Оппозиция вошла в период застоя

21 марта 2012 в 15:22, просмотров: 871

Протестная активность пошла на спад. Прошедшие после президентских выборов митинги оппозиции, в сравнении с акциями на Болотной площади и проспекте Сахарова, оказались менее масштабными и по численности, и по выдвигаемым требованиям. Эксперты, анализируя причины неудач оппозиции, считают, что власть на этот раз полностью переиграла оппозицию, не сумевшую заинтересовать протестные массы.

Оппозиция вошла в период застоя

 В некотором смысле, митинги под лозунгом "За честные выборы", прошедшие в декабре 2011 и феврале 2012 годов, стали в некотором роде уникальными, поскольку собрали не только активистов большинства оппозиционных движений, но и людей, прежде в протестных мероприятиях участия не принимающих.

 
"Достаточно большое количество людей, которые вышли на митинги, показали, что средний класс не хочет и не собирается выглядеть пассивной группой, - говорит директор Фонда исследований проблем демократии, член Общественной палаты РФ Максим Григорьев. - Эти люди активно заявляют, что они хотят участвовать в принятии тех или иных решений, и требуют к себе уважения. И это среднему классу, на мой взгляд, удалось", - считает политолог.
 
Это проявилось и в особенностях проведения президентских выборов, которые постарались сделать прозрачными настолько, насколько это вообще возможно, оснастив избирательные участки веб-камерами, создав благоприятные условия для деятельности наблюдателей. Позитивно были восприняты и инициативы по изменению партийного законодательства, предоставляющего возможности для регистрации политических партий чуть ли не в уведомительном порядке. На подходе возвращение прямых выборов глав регионов и порядок избрания депутатов Госдуму и членов Совета Федерации.
 
Власть умело выстроила свою тактику и в отношении массовых мероприятий оппозиции. "С одной стороны не препятствовала и не разгоняла, - если бы препятствовала и разгоняла, это вызвало бы встречную ненависть, - с другой, по отношению к тем, кто нарушал милицейские инструкции, насилие применялось. Но применялось на, так сказать, легитимной территории. Вот - есть приказ милиции, если вы его выполняете, никаких проблем нет, право на свободу митингов полностью соблюдено, если вы его не выполняете - у вас возникают проблемы. Таким образом, насилие есть, но насилие, не раздражающее большинство митингующих. Насилие, оправданное в пределах легитимного поля", - поясняет политолог Леонид Радзиховский.
 
Одним словом, основная часть митингующих получила то, что хотела, и протестный потенциал на данном этапе оказался исчерпан. И более того, вряд ли оппозиция сможет использовать его ещё раз.
 
"Всякое движение или расширяется, или сжимается. Стоять на месте оно не может. Поскольку ни одного результата они (лидеры оппозиции - ред.) не добились, поскольку ни одного лозунга, который реально зацеплял бы людей, они предоставить не смогли, поскольку даже минимального продвижения вперед, на миллиметр, у них не получилось, то вполне естественно, что люди стали испытывать большое разочарование", - считает Л. Радзиховский.
 
Директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий, в свою очередь, обращает внимание на то, то лозунг "за честные выборы" означал не столько недовольство именно итогами голосования, сколько недовольство целым рядом других общественных явлений – экономических, социальных, политических и т. д. Проще говоря, честные выборы были только поводом, который оппозиция превратила в единственную свою цель. "Когда выясняется, что, с одной стороны, вы предлагаете цель, которая людям не очень важна, а с другой – вы еще и не предлагаете, как реально этой цели достичь, и все понимают что то, что вы делаете, к достижению не приведет, то естественно, вы теряете авторитет, влияние и поддержку", – объясняет он.
 
Кроме того, добавляет эксперт в области социальных движений, оккупировавшие трибуну митингов главные действующие лица оппозиции полностью "удушили" общественное движение, оказались препятствием для его развития. "Совершенно очевидно, что те, кто выступал в качестве лидеров протеста, были в отношении к протесту такими же точно узурпаторами, как, с их точки зрения, власть была по отношению к обществу в целом. И даже может быть в большей степени, потому что поддержка власти в обществе все равно была выше, чем поддержка оппозиционных лидеров среди их же собственных сторонников", – говорит Б. Кагарлицкий.
 
Вызывает раздражение и обилие политиков на трибуне, заявляющих о своей непримиримой позиции в отношении к власти, и выступающих из года в год с одними и теми же тезисами. "У нас возникла очень смешная ситуация, когда оппозиционная деятельность становится профессией, причем профессией настолько органичной для человека, который ею занимается, что больше всего человек боится взять власть или даже оказаться приближенным к власти. Оппозиционная деятельность стала своего рода образом жизни, причем очень неплохо оплачиваемым", – поясняет столь парадоксальную ситуацию Борис Кагарлицкий.
 
Исходя из этого, эксперты крайне скептически оценивают дальнейшие перспективы оппозиции. И в первую очередь это связано с её лидерами, которые в очередной раз оказались не способны воспользоваться благоприятной ситуацией. И в этом плане заявление лидера Левого фронта Удальцова-Тютюкина вывести в мае в Москве на марш миллион человек, выглядит просто смешно. "Если вначале собрали 100 тысяч, потом дело дошло до 10 тысяч, и эти 10 тысяч говорят, что в следующий раз выйдут миллионы - это очень странно. Сказать можно что угодно, хоть миллиарды, но откуда они их возьмут?" - задается вопросом Леонид Радзиховский.



Партнеры