Пропасть между «элитой» и «быдлом»

Как в нее провалилась интеллигенция

1 июля 2012 в 17:36, просмотров: 17538

Ах, Европа!.. «Земля обетованная» для нынешних противников «антинародного режима». Там тебе и сменяемость власти, и права человека, и законность, и комфорт проживания. Европейский социализм! Ну, например, в Норвегии. Такая же нефтяная провинция, как и Россия, а признана ООН самой благополучной страной в мире.

Пропасть между «элитой» и «быдлом»
фото: Геннадий Черкасов

Как же это у них получается?..

Да очень просто. Социальная ориентация государства определяется не тем, что в Конституции нарисовано (это я про Россию), а справедливым распределением результатов труда, полученных в экономике. Соотношение доходов богатых и бедных в Норвегии равно 6,1. А вот в России «коэффициент фондов», т.е. отношение доходов 10% самых состоятельных граждан к доходам 10% самых обездоленных, составляет 16,3. Напомню, что в 2000 году, когда Владимир Путин начинал свое правление, это число было 13,9.

Ну а теперь о задушевных мечтах отечественного «правящего класса». Разговариваю с главой депрессивного сельского района. Население — 13 тыс. человек, все более-менее работящие мужики — в Москве, в гастарбайтерах. Говорю главе, что наша власть должна начать с себя, и потому дифференциация доходов внутри бюджетного учреждения не должна различаться во много раз. Ну не может быть общих целей, общих смыслов и просто взаимопонимания между людьми, труд которых государство ценит столь разно. Жизнь у всех одна, и время человеческого бытия одинаково неповторимо и у чиновника, и у тракториста.

В ответ районный начальник мне выдал следующее: «А я вот читал статью одного политолога, и он доказывает, что человек с уровнем моих полномочий и компетенций должен получать не менее 200–300 тыс. рублей».

Таковы притязания главы района. Что же думают о вознаграждении за свои «компетенции» областные чиновники, губернаторы, министры и пр.? Я уж молчу про целый выводок вице-премьеров. «Кто более матери-истории ценен?» Похоже, наши чиновники на полном серьезе считают, что их денные и нощные бдения о нашем благе должны вознаграждаться в двести раз выше, чем тяжелый труд доярки, тракториста, водителя. Хотя в отличие, допустим, от шофера, «рулят» они исключительно бумажками и ничем, как показывает наша жизнь, не рискуют. Разве депутаты Госдумы или члены Совета Федерации ответили рублем хоть за один «бракованный» закон? Не бывало такого.

Но откуда эта шальная мысль — о своей сверхценности для общества — залетела в головы наших управителей? Она пришла от гуманитарной интеллигенции, формулирующей и распространяющей смыслы («я читал статью одного политолога»). Любопытная тенденция: российские медиа постоянно муссируют словосочетание «средний класс» и — чуть реже — слово «элита». То есть подразумевается, что общество у нас поделено на касты. Их три: «элита», «средний класс» и «быдло». Четвертая каста — «гастарбайтеры», т.е. рабы из Средней Азии. Фактически — аналог «неприкасаемых» в Индии, которые, как мы помним, являлись зависимыми работниками в чужих хозяйствах или занимались уборкой мусора.

В этой ежедневно проводящейся с помощью нашей гуманитарной интеллигенции идеологии есть что-то фашистское, антигуманное, антихристианское. Все это очень далеко от тех вершин духа и мысли, которые были свойственны русской литературе XIX века. Гоголь с «Шинелью», Достоевский с «Униженными и оскорбленными», Некрасов с «Кому на Руси жить хорошо»... Ну а Лев Толстой — тот вообще в конце жизни от собственности отказался! Жаль, нет сегодня у нас такого Льва, который бы указал церковным деятелям, что негоже жить в роскоши в вымирающей стране. И не только указал, но и сам бы следовал своим словам.

Великая русская литература формировала образ и идеал иного социального строя и нового человека. В этой конструкции будущего трудящийся не именовался «быдлом», а рабство не считалось нормой жизни. Русские гении прямо и беспощадно говорили о глубине противоречий между ростом богатства и ростом нищеты. Образ иной реальности, явленной в слове, подхватывали художники, музыканты, политики.

Революционные потрясения ХХ века, Гражданская война, террор, голод, репрессии, Великая Отечественная — неисчислимыми жертвами было заплачено за то, чтобы этот гуманистический идеал, пусть в несколько ином образе, чем виделось нашим классикам, был приближен к реальности. Чтобы жизнь человеческая ценилась не по сословию, к которому принадлежит гражданин, а по вкладу, который он вносит в общество.

И не потому ли в эпоху капиталистического реванша — в 1991–1993 гг. и в последующее время — именно литература и писатели оказались в самом выброшенном на обочину жизни положении? Не потому ли вытесняются уроки словесности из школьного курса и придуман ЕГЭ, чтобы юношество не думало, не размышляло и не сравнивало в школьных сочинениях образы минувшего и настоящего? Потому что если разбирать все подробно, то в геополитической войне потерпел поражение не только СССР, но и вся русская гуманистическая литература XIX века. Это она в «новом мировом порядке» оказалась неактуальной. Не туда вели, мол, человек человеку волк. А значит, сама память о Достоевском и «слезинке ребенка» противна тем, кто готов ради набивания своего кармана положить миллионы жизней на алтарь дикого капитализма.

Вот почему, по мысли нынешних политконструкторов, сочинения классиков следует заслонить пиаром «писателей-говноедов» и литераторов-матерщинников. В надежде, что образы, заложенные в подсознание народа этими «творцами», сработают. Ну а «элита» должна усвоить: «вся власть от Бога», ресурсов на всех не хватит, живем один раз, после нас хоть потоп, да здравствует гопак на крейсере «Аврора»!..

Но все меняется. В нынешнем протестном движении писатели снова во главе масс. Прекрасно! Но куда они ведут людей? Каков их идеал? Чего они хотят? Неужели мечтают об устроении общества по социалистическому образцу? Ну, допустим, чтобы доходы бедных и богатых граждан не различались более чем в 6 раз (как в Белоруссии или в Германии)? Но не странно ли, что кумиром наших литераторов является скороспелый миллиардер Михаил Прохоров? Разве он хочет стать беднее? Почему же этот новоявленный Франциск Ассизский до сих пор не отказался от своих нажитых непосильным трудом в норильских рудниках сокровищ?

Или еще один любимец писательской публики — жертва «режима» Михаил Ходорковский. Он что, тоже готов «лечь на рельсы», чтобы сократить трагический разрыв между «элитой» и «быдлом»? Наверное, именно для этой цели он и стал богачом номер один в России...

В результате лозунг «За честные выборы» сегодня лично для меня выглядит так, будто одна олигархическая группировка хочет сменить другую. Кстати, часть оппозиционеров постоянно укоряет Путина за социальные траты. То есть, надо полагать, после «честных выборов» никаких расходов на «быдло» не предвидится? А чего же тогда нам ждать? Где образ будущего, нарисованный нашими литераторами? В чем он? В проекции «Дома-2»? Или в книге Лимонова «Другая Россия»? Где духовные искания, пространство больших идей, дерзость и высота духа? И вообще, что Россия как великая литературная держава готова предъявить миру? Какую духовную программу? Пародийные стихи и псевдоисторические романы?

Лев Толстой — зеркало русской революции. А мы?

Денежные премии, пиар, катания за бюджетные деньги по заграницам (удивительно, но в делегациях постоянно фигурируют «протестные писатели», что наводит на мысль об их дружеской близости своим «врагам») — вот и вся нынешняя литература. Она, увы, ничуть не лучше власти. И ничто пока не предвещает, что новые госуправленцы, избранные с помощью «честных выборов», с такими «совестями нации» будут гигантами мысли и светочами духа. И уж тем более — что жизнь народа в результате станет богаче и свободней.

Духовной революции пока не произошло. Зато духовное поражение русской интеллигенции — очевидно. Что ж, нам не привыкать, поборемся. От рабства к свободе: дубль два.



Партнеры