (президент). Общественное телевидение? — проходили еще в 1990-е, спасибо, знаем.

Тем не менее это все хорошо. Ибо главное — подтолкнуть камень с вершины горы. Дальше он сам покатится и уже не вернется вспять. Не знаю, кто как, а я верю, что Россия станет европейской страной. Скоро. Может быть, я слишком наивен.



Партнеры