Путин, Обама и теория Кийосаки

Новогодние измышления о будущем России и США

9 января 2012 в 18:47, просмотров: 12074
Путин, Обама и теория Кийосаки
фото: Кирилл Искольдский

Вчера с десятилетним, если не больше, опозданием прочел книгу «Богатый папа, бедный папа» Роберта Т. Кийосаки. И подумал, что его главные постулаты применимы не только к воспитанию детей в ХХI веке, но и к целым странам и народам. Ну а в нашем случае — к России и США.

Что же излагает этот Кийосаки?

Что эра индустриализации осталась в прошлом — со всеми ее стандартами мышления, образования и психологией. Наступила эра информатики с совершенно новыми методами и формулами успеха во всем — от бизнеса до политики. Да, в начале индустриальной эпохи хорошая школьная и студенческая успеваемость означали получение знаний, которые гарантировали прибыльность выбранной профессии (врача, инженера, юриста и т.п.) на протяжении всей остальной жизни. Но сегодня поток информации удваивается каждые 18 месяцев, и никакое школьное и даже студенческое образование не гарантирует ровно ничего даже на день выпускного бала. Эдисон, Белл, Форд и другие титаны начала ХХ века сделали свои бизнесы, будучи уже достаточно взрослыми, а Гейтс, Цукерберг, Брин и все остальные нувориши Силиконовой долины создали свои информационные империи чуть ли не в подростковом возрасте. Не исключено, что в скором будущем новорожденные младенцы будут играть на айпэдах и получать Нобелевские премии, не сходя с горшка.

И поэтому, говорит Кийосаки, теперь и мы сами, и наши дети можем быть успешными, только если в нарастающем информационном потоке сумеем постоянно перестраиваться профессионально и психологически, если будем готовы в любую минуту сменить свою привычную стратегию (формулу) успеха на совершенно новую.

Как неофит этой теории, я надеюсь, что все, кто еще не читал Кийосаки, тут же последуют моему примеру и почерпнут из его книги более подробные объяснения. А я перейду к тому, ради чего сел за эту статью.

А сел я за нее потому, что обе мои страны — и Россия, и США — кто в большей, а кто в меньшей степени — еще по пояс, если не выше, находятся в прошлой эре. Особенно — психологически.

Что я имею в виду? А то, что 80, если не больше, процентов населения России получили школьное и даже вузовское образование еще в СССР, и, следовательно, все стандарты мышления, формулы успеха, бытовые и общественные мотивации у них, извините, совковые. Поскольку и IQ, и главные принципы поведения и вкуса — вплоть до идеала Женщины или Мужчины — закладываются у нас до девятилетнего возраста. От этого никуда не деться, господа, я это знаю по себе: приехав в США 32 года назад, я все эти годы пытался перековать свои совковые мечи на американские орала, но ничего из этого не вышло. И каждый раз, когда приезжаю в Россию, я вижу, что ни у моих сверстников, ни у следующего поколения, которое до двадцати лет росло в совковых психологических ориентирах, тоже из этой перековки ничего толкового не получается. Только митинг на проспекте Сахарова показал мне, что вот оно, новое русское поколение «Фейсбук»! Cредний возраст пришедших на этот митинг был, по моим прикидкам, 25 лет. Конечно, какие-то мастодонты моего и следующего за мной поколения там тоже были, но главное достижение этого митинга — не лозунги и речи выступавших, не их требования и воззвания, а то, что новое, послесовковое поколение 20—25-летних впервые увидело друг друга и ощутило, что они — масса, причем энергетическая! И уже — почти критическая.

А теперь, как говорят в Америке, I have news for you, то есть позвольте довести до вашего сведения: это они, 20–25 летние, в грудном возрасте вышедшие из тьмы совково-египетской и выросшие более-менее свободными людьми в дикой пустыне новороссийского Клондайка, — именно они потащат Россию в эру информатики. И неважно, что их всего несколько процентов от общей численности населения. Огромную и неповоротливую баржу тащит по реке крошечный буксир. Вот и по реке Истории баржу по имени «Россия» придется тащить этому новому поколению. Но Боже ж мой, как тяжело им придется! Часть из них отсеется в нашистов, фашистов и прочий неформат. А на остальных будут висеть, как кандалы, балласт и «испанские сапоги», все остальные сто миллионов совков, которые не хотят и не могут перестроиться под новую эру. Немедленно забрать все у богатых и раздать бедным — вот их девиз и требование к любой власти. Грабь награбленное! Захвати Уолл-стрит! Отними нефть у Абрамовича, золото у Прохорова, никель у Потанина, калий у Рыболовлева, ну и так далее до конца списка «Форбса».

Я не защищаю ни Абрамовича, ни Потанина — чур меня! Еще в 1998-м я чуть ли не первый предложил им поделиться с народом тем, что с барского плеча отломил им Ельцин от России. Многих из тех, кто тогда не внял, — «одних уж нет, а те далече»... Но дело не в тех, кто и сегодня остался при своих нефтяных, золотых и калиевых активах. А в том, что, даже отняв «награбленное», никто из отнимающих еще никогда на этом не разбогател и даже не прожил. Даже когда Джон Кеннеди стал «мягко» отнимать у состоятельных и по системе вэлфера раздавать люмпенам, то чем это кончилось? Нет, вовсе не тем, что люмпены использовали эти пособия для поисков работы, переквалификации или создания своего бизнеса. Отнюдь! Они стали армией тунеядцев, которые требовали себе все больших пособий и образовали целый класс паразитов.

Голодному, как известно, нужно давать не рыбку, а удочку. Не бесплатные продовольственные талоны, а орудия-навыки заработка на пропитание. И не ваучеры, а освобождения от налогов, удушающих предпринимательство и процветание.

Но — мы родом из детства! И потому совок, выросший в совковой образовательно-морально-психологической системе, не может и не хочет освоить никакую удочку не только эпохи информатики, но даже эпохи перехода от дикого капитализма к цивильному бизнесу. И этот совок будет еще лет двадцать гирями болтаться на ногах нынешних 20- и 10-летних и тянуть Россию в ее совковое прошлое.

И вот теперь главный вопрос: а на чьей стороне Кремль? Неужели на стороне 20-летних, которым история отвела роль (или миссию, или послушание) вытащить Россию из стойла дойной сырьевой коровы в компьютерные сети мировой информатики? Но — каким образом? Может ли Путин — при всем его физическом здоровье, дзюдоистской хватке и опыте ручного управления — вытравить из себя наше совково-психическое форматирование? Разве созданные при нем черные дыры государственных корпораций, которые производят падающие «глонассы», не говорят ему, что это бизнес-инструменты даже не прошлого, а позапрошлого века? И, в конце концов, что такое нынешняя пресловутая российская коррупция, как не торжество психологии стародавнего чиновного рвачества и распила в первую очередь государевых средств?

Нынешние государевы чиновники — даже самые молодые, даже, упаси меня Боже, помощники президента — все из совковых школ и институтов. Они если и пользуются Интернетом и «Твиттером», то не как способом раздачи населению удочек и инструментов психологической адаптации к новому времени, а как электронной игрушкой.

Но История — очень упрямая дама. Уж если она запрягла поколение 20-летних перейти пустыню, то какие бы староверы ни тянули этих ребят назад в совковое рабство, они, как пассионарии, выполнят свою миссию. Потому, я думаю, Павел Глоба и предрекает, что март этого года пройдет более-менее спокойно (то бишь Путин станет, конечно, президентом), но уже осенью Россию ждут серьезные потрясения, только после которых страна сделает рывок в будущее. Иными словами, если ново-мартовский Кремль не сможет резко, круто переродиться и встроиться в психологию эры информатики и нового поколения, то конфликт власти с этим поколением созреет очень быстро — от марта к новому роковому Октябрю. (И то же самое в США — если Барак Обама срочно не «въедет» в заповеди Кийосаки, США в этом году тоже ждет красный Октябрь.)

И это не мои или Глобы фантазии, а реальность, основанная на теории автора книги «Богатый папа, бедный папа», которому, я думаю, впору писать новую книгу «Богатый президент, бедный президент». Потому что — и я тому свидетель — богатый президент — это Рональд Рейган, который своей рейганомикой на три года снял налоги с малого бизнеса. То есть, в точном соответствии с практикой Кийосаки и других успешных бизнесменов, себе-государству платил в последнюю очередь — и тем самым обеспечил Америке рывок из картеровского банкротства в экономическое могущество. А бедный президент — это Барак Обама, который все пыжится поднять налоги, то бишь отнять у богатых, раздать бедным и чиновникам и тем самым обеспечить себе голоса на выборах. При нем в Америке даже появился новый термин — нянька-государство, и эта нянька настолько теперь опекает всех нас, что недавно даже приняла закон, при какой температуре нужно жарить гамбургеры.

И все-таки... Если 70-летний Рональд Рейган сумел из простого голливудского актера и профсоюзного босса переродиться в государственного бизнесмена, то можем ли мы надеяться, что — во избежание нового российского Октября — на то же перевоплощение способен Путин?




Партнеры