Хроника событий Американские сенаторы одобрили законопроект об электронной слежке Экс-сотрудник американских спецслужб Сноуден заявил, что не является русским шпионом Сноуден назвал закон о запрете анонимайзеров трагическим "нарушением прав человека" Американская «Победительница реальности» получила славу как «Сноуден в юбке» Сноуден увидел символизм в словах Меркель о судьбе Европы

Убежище с намордником

Эдвард Сноуден дал России шанс показать Америке фигу на самом высоком моральном уровне. Почему же Россия тянет?

15 июля 2013 в 13:24, просмотров: 14653
Убежище с намордником

Представьте себе: прилетает в Москву американец. Беглый сотрудник американской спецслужбы, которого в Штатах хотят посадить, потому что он передал в прессу секретные материалы о том, как разведка США шпионит в Интернете за собственными и чужими гражданами, за государственными информационными потоками как не очень дружественных, так и союзных держав. Человек, который, по словам британского журналиста, с которым Сноуден сотрудничает, обладает достаточной информацией, «чтобы за одну минуту нанести американскому правительству ущерб более серьезный, чем это удавалось сделать кому-либо до этого».

И, представьте себе, этот молодой симпатичный американец, вооруженный межконтинентальной информационной атомной бомбой, просит политического убежища в России. Тут не только Кремль и Госдума — все патриоты должны были танцевать на улице. Наконец пришел человек — доказательство тому, как американцы лукавят, когда учат Россию соблюдению гражданских прав, свободы слова, прав человека. Наконец-то Россия может взять адекватный реванш за все списки Магнитского, все унижения и нападки прошлых лет. Наконец-то может показать заокеанскому противнику огромную фигу с возвышенной моральной позиции. Герой-правозащитник, гонимый американской разведкой, ищет защиты в сильных руках суверенной России.

Однако Россия его как-то неуверенно принимает. С самого начала подчеркнуто официально держит на пороге, в транзитной зоне аэропорта «Шереметьево». Россия, как твердят ее государственные и полугосударственные пропагандисты, — единственное государство, у которой «есть яйца», чтобы идти на конфликт с Вашингтоном. Но когда в этом историческом «матче» можно реализовать «голевой» момент, медлит. Сама не предлагает гостю убежище. Превращает его пребывание в транзитной зоне, где его, правда, никто не видел, в кафкианский спектакль без конца и смысла. Владимир Путин, спичрайтеры которого в последнее время вообще сдулись, неудачно шутит по поводу Сноудена: мол, он не хочет выдавать людей типа Ассанжа или Сноудена, которые сами себя считают правозащитниками, «потому что это все равно что поросенка стричь — визга много, а шерсти мало».

Сравнение молодого американца с домашним животным, от которого пользы ноль, сразу дало понять, что президент и его окружение не очень-то уважает политических беженцев типа Сноудена. И тут сразу вспоминается, что в России очень специфическое отношение к политическому убежищу, отношение в старых советских традициях. Здесь давно привыкли, что Россия не та страна, в которую бегут, а та, из которой. Раньше советским диссидентам, а сегодня активистам оппозиции дают убежище все кому не лень: от Эстонии до Израиля. При этом никто, конечно, не выдвигает им условие «дальше не вредить» своей российской родине.

А кто сейчас бежит в Россию? Один товарищ Депардиев, жертва не политических гонений, а налогового бремени. Да и тот забегает только наездами. Правда, бывает, что в России ищут спасения редкие оппозиционеры из стран Центральной Азии. Но здесь они часто исчезают, жалуются правозащитники, чтобы потом оказаться в тюрьмах Ташкента или Душанбе... Убежище в России — понятие весьма относительное. Вспоминаются и те времена, когда НКВД расстрелял кого-то из немецких антифашистов, которые после захвата Гитлером власти сбежали из Германии в СССР. А кого-то после пакта Гитлера–Сталина даже выдали нацистам.

Короче говоря, ваши власти явно невысоко ценят политическое убежище как международный институт. Но Сноуден — это все-таки не таджик, а Путин — не Сталин. Кроме того, на этот раз и официальные представители России имеют полное право спросить у западноевропейских государств, почему те уже отказали Сноудену в убежище. И здесь вполне уместны такие слова, как «трусость» и «двойные стандарты».

Пару дней назад из Вашингтона вернулся министр внутренних дел Германии, где он якобы интересовался, чем же американские спецслужбы интересовались в немецком Интернете. А после возвращения сообщил немецким журналистам, что, мол, все в порядке, поскольку американские коллеги всегда действовали с разрешения (американских) судей. Журналисты обалдели. Ведь такими словами министр отдал личную электронную почту своих граждан под американский суверенитет. Оказывается, Сноуден в очередной раз был прав, когда говорил, что американская разведка и соответствующие немецкие ведомства «играют в одни ворота». Позор, скандал. Политологи в Германии уже гадают, сможет ли «дело Сноудена» лишить правительство Ангелы Меркель победы на парламентских выборах в сентябре. Ведь, согласно опросам, 50% процентов немцев считают Сноудена героем и только 20% — предателем. А в самих США 55% опрощенных называют Сноудена разоблачителем, предателем — 34%. Все-таки общественности на Западе жутковато от того, что big brother снова нашел лазейку, чтобы взять под контроль ее частную жизнь. И большинство западного населения выступает в этом вопросе против своих правителей.

Тем изящнее положение России. Решительные действия в защиту Сноудена гарантировали бы Путину то, чего он не дождался за последние 13 лет: сплошные аплодисменты мировой демократической общественности. Вон в Швеции уже номинируют Сноудена на Нобелевскую премию мира...

Но Москва, когда надо говорить громко, а действовать решительно, почему-то склонна к нерасторопности. Превращает ферзя в пешку, не желает получить большой куш. Видимо, боится играть в покер с американцами, предпочитает менее рискованные игры.

Вы нам список Магнитского? Мы вам — бац! — посадим Магнитского еще и посмертно. Вы нам хотите расширить список Магнитского? Мы — бац! — предоставим Сноудену политическое убежище. Хотя бы позволим ему этого убежища просить. И на всякий случай с оговоркой: мол, не обижайтесь, против вас и ваших ребят из спецслужб мы ничего не имеем, ведь по сути дела чувствуем глубокую профессиональную солидарность с ними. А Сноудену запретим вредить вам, то есть нашим коллегам из ваших спецслужб. Дадим ему эдакое убежище с намордником. И нам так поспокойнее, ведь он чем-то похож на Навального: ну как он действительно крутой хакер — и когда здесь ему станет скучно, он еще, чего доброго, возьмется за тайны наших доблестных онлайн-органов...

Действия, благодаря которым Сноуден стал любимцем левых и либералов во всем мире, в логике ваших властей — вредительство. Ведь в России считается давней традицией, что спецслужбы прослушивают телефоны своих подданных. С фразой «это нетелефонный разговор» я познакомился в Москве еще при советской власти. И давно привык к тому, что оппозиционно настроенная молодёжь пользуется западными электронными адресами — в надежде, что ФСБ да ФСО так сложнее будет читать их почту. А перед «интимным» разговором на политическую тему многие собеседники вытаскивают из мобильного не только сим-карту, но даже батарейку.

Однако, дорогие товарищи, я сильно сомневаюсь, что Сноуден, если вы дадите ему убежище, шибко заинтересуется бытом российской виртуальности. По-русски он не понимает, зато отлично говорит по-испански. Вообще он не хочет у вас долго задерживаться, а при первой возможности переедет в любимую свою Латинскую Америку.

Одним словом, дайте ему убежище наконец. Вы же, в отличие от Германии или Франции, ничем не обязаны Штатам как старому верному союзнику. Вы, в отличие от Евросоюза, не собираетесь строить единое экономическое пространство с Америкой. Она вам не нужна как рынок сбыта газа, нефти или подводных лодок. Вам не нужны ни кредиты, ни военная помощь от США. Америка вам нужна как раз как образ врага. И вы — единственная держава в мире, способная показать ей ту самую фигу. Так давайте, покажите, но не в кармане.

Или вы все-таки боитесь? Боитесь, что Обама не приедет на саммит G20? Ничего страшного, Владимир Путин тоже не прилетел на последнюю тусовку в Америку. И ничего, никто в ихнем Белом доме не застрелился, и Уолл-стрит сдержала удар. Нева не высохнет без Обамы. А если америкосы из-за Сноудена захотят бойкотировать сочинскую Олимпиаду, тоже ничего страшного, для хоккейной сборной России это, наверное, даже к лучшему... Ну что могут эти американцы? Отказаться от сотрудничества на шельфе Северного Ледовитого океана? О'кей, сами виноваты, Россия спокойно возьмет в долю норвежцев или на худой конец китайцев.

Давайте, вперед, сейчас или никогда! Справедливость и надежда всего прогрессивного человечества на вашей стороне. «Дело Сноудена», то есть ваше дело, — правое. Только дайте ему безоговорочное, полноценное убежище. Постоянное. Покажите и миру, и себе, что Россия готова защищать борца за свободу слова. Или хотя бы способна делать вид, что готова. Не дрожите перед Америкой.

Эдвард Сноуден. Хроника событий


Партнеры