Цензура без головы

Как в Китае «корректируют» память о событиях на Тяньаньмэнь

12 июня 2012 в 17:09, просмотров: 2021

Что делает обычно цензура? Трафаретный ответ гласит: свирепствует, закручивает гайки и т.д. в том же роде. А что делает цензура, когда теряет голову? Никогда не догадаетесь. Она запрещает слово «сегодня»! Возьмем, к примеру, «сегодня», павшее на понедельник, 4 июня. В то «сегодня» акции на фондовой бирже Шанхая упали на 64,89 пункта. Казалось бы, плохая новость. Но китайские блогеры приветствовали ее. Например, в одном блоге говорилось: «Я хочу поздравить всех биржевых трейдеров!» Автор другого блога восклицал: «Быть может, Бог и вправду существует?!»

Цензура без головы
фото: PhotoXPress

Что же произошло? Почему все с ума посходили? Дело в том, что в тот день исполнилась очередная годовщина со дня побоища на пекинской площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Как видите, совпали две цифры: 89 сотых и 89-й год. Более того, индекс, открывший в то «сегодня» торги на Шанхайской бирже, выглядел так: 2346,98 пунктов, то есть те же 89 пунктов, но только наоборот. Что за чертовщина?!

Чертовщина или не чертовщина, но хозяева Поднебесной немедленно бросили свои цензурные полчища на блогосферу. Цензура сбилась с ног и одновременно потеряла голову, как всадник у Майн Рида. Были заблокированы все упоминания о трагедии, произошедшей 23 года назад. Но это было еще «в порядке вещей». Далее началось умопомрачение. Были заблокированы поиски в Интернете на слова и словосочетания «денежный рынок», «Шанхайская биржа», «Шанхайская фондовая биржа», «индекс» и куча других биржевых терминов. Было наложено вето на цифры 89 и 98. Поскольку день 4 июня был отмечен демонстрацией в парке Виктория в Гонконге, а участники демонстрации были одеты в черное и держали зажженные свечи, табу цензуры распространилось и на «Викторию», «черные одежды», «свечи» и, наконец, на «сегодня». До этого не додумался даже Джордж Оруэлл в своем «1984».

Я поинтересовался у экспертов, возможно ли специально вырулить биржевые индексы на цифры 89 и 98. Единогласный ответ гласил: «нет». Даже в том случае, если бы имел место заговор всех без исключения биржевых маклеров, дилеров, трейдеров и так далее. Индексы Шанхайской биржи калькулируются путем сложения рыночной капитализации сотен различных стоков акций, которые затем конвертируются в индексы, основанные на цену 100 акций времен 19 декабря 1990 года. Поди вырули! Тем не менее, как сообщают, грядет расследование деятельности Шанхайской биржи.

Магия цифр и дат вполне в сфере китайской культуры, отличающейся большой долей предрассудков. Вспомним хотя бы, когда стартовали Олимпийские игры в Пекине — 8 часов 8 минут вечера 8 августа 2008 года. Сплошные восьмерки! Дело в том, что цифра 8 в китайской нумерологии считается благоприятствующей.

Поминальная церемония в Гонконге собрала в парке Виктории, равном шести футбольным полям, 180 тысяч человек. Людское море выплеснулось и на другие парки города. Участниками манифестации были в основном молодые люди 20-летнего возраста. (Раньше большинство манифестантов состояло из людей 40-летнего возраста и выше.) Отнюдь не исключено, что китайская цензура наложит запрет на слово «молодежь» и цифру «20». Всадники без головы не видят, кого рубят своими цензурными шашками.

Каждый раз с приближением очередной годовщины тяньаньмэньского побоища китайские власти бросают в бой против исторической памяти своего народа не только цензурных шавок, но и полицейских доберманов. В этом году, как и в прошлых, за несколько дней до памятной даты были задержаны или посажены под домашний арест многие диссиденты. (Их число не называется.) Местные власти пекинского Восточного округа Тонгчоу приняли следующие меры, согласно их сайту: «С 31 мая до 4 июня включительно будут приведены в действие системы военного времени. Волонтеры сил безопасности, носящие красные нарукавные повязки и организованные по местным отделениям, будут на посту и будут патрулировать».

Как всегда, первой жертвой «системы военного времени» стала правда. Недаром цензура идет впереди танков и пехоты. И даже впереди «волонтеров сил безопасности». Но общество, подвергающее цензуре слово «сегодня», не имеет завтра.

Мэлор СТУРУА, Миннеаполис.




Партнеры