Что делают и чего не делают США для поддержки гражданского общества

Мы не дали ни цента организаторам демонстраций в России. Мы не будем делать этого и в будущем

26 марта 2012 в 18:55, просмотров: 15278
Что делают и чего не делают США для поддержки гражданского общества
фото: Александр Астафьев

В последнее время я чуть ли не ежедневно вижу по телевидению, в газетах или в Интернете заявления о том, что Государственный департамент США финансирует то одно, то другое. От имени администрации Обамы я уже не раз заявлял нашу позицию: мы не финансируем политические партии, движения, организации и политических лидеров и не вмешиваемся во внутреннюю политику России. Однако, учитывая сохранение интереса к этой теме, я решил подробнее рассказать о том, ЧТО мы поддерживаем и чего мы НЕ поддерживаем.

Уже более двух десятилетий правительство США сотрудничает с десятками российских министерств и ведомств и оказывает поддержку неправительственным организациям во имя достижения целей, которые являются общими для наших двух стран. Госдеп США, Агентство международного развития (АМР) США, Министерство здравоохранения и социальных служб, Служба национальных парков, Министерство юстиции, Министерство внутренней безопасности и Федеральное бюро тюрем США успешно сотрудничают с их российскими коллегами по все более широкому кругу вопросов, от охраны тигров, борьбы с лесными пожарами, незаконными лесозаготовками и киберпреступлениями до профилактики распространения полиомиелита в Средней Азии. В результате этой работы наш мир становится благополучнее и безопаснее. Кстати, я впервые встретился с Владимиром Путиным весной 1991 года, когда я работал в Национальном демократическом институте, а он работал в мэрии Санкт-Петербурга с мэром Анатолием Собчаком. Тогда мы обменивались опытом взаимодействия между городским законодательным собранием и исполнительной властью при выработке и принятии городского бюджета.

Программы обменов, финансируемые США, помогают россиянам и американцам вместе искать решения общих для нас проблем. По этим программам в США побывали десятки тысяч российских госслужащих, сотрудников правоохранительных, налоговых и финансовых органов, офицеров Министерства обороны, специалистов сферы здравоохранения, прокуроров и судей, муниципальных служащих, лидеров гражданского общества и женского движения, владельцев малых предприятий, представителей молодежи и депутатов Государственной думы. Среди участников наших программ — министр природных ресурсов Юрий Трутнев, министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова, министр экономического развития Эльвира Набиуллина, глава Президентского совета по развитию институтов гражданского общества и правам человека Михаил Федотов и многие губернаторы. Благодаря программам обменов мы можем многому научиться друг у друга или по крайней мере можем лучше понять друг друга.

Кроме того, мы работаем над укреплением партнерства между американскими и российскими организациями гражданского общества и оказываем поддержку российским инициативам, направленным на развитие активного гражданского общества. Мы финансируем американские НКО и предоставляем гранты российским организациям напрямую. При разработке наших программ мы консультируемся с российскими правительственными и неправительственными специалистами, в том числе с Общественной палатой, Советом по правам человека, региональными и местными властями. Некоторые из наших программ заключаются в оказании технической помощи и обучении, по другим предоставляются гранты, третьи — например, одна из программ фонда «Евразия» — помогают развивать сотрудничество между американскими и российскими организациями гражданского общества. Работая с российскими неправительственными партнерами, мы добились прогресса в таких разных областях, как профилактика ВИЧ-СПИДа, борьба с легализацией средств, полученных преступным путем, охрана окружающей среды, борьба с коррупцией, охрана здоровья матери и ребенка, микрофинансирование, уважение прав человека и укрепление верховенства закона.

Администрация Обамы также способствует взаимодействию между государством и гражданским обществом. В частности, многие рабочие группы Российско-американской двусторонней президентской комиссии, созданной президентами Медведевым и Обамой, привнесли в свою работу негосударственную, общественную составляющую. Мне самому довелось поучаствовать в развитии сотрудничества между активистами гражданского общества России и США, когда я был сопредседателем Рабочей группы по гражданскому обществу. Я с удовольствием наблюдал, как гражданские активисты обсуждали с представителями своих стран и друг с другом вопросы борьбы с коррупцией, эксплуатации детей, проблемы миграции и проблемы в пенитенциарной системе, с которыми сталкиваются обе наши страны. В июле 2009 года в Москве я был свидетелем того, как президент Обама выслушивал критику в свой адрес со стороны руководителя одной из российских общественных организаций Юрия Джибладзе за слишком медленный прогресс в вопросе о закрытии Гуантанамо. При этом конференция, на которой это происходило, финансировалась американским фондом — и это нормально.

Теперь о том, чего мы точно не делаем. Несмотря на многочисленные обвинения в обратном, США не оказывают поддержку отдельным политикам, политическим движениям или партиям. Правительство США не дало ни цента организаторам недавних демонстраций в России. Мы не будем делать этого и в будущем. Это — политика администрации Обамы, и как представитель президента здесь я буду обеспечивать неукоснительное следование этой политике. Наши усилия направлены только на поддержку внепартийных, независимых организаций и содействие становлению лидеров гражданского общества, что, как мы считаем, не ослабляет, а только укрепляет Россию.

Сейчас США сокращают финансирование программ в России. Например, в 2008 году АМР США потратило в России более 31 миллиона долларов на программы, связанные с гражданским обществом. В этом году мы рассчитываем потратить чуть более 24 миллионов — тенденция очевидна. Но партнерство с гражданским обществом нуждается в дальнейшей поддержке.

Именно в этом расширенном контексте следует понимать идею администрации Обамы предоставить 50 миллионов долларов в виде дара новому фонду гражданского общества. Это позволит ежегодно выделять 2–3 миллиона долларов на поддержку внепартийных НКО. Источником средств для фонда станут активы бывшего Российско-американского инвестиционного фонда. Активы этого фонда уже использовались в 2006 году для создания Российско-американского фонда экономического развития и верховенства права. Новый фонд дополнит растущую в России поддержку гражданскому обществу со стороны граждан, корпораций и государства. Впервые мы предложили эту идею Конгрессу США в октябре 2011 года, но конгресс пока не одобрил этот проект.

Поддержка гражданского общества из-за рубежа — распространенное явление во всем мире, в том числе и в США. Мы приветствуем как финансирование наших НКО иностранцами, так и работу иностранных НКО в Америке. Мы также приветствуем финансирование из-за рубежа наших образовательных учреждений и образовательных обменов — ведь они обогащают нашу культуру и помогают взаимопониманию. В свое время я тоже получил иностранную стипендию — английский фонд Rhodes Trust предложил мне финансовую поддержку для учебы в Оксфорде. А моя жена несколько лет назад работала над программой Фонда по предотвращению насилия в семье, который получал деньги из Японии.

Кстати, российское государство, частный бизнес и различные фонды тоже финансируют проекты в США. Например, в Нью-Йорке находится российская НКО Институт демократии и сотрудничества, цель которого — «содействие демократии во всем мире и развитию российско-американского диалога по широкому кругу вопросов». Россия финансирует вещающий в США телеканал «Раша тудей», фонд «Русский мир», предоставляет финансовую помощь американскому Институту Кеннана и Центру сценических искусств имени Джона Кеннеди. А российская программа стипендий «Альфа» финансирует годовые стажировки в России для начинающих американских и английских руководителей. Я думаю, что эти инициативы полезны для американского общества, поскольку способствуют развитию диалога по общественно значимым вопросам и культурному обмену. Даже если иногда российские организации, о которых идет речь, не поддерживают политику и действия администрации Обамы.

Разумеется, работа зарубежных организаций в США регулируется законами, точно так же, как и работа американских организаций в России. И мы считаем, что чем прозрачнее эта деятельность, тем лучше. Вот почему администрация Обамы — через свою инициативу по обеспечению открытости в работе государства — настаивает на большей прозрачности для всех американских ведомств и их партнеров. В Интернете сейчас можно найти подробную информацию о бюджетах и деятельности Госдепа США и АМР США, а также Национального фонда в поддержку демократии. Мы продолжаем работу по повышению прозрачности в работе правительства и хотим сотрудничать с Россией и в этой области.

Надеюсь, мне удалось внести ясность в вопрос об американской поддержке российского гражданского общества. Пора перестать распространять мифы на эту тему и начать конструктивный разговор, основанный на фактах. То, что президент Обама сказал в июле 2009 года во время визита в Москву, не утратило своей актуальности и сегодня: «Америка хочет, чтобы Россия была сильной, миролюбивой и процветающей». Открытое и конструктивное обсуждение вопросов, которые я затронул в этой статье, поможет нам в достижении этой цели.

Майкл Макфол, посол Соединенных Штатов Америки в России



Партнеры