Страна запретов

Злоба дня

16 июля 2012 в 18:26, просмотров: 10049
Страна запретов
Рисунок Алексея Меринова

Какие только причудливые формы не принимает работа политического обозревателя! Иногда мне, например, так и хочется надеть белый халат, нацепить на себя стетоскоп и начать раздавать диагнозы направо и налево.

Осенью 2001 года в момент образования партии «Единая Россия» я поделился с почтеннейшей публикой на этих же газетных страницах вот каким «медицинским открытием»: наша общественная жизнь страдает от страшного политического недуга — президентофилии. И вот по прошествии почти 11 лет я готов поставить еще один диагноз. Из-за отсутствия надлежащего лечения нездоровая любовь к президенту развилась и дала осложнение в виде запретофилии — мании запрещать все, что движется, летает и ползает вокруг.

Честно говоря, я надеялся, что жаркое июльское солнце вперемешку с ливнями несколько купирует развитие болезни. Мне казалось, что после бодрой весенней сессии Государственной думы предметов для запретов просто не осталось. Как я же ошибался! Видимо, июльская погода действует на бациллы запретофилии противоположным образом — способствует их неестественно быстрому росту.

Вам кажется, что я голословен? Тогда вот вам краткий неполный список предлагаемых новых запретов на первый рабочий день этой недели. Некие озабоченные граждане требуют обязательной юридической регистрации волонтерства. Хочешь помочь каким-либо пострадавшим? Получи сначала бумажку. И помни: без бумажки ты букашка — и лишь с бумажкой волонтер!

Другие, не менее озабоченные, граждане требуют присвоить статус иностранного агента любому СМИ, которое так или иначе финансово связано с заграницей. Третьи (самые озабоченные) господа предлагают дать думской комиссии по этике право исключать народных избранников из дружных депутатских рядов даже за самую мелкую провинность типа прогула парламентского заседания.

И обратите внимание, любимые сограждане: эти строки я пишу в понедельник. А ведь в неделе есть еще и вторник, и среда, и еще четыре дня. Интересно, какие новые остроумные запретительные идеи они нам принесут?

Ну что я вам могу сказать, уважаемые господа, пока в нашей стране не запретили риторические вопросы? Налицо рецидив некогда хорошо известной в России политической болезни. Некоторые представители нашего старшего поколения в детстве справляли новый год без елок — они одно время были запрещены как «буржуазный предрассудок».

Еще хуже пришлось жителям Российской империи во времена правления блаженной памяти государя Павла I. Тот запретил ношение жилетов, вальс, выезд молодых людей на обучение за границу, импорт иностранных книг, круглые шляпы. Вместо запрещенных слов «отечество» и «гражданин» было велено употреблять слова «государство» и «обыватель». Еще император Павел законодательно регламентировал время вечернего тушения светильников в частных домах, форму экипажей извозчиков в Санкт-Петербурге и прочая и прочая.

Поэтому давайте порадуемся, уважаемые господа! Давайте порадуемся, что мы живем не при Павле I! Но должен констатировать: учитывая, что на дворе сейчас уже не 18-й, а 21-й век — у императора Павла Петровича в нашей стране более чем достойные продолжатели. Весь цивилизованный мир сейчас живет по принципу «разрешено все, что не запрещено». Мы же пятимся назад, в тот светлый новый мир, когда для поездки в Болгарию требовалось разрешение комиссии старых большевиков из райкома.

Конечно, комиссии первичных организации партии «Единая Россия» по вопросу разрешения поездок за границу нам, скорее всего, не грозят. Самые главные сторонники свободных вояжей за кордон — это представители нашей высшей политической элиты. Не верю я и в воплощение в жизнь большей части других выдвигаемых сейчас запретительных идей. Например, сделать всевластной думскую комиссию по этике — значит официально приравнять наш парламент к президиуму верховной народной ассамблеи Северной Кореи.

Но сам факт, что это на полном серьезе обсуждается в российском публичном пространстве, меня глубоко тревожит. Это означает, что «пациент» — наша политическая жизнь — страдает от запредельно высокой температуры и, как следствие, бредовых видений.

И еще меня очень беспокоит будущее. Политика почти всегда функционирует по принципу маятника. Если мы сейчас чересчур далеко зайдем в плане запретов, то на следующем этапе исторического развития мы можем удариться в противоположную крайность. Лозунгом дня могут стать слова символа молодежных волнений 1968 года во Франции Жан-Поля Сартра: «Запрещено запрещать!» А анархия, как россияне уже не раз убеждались, это отнюдь не мать порядка.

Запреты — неизбежный атрибут любого государства. Но государство обязано использовать этот мощный политический инструмент продуманно и ответственно. То, что мы сейчас видим, — чистой воды кампанейщина. Политические болезни надо лечить, а не делать их своим знаменем.





Партнеры